Оцените материал

Просмотров: 4416

Einstuerzende Neubauten в «Б1»

Денис Бояринов · 28/04/2008
Авторитеты шумового индастриала с 28-летней историей оказались самыми прогрессивными музыкантами на Земле

©  Евгений Гурко

Einstuerzende Neubauten в «Б1»
Музыканты Einsturzende Neubauten вышли на сцену клуба с полуторачасовым опозданием. Фронтмен группы Бликса Баргельд, мужчина в элегантном костюме-тройке, первым делом извинился перед публикой, без особого ропота вынесшей и долгую паузу, и проведенный при наполовину заполненном зале саундчек, который был похож на прямое включение со стройки века. В задержке, как оказалось, были виноваты сотрудники российской таможни, задержавшие пожитки группы на границе на двенадцать часов. «Они подумали, что мы везем секретное оружие», — пошутил Баргельд. Скорее наша доблестная таможня испугалась ввоза контрафактных автозапчастей — сцена «Б1» была уставлена знаменитыми «айнштурцундовскими» музыкальными инструментами, которые участники группы самолично изготавливают из цепей, труб, пружин, прутьев и других неприспособленных для звукоизвлечения вещей. Центром этой индустриальной композиции стала ослепительно сияющая турбина какого-то двигателя весом в сотню килограммов.

Einsturzende Neubauten были основаны Баргельдом в 1980 году в западном Берлине, из-за Стены превратившемся в зону отчуждения для тех, кто хотел жить по правилам буржуазного общества, и в рай для фриков. Группа возникла скорее как концептуальный перформанс-арт-проект. Строительный мусор, электромолотки, пилы, дрели и расстроенные гитары, из которых Баргельд с друзьями извлекал невероятный шум, были нужны, чтобы протестовать против поп-музыки, примитивной и однообразной, как районы новостроек.

EN хотели разрушить сложившуюся систему — первый альбом группы носил манифестуальное название «Kollaps» (1981). Это был просто жест, в эффективность которого никто не верил. Произошло, однако, наоборот: система не только заметила бунтарей, но и попыталась присвоить их оружие себе — Nine Inch Nails, Мэрилин Мэнсон или Rammstein заработали на эстетике, открытой Баргельдом и компанией, куда больше денег, чем собственно первооткрыватели. К счастью, EN творческий процесс интересовал больше построения концепций, политической борьбы и финансовых результатов — и от альбома к альбому, от выступления к выступлению группа совершенствовала свою примитивную эстетику, постепенно превращая процесс разрушения в настоящее искусство.

Концерт EN и сейчас представляет собой аудиовизуальный перформанс, который держит внимание зала, несмотря на свою протяженность (два часа) и, в общем-то, однообразность. Музыканты Баргельда — настоящие ценители звука, которые знают, как извлечь свой голос из любого «немого» предмета. В их руках хорошо звучат, как уже было отмечено, трубы, прутья, бочки, турбины и раскрошенный пенопласт (что довольно рискованно, учитывая, сколько людей впадает от скрипа в истерику)... Заговоривший предмет становится главным героем действа (чаще всего только на одну песню) — причем для музыкантов EN важно не только, как поет, скажем, бочка, но и как выглядит процесс извлечения из нее звука. К примеру, выходя на второй бис, музыканты затеяли игру, правила которой объяснили залу постфактум — каждый наугад вытащил одну или несколько карточек с инструкцией, как себя следует вести во время исполнения следующей песни. Недоуменная публика наблюдала, как Бликса Баргельд пел по очереди в два микрофона (изображал диалог), а перкуссионист колотил по трубе, распластавшись на сцене (играл невидимо).

По сути, нынешние Einsturzende Neubauten — это сверхталантливые и сверхуспешные уличные музыканты, сродни тому парню на Пушкинской площади, который летом собирает толпу зевак, барабаня по пластиковым ведрам из-под краски. Они пользуются теми же приемами развлечения публики и даже живут по той же экономической схеме, собирая деньги напрямую с поклонников. В наше нечестное время, когда большинство концертов сводится к приплясыванию музыканта вокруг одной маленькой металлической коробочки, а высокие продажи альбомов все с большим трудом достигаются слаженной работой некоторого количества сцепленных в один механизм компаний, Einsturzende Neubauten со своими поющими турбинами выглядят чуть ли не провозвестниками новой эры — ведь ясно же, что система прогнила насквозь и ее коллапс близок. У EN есть все шансы ее пережить.

Забавно, что из безнадежной битвы, затеянной группой 28 лет назад и в какой-то момент заброшенной за ненужностью, музыканты все-таки могут выйти победителями.

Лексика сохранена

Что писали про концерт Einsturzende Neubauten в блогах

http://jerboa-d.livejournal.com/24049.html

«Единственное, что могу сказать точно — это был лучший концерт в моей жизни. Это музыка, которая делает тебя больше».

http://www.diary.ru/~Black-Moon/p42886219.htm

«Первый раз Einsturzende Neubauten я услышала в году 2000, тогда впечатления особого на меня это не произвело. На концерте было все совсем по-другому — активно жестикулирующий Бликса, нарастающая и затихающая музыка, и кто бы подумал, что из этих штуковин можно извлекать такие звуки».

http://varya-titova.livejournal.com/212460.html

«Вчера на концерте Einsturzende Neubauten мною был истрепан томик Платонова, которым я отбивала такт и аплодировала. Плотный звук. Баргельд с запредельной челкой и очень умной пластикой. Прекрасная музыка, с отточенными кульминациями и кодами. Стильная сценография, раскованность импровизаций, жесткость подачи — все это вошло в мое сердце, как нож в докторскую колбасу».

 

 

 

 

 

Все новости ›