Проблема бизнеса в этой стране состоит в том, что ты всегда должен быть готов к обороне.

Оцените материал

Просмотров: 101708

Надежда Соловьева: «Как могут быть низкими цены на билеты?»

Денис Бояринов · 09/06/2012
Глава агентства, привезшего в Россию Пола Маккартни и U2, о проблемах гастрольного бизнеса и о том, чем был расстроен Дэвид Боуи и почему они не везут Мадонну

Имена:  Алла Пугачева · Боно · Дэвид Боуи · Надежда Соловьева · Пол Маккартни · Тина Тернер · Уитни Хьюстон · Элтон Джон · Юрий Шевчук

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Надежда Соловьева

Надежда Соловьева

Офис компании SAV Entertainment в Ермолаевском переулке походит на небольшой музей концертно-гастрольного дела в России: его стены плотно завешаны афишами разных лет, часть из которых вызывает у меня приступ ностальгических воспоминаний, часть — приступ зависти, что меня там не было. Гарнитурами всех видов и размеров на афишах выбиты имена западных звезд первой величины, которых первыми привезла в Россию компания Надежды Соловьевой: Пол Маккартни, Deep Purple, Black Sabbath, Kiss, Depeche Mode, Марк Нопфлер, Дайана Росс, Тина Тернер, Бьорк и Джеймс Браун. По ним можно изучать не только историю шоу-бизнеса, но и историю афишного дизайна в России.

«Экспозиция», которая развешана по стенам личного кабинета, впечатляет еще больше — на портретах улыбающаяся Соловьева в обнимку с подтянутым Стингом, рядом с Дэвидом Боуи в блестящем дождевике. Фото со смурными «Депешами» и весельчаками из Pet Shop Boys. Блестящая трофейная коллекция: Шаде, U2, Metallica, Шарль Азнавур, Уитни Хьюстон, Майя Плисецкая и даже Владимир Путин — без малейших следов ботокса, еще в должности премьер-министра, сразу после рок-фестиваля в поддержку партии СПС, который в 1999-м тоже организовывала компания SAV. Надежда Соловьева, больше 20 лет занимающаяся гастролями музыкантов, причастна ко многим масштабным шоу-мероприятиям в России, уже считающимся историческими, — от выступления Пола Маккартни на Красной площади до позапрошлогоднего приземления в «Лужниках» инопланетной тарелки U2.


— Я где-то читал, что компания SAV возникла после того, как вы съездили с Аллой Пугачевой на гастроли в Индию.

— Да, это был 1986 год — советский фестиваль в Индии и индийский фестиваль в Советском Союзе. Я работала как фрилансер при Госконцерте — переводчиком и тур-менеджером. Мы проехали всю Индию, от Дели до Калькутты, гастролировали два месяца. Я работала не только с Пугачевой, и наш коллектив был 30 человек. Всего около 3000 советских артистов ездили по стране: Большой театр, цирк, ансамбль «Березка», ансамбль Александрова и др. Из поп-музыки были только мы и Леонтьев. Всю техническую часть организовывала индийская сторона — они к тому времени были очень продвинутые, у них очень хорошо развит шоу-бизнес. Капитализм в стране. Мы этому поражались. Мы как-то ехали на автобусе, по-моему, из Дели в Ахмадабад и остановились, как англичане говорят, in the middle of nowhere, «среди никуда». Видим: стоит палатка, вся ободранная, а в ней шоколад и иностранные сигареты — у нас этого не было, а там все в этой палатке, тут ты и понимаешь разницу.

©  Из личного архива Надежды Соловьевой

Владимир Зубицкий, Джеймс Хетфилд и Надежда Соловьева

Владимир Зубицкий, Джеймс Хетфилд и Надежда Соловьева

В Индии два месяца нам было нечего делать, и мы с Женей Болдиным, который был в тот момент мужем Пугачевой и ее директором, придумали создать компанию. Когда мы уезжали в Индию, в СССР, по-моему, уже разрешили кооперативы, они подумывали сделать театр Пугачевой. Женя и говорит мне: может, ты пойдешь к нам в театр? Потом мы вернулись, в театр я не захотела идти, и тут в 1987 году разрешили совместные предприятия. Я предложила найти им иностранного партнера и сделать совместное предприятие.

— Евгений Болдин до сих пор принимает участие в компании?

— Нет, уже лет пять. Но мы остались друзьями. Он перерос. Наше партнерство длилось 19 лет, и финансовых проблем у нас не было — это было очень хорошее партнерство. Сейчас у меня другой партнер (Владимир Зубицкий. — OS), с которым мы начали еще при Жене — восемь или девять лет назад.

— Какая была первая значимая гастроль для компании SAV?

— Мы начинали не для того, чтобы привозить артистов, — наоборот, мы хотели вывозить артистов. Но мы быстро поняли, что из вывоза попсового искусства бизнеса не получится. Конечно, нам было приятно, что наши артисты, которые работали в театре, в 87—88-м году стали ездить на фестивали и получать нормальные деньги. Потом мы стали вывозить классические оркестры и цирк. Потом мы участвовали в исторических концертах на Фестивале мира в «Лужниках» у Стаса Намина и на «Монстрах рока» в Тушине, но все это был не бизнес.

©  Из личного архива Надежды Соловьевой

Надежда Соловьева и Лучано Паваротти

Надежда Соловьева и Лучано Паваротти

Мы, правда, много возили наших артистов по стране, и у нас был бизнес «индийских рупий». Начиналось это очень смешно. По-моему, это был 1988 год — нам позвонил человек с Урала, директор крупного завода, и говорит: хотим Аллу Борисовну Пугачеву, но денег нет — есть только индийские рупии. Мы случайно встретились с одним индийцем, и он нам подсказал выход. Мы на рупии стали производить майки в Индии. Продали три миллиона маек. В один год невозможно было по улицам Москвы ходить, не встретив нашу майку с надписью SAV. Потом начали производить эти злосчастные духи «Алла», которые стали яблоком раздора между нами и Аллой Борисовной. Мы долго еще продавали всякую парфюмерию, познакомились с человеком из Франции, который торговал стоками, и у нас в Милютинском был огромный офис, где сидели девушки и продавали парфюмерию оптом. Это все прекратилось, когда сюда пришли крупные компании — L'Oreal и прочие. Но мы параллельно занимались и шоу-бизнесом. А бизнес по привозу иностранных исполнителей у нас начался в 1994 году, когда мы подряд привезли Элтона Джона, Стинга, Дайану Росс и Хулио Иглесиаса.

— Вы еще несколько раз потом привозили Элтона Джона. В чем была разница?

— Разница огромная. Тогда все иностранцы чего-то опасались, боялись. Я помню, мне пересылал агент письмо от продакшн-менеджера Элтона Джона, который писал: надоели мне эти green-промоутеры, ну то есть зеленые. Это были мы.

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Надежда Соловьева в своем кабинете

Надежда Соловьева в своем кабинете

Была куча проблем с таможней и с грузом. Когда мы делали Duran Duran, которые ехали в Москву из Киева, то украинцы забыли, что между Россией и Украиной существует граница и таможня. Грузовик с аппаратурой поехал к нам без всяких документов и встал на границе. Вы представляете, какая была ситуация в стране, что мы ночью нашли крупного начальника таможни, объяснили, кто мы и что нам надо, и он нам помог, позвонив на границу. Грузовик впустили без единого документа. Сейчас это невозможно. Но сейчас и организационных проблем у нас нет, есть только с продажами билетов.

— А почему люди плохо покупают билеты, как вы считаете?

— Нет денег. Разница между Россией и Европой состоит в том, что там у людей стабильный доход. А у нас еще и билеты дороже. Потому что стоимость билетов на концерты определяется гонорарами артиста плюс накладными расходами. У нас накладные расходы в два раза выше, чем в Европе. Цены на рекламу в семь раз выше. Пойти на концерт вдвоем — уже дорого. Ведь шоу-бизнес зависит от всех других бизнесов. Как могут быть низкими цены на билеты, пока такие дорогие в Москве гостиницы или еда в ресторанах? Сегодня норма прибыли любого промоутера — максимум 10—15 процентов, а норма прибыли гостиниц — 300 процентов. Поэтому у нас намного меньше концертов по сравнению с Берлином или Лондоном. Невозможно было бы компанию содержать, если бы мы делали только концерты, но мы делаем и государственные мероприятия, и просто заказники.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:6

  • Blixa· 2012-06-09 14:30:48
    Отличный материал. Спасибо
  • frobisher· 2012-06-09 15:05:34
    "— Да ерунда все это. Просто не совпадает по логистике. "

    по хуистике
  • Ian Alexandrovitch· 2012-06-10 10:30:53
    Умоляю просто, заклинаю - привезите Роджера Уотерса со Стеной еще раз!!!
Читать все комментарии ›
Все новости ›