Клацанье автоматов московской полиции, тревожно раздающееся на затихшем танцполе, прозвучит в перформансе из серии Last Beat. Какая фактура!

Оцените материал

Просмотров: 19173

15 лет с «маски-шоу»

Денис Бояринов · 23/05/2012
OPENSPACE.RU отмечает юбилей знаменитой российской клубной «забавы» и объявляет краудсорс-эксперимент
Маски-шоу в клубе «Арма 17»

Маски-шоу в клубе «Арма 17»

OPENSPACE.RU предлагает своим читателям провести краудсорс-эксперимент. Но для начала — немного истории.

Сейчас уже невозможно выяснить, кому пришло в голову дать силовым рейдам бойцов ОМОНа название комедийного телешоу одноименной одесской комик-труппы. Шутка прижилась так, что теперь ее не отдерешь от реальности. Все началось, скорее всего, с рейдерских захватов предприятий и бандитских разборок с привлечением госорганов безопасности, ставших символом ранних 1990-х, и до сих пор продолжается «кровью на танцполе» — «антинаркотическими выездами» людей в балаклавах и камуфляже в ночные клубы.

Вроде бы «маски-шоу» стали привычным явлением для завсегдатаев вечеринок с электронной музыкой начиная с 1997 года. Первое, которое сумели вспомнить известные нам «ветераны клубного движения», произошло в питерском клубе «Грибоедов». Следующее «маски-шоу» случилось уже в Москве — 25 июля в знаменитом гей-клубе «Шанс», находившемся в ДК «Серп и Молот» на площади Ильича. О том, как это было, мы можем узнать из статьи «Погром в “Шансе”», опубликованной в 9-м номере журнала «Птюч» за 1997 год. Из текста становится понятно, что прошло 15 лет, но немногое изменилось — разве что после «маски-шоу» хозяева клубов давно уже не собирают пресс-конференций, без лишнего шума решая проблемы на месте.

Поэтому о «маски-шоу», превратившихся в характерную примету российской клубной жизни, доходит мало документальных свидетельств. Остаются слухи, которые со временем превращаются в легенды. Говорят, где-то с середины нулевых в первом московском афтепати-клубе Mix, который до сих пор вспоминают, «маски-шоу» проходили чуть ли не каждую неделю, что не останавливало круглосуточных тусовщиков, а только раззадоривало. Говорят, во время самого жесткого приема промоутера Mix Сергея Сергеева вели через двор в наручниках под аплодисменты завсегдатаев. Говорят, в марте 2010-го во время вторжения сотрудников ФСКН в клуб We Are Family Disco Hotel одиозного антрепренера Синиши Лазаревича где-то внутри был найден тайник с горами кокаина — сюжет об этом деле даже показали в новостях на «Первом канале», озвучив найденный вес (полкилограмма) и не озвучив названия клуба. Пересудов было много, но буря в стакане воды утихла так же мгновенно, как и возникла, — на следующий день после скандала в клубе We Are Family Disco Hotel, как ни в чем не бывало, продолжали предлагать резервировать столики на клубный концерт группы The Gossip, которого не было и не должно было быть.

Последнее из известных нам «маски-шоу» случилось 24 марта в клубе Arma17 во время фестиваля интеллектуальной электроники Save, на который съехались уважаемые иностранцы, «профессора» от электронной музыки. По иронии судьбы, московский ОМОН прервал своим вторжением выступление нью-йоркской арт-группировки Soundwalk Collective, которая ведет во время своих выступлений полевые записи с микрофонов, фиксируя звуковую среду в клубе, — так что, возможно, клацанье автоматов московской полиции, тревожно раздающееся на затихшем танцполе, прозвучит в их следующем перформансе из серии Last Beat. Какая фактура! Ньюйоркцы, кстати, вывесили в своем блоге видеосвидетельство происходившего.



Клубы открываются и закрываются, а «маски-шоу» остаются. OPENSPACE.RU предлагает своим читателям провести краудсорс-эксперимент — вместе составить правдивую историю российской клубной жизни через сюжеты с «маски-шоу». Присылайте нам ваши истории, фотографии или видео на тему на е-мейл maskishow@openspace.ru, и сообща мы сможем подготовить правдивую хронику событий. К юбилею.


Погром в «Шансе»

Текст публикуется с любезного разрешения и при помощи его автора — Яны Жуковой.

©  Из архива Яны Жуковой

Обложка журнала Птюч №9, 1997

Обложка журнала Птюч №9, 1997

В пятницу, 25 июля, в клубе «Шанс» проходила антинаркотическая акция Trainspotting. Среди 600 человек, пришедших в клуб, было много журналистов. В 5 утра в клуб ворвались люди в камуфляже, в масках и с оружием, зверски избили всех посетителей «Шанса», залив стены и пол кровью, выволокли часть народа на улицу, покидали в автобус и куда-то увезли. Иностранцы, находившиеся в клубе, были в шоке от садизма русской police. «Такого я еще не видел», — сказал турецкий журналист, который освещал путчи и другие события в нашей стране. В «Шансе» он получил серьезные побои.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Andrew Osadcheff· 2012-05-24 18:40:02
    Внесу свои 5 копеек.
    До вторжения на танцпол, борцы за освоение бюджета, соблюдали конституцию и стерегли пионеров с косяками у клубов, отлавливая их на улице.
    Уже весной 95 года первые соловьи-разбойники прятались в кустах у 5-го монетчиковского переулка, протрясая богатеньких буратин, спешащий встать в очередь на вход в ПТЮЧь.
    Так продолжалось довольно долго, пока в 1997 не поступило разрешение "давить врага в его логове".
    Жестоки погром в Шансе был первым сигналом к беззаконному выкручиванию рук. Погромы продолжились, сейчас даже сложно вспомнить, миновала ли кого-нибудь из клубов подобная "проверка". Сценарий был всегда одинаков: полный свет на танцполе, выключенная музыка, расставленные по стенам люди, жестко поведение, на любой вопрос и неподчинение вызывающее физическое насилие, и обыск без соблюдения каких-либо правовых норм. В какой-то момент бравые ребята настолько очумели от запаха крови, что от командования поступило указание "сильно не бить". Компания "борьбы с наркоманией в клубах" сошла на нет, превратившись в разовые бессистемные мероприятия " профилактического" характера. Наплевательское отношение к закону осталось неизменным, но издевательство над задержанными приняло более утонченные формы.
    Например, сотрудники УФСНК №1 на ул.Донская приковывали "обрабатываемого" наручниками к кровати,уложив на царапающую панцирную сетку, тем самым поднимая цену за освобождение. Борьба с наркоманией превратилась с средство обогащение для силовых структур, и удовольствие от возможности покалечить жертву, уступило материальным интересам.
Все новости ›