Я же немножечко из другого мира, я не учился в консерватории…

Оцените материал

Просмотров: 11333

Игорь Вдовин: «Я работаю в кино, но живу скромно»

Денис Бояринов · 13/04/2012
Автор пластинки фортепьянных миниатюр о том, почему он работает в кино и как он не навредил песням «Кино»

Имена:  Игорь Вдовин

©  Наталья Климова

Игорь Вдовин

Игорь Вдовин

На этой неделе в Малом зале Петербургской филармонии прошло первое исполнение пианисткой Галиной Сандовской фортепьянных миниатюр Игоря Вдовина («24»), больше известного как первого вокалиста «Ленинграда», автора музыки к фильмам «Богиня: как я полюбила» и «Гарпастум» и оркестровок песен «Кино». Перед этим OPENSPACE.RU позвонил Вдовину в Петербург, чтобы поговорить о судьбе композитора.


— Я начну с анекдота. Знаете вот этот — про то, как авангардного композитора попросили сочинить саундтрек к фильму? (Рассказывает очень длинный анекдот.)

— Да, я слышал этот анекдот — про порнофильм и пуделя несчастного. А вы на что тем самым намекаете?

— Я не намекаю. Я прямо спрашиваю: у вас никогда не было похожей ситуации — когда вы смотрите фильм со своей музыкой и понимаете: «Лучше бы я сюда ничего не писал»?

— Бывали разные ситуации, но до описанной вами дело не доходило, к счастью. (Задумывается.) В целом… В целом … угнетенного состояния не возникало.

— У нас недавно был материал о современных композиторах. Из него можно было сделать вывод, что если композитор может жить скромно — он должен сосредоточиться на творчестве, а если не может, то пусть пишет музыку для кино и телесериалов, но это растрачивает талант. А вы что думаете по этому поводу?

— Вы знаете, я работаю в кино, но живу скромно. Для меня работа в кино — это прежде всего большой опыт работы с оркестром, ну и часто — приятное времяпрепровождение. У меня нет против этого предубеждения, тем более что я давно этим занимаюсь.

— Но если судить по вашей фильмографии, то вы скорее давно ничего к фильмам не писали — последняя работа датирована 2010 годом. С чем это связано?

— Были какие-то другие проекты, не связанные с кино. Они немножко притормозили киноработу. Сейчас мы работаем с Колей Хомерики над украинским телесериалом. Такой мистический детектив, интересный. А до этого мы с Каспаряном делали проект «Оркестр играет группу “Кино”».

— Это как-то связано с фильмом «Игла: Remix»?

— Нет-нет, ни в коем случае. Это самостоятельная история, которая еще, надеюсь, получит продолжение летом и осенью. Я сделал оркестровки песен «Кино». А Георгий играет в них свои гитарные партии, абсолютно идентичные всем известным. Премьера прошла зимой в Москве — в странном месте «Крокус Сити Холл». Было пробочно, холодно. Но основные дела грядут на 50-летие Виктора Робертовича, которое предстоит этим летом.

— Песни «Кино» можно оркестровать по-разному. Вы какое направление выбрали?

— Максимально близкое к оригиналу. По музыкальной составляющей это ближе к романтике. Ну, не знаю, Брамс — в случае лирических песен. А в агрессивных песнях, например «Между землей и небом война» — у меня оркестровые цитаты из Вагнера. Но для меня критерием была оценка участников группы — сделать максимально аккуратно, не навредить. Главное, что сам Каспарян сказал, что группа «Кино» может сегодня существовать только в таком виде.

— Каким будет первое исполнение ваших 24 прелюдий в филармонии?

— Мы решили максимально традиционно подойти к исполнению — фортепьянный вечер. Без всяких фокусов. Во-первых, само место предполагает традицию в исполнении. Если бы концерт был назначен в каком-нибудь месте, которое ассоциируется с современностью, с мультимедиа, то можно было бы и как-то пошалить. Мне это тоже интересно.

— Значит ли это, что фокусы последуют — будут концерты в неожиданных местах и с видеоартом, например?

— Гипотетически — да. Конкретных шагов я пока не делал. Шаг, который пока спланирован — я хочу выпустить ноты этих прелюдий, чтобы поставить точку. А дальше — посмотрим. Было бы интересно поработать с каким-нибудь видеохудожником над этим циклом.

— В нотном издании «Прелюдий» есть какая-то прагматическая цель или для вас это просто символ?

— Прежде всего, вы правы, — символ. Исстари музыка фиксировалась нотными знаками. Я знаю людей, которые хотели бы эти прелюдии играть. Понятно, что все сейчас можно распечатать, но мне приятней было бы, если бы у них был сборник. Я скажу честно, у меня до этого никаких нот не выходило, я не специалист в этом деле — вам лучше у Лени Десятникова спросить.

— Прелюдия — это вступление. А к чему? Что вы планируете написать дальше?

— Сейчас я непосредственно занимаюсь концертом для фортепиано с оркестром. Подумываю о вокальном цикле. Хочется делать и крупные работы — как балет. Много планов.

— Вы общаетесь с другими композиторами, которые занимаются современной академической музыкой, кроме Десятникова?

— Не общаюсь — к сожалению или к счастью. Я же немножечко из другого мира, я не учился в консерватории… Я больше с художниками. Мне было бы интересно пообщаться с Валентином Сильвестровым, но с ним я незнаком. Ребята из Киева, с которыми мы работаем над проектом Хомерики, обещали посодействовать… Ну, как пообщаться — я бы ему просто хотел подарить цветы и сказать спасибо.

— А другую современную русскую музыку, не композиторскую, вы слушаете?

— Да, вот третьего дня послушал пластинку «Кровостока». Знаете, местами так даже остроумно — песня «Деревня» смешная. Не могу себя назвать меломаном, но обращаю внимание.

— У вас есть любимый анекдот про композитора?

— Ой, мне нужно подумать… Наверное, что-нибудь есть. Я подумаю и скину вам по электронной почте.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • tridi· 2012-04-14 14:09:12
    Какие-то не те вопросы и, соответственно - не те ответы)
  • tridi· 2012-04-14 14:12:06
    //Музыкальный критик, шеф-редактор раздела «Современная музыка» портала OpenSpace.ru//
    Такое впечатление, что Денис Бояринов с нотами и классической музыкой не знаком)
Все новости ›