Старого Ника, скромно живущего в Вышнем Волочке и гастролирующего по России, продолжают догонять беды из-за конфликтов с государственной машиной, случившихся больше чем четверть века назад.

Оцените материал

Просмотров: 20905

Угон космического корабля №2

Денис Бояринов · 26/03/2012
Два фантомных уголовных дела снова грозят обернуться для панк-поэта Ника Рок-н-Ролла принудительным психиатрическим лечением

Имена:  Ник Рок-н-Ролл

©  Варвара Свешникова / flickr.com

Ник Рок-н-Ролл, 2010 год

Ник Рок-н-Ролл, 2010 год

Николай Францевич Кунцевич, известный как Ник Рок-н-Ролл, себя музыкантом не называет. Он — персонаж небывалой энергетики, поэт-мистик и панк-шаман. «Шаман» — потому что вокруг него закручено поле неведомых сил, которое водило его по стране от Симферополя до Владивостока, выписав ему рок-н-ролльную биографию, и которое он умеет выхлестнуть во время концертов в зал. «Панк» — потому что в Советском Союзе он был одним из первых, кто встал на топкую дорожку нигилистского протеста против обыденности и до сих пор бредет по ней в неизвестность.

В 77-м году Коля Кунцевич углядел в телепередаче «Международная панорама» сюжет о странной молодежи, вышедшей на улицы Лондона, а в нем — парнишку с прической-луковицей и ненавистью к окружающему миру в глазах. И понял, что этот мальчишка — это он, «Коля, который не хочет взрослеть, а хочет видеть в реальности собственные знаки». Потом — уже позже, в относительно потеплевшее перестроечное время, — Рок-н-Ролл, получивший это прозвище от сокурсников по челябинскому институту культуры за свою буйную харизму, резал себя на концертах бритвой и «розочкой», кропил сцену кровью, ходил в бушлате со свастикой на лацкане. «Было время шокирующих ценностей» — объяснял, сверкая черным глазом, всегда взъерошенный «хулиган восьмидесятых» тогдашнее вызывающее поведение.

Ник Рок-н-Ролл и Янка Дягилева. «Веселись, старуха»


Колю Рок-н-Ролла называли «нашим Игги Попом». Маэстро стихийного выступления и разгрома «на флэту», фронтмен панк-групп «Второе дыхание», «Коба» и «Трите души» — один из немногих рок-героев, серьезно пострадавших за свою инаковость от советской власти. Кунцевич, который всегда был в центре рок-урагана и в окружении странно выглядящих людей, был наказан уголовными делами, содержанием под следствием, заключением в психушки, принудительным лечением галоперидолом и высылкой в сибирскую глушь. Русский феномен Рок-н-Ролла состоит в том, что и сейчас, когда его англо-американские коллеги по панку причислены если не к святым, то уж точно к респектабельным мира сего, старого Ника, скромно живущего в Вышнем Волочке, записывающего альбомы и гастролирующего по России, продолжают догонять беды из-за конфликтов с государственной машиной, случившихся больше чем четверть века назад.

В фильме «Погружение» Ник Рок-н-Ролл рассказывает, как заработал первую запись в своей истории болезни — в 1974-м, после разговора с сотрудником КГБ. 14-летний паренек из Оренбурга, слушавший рок по «Голосу Америки», не выдержал тяжелой беседы о том, как он увлекся музыкой, о которой не пишут в журнале «Ровесник». «Я расплакался, — вспоминает Рок-н-Ролл в фильме. — Была вызвана “скорая помощь”, и меня положили в психиатрическую больницу. Потому что директор школы заявил, что у его ученика нервный срыв».

На прошлой неделе Ник Рок-н-Ролл впервые за много лет ознакомился с выпиской из этой истории болезни, которая снова может стать ему приговором. «Мне стало нехорошо, — говорит 51-летний Рок-н-Ролл. — То же самое чувство у меня было в 1987-м, когда я впервые прочитал статью “За ширмой фирмы” о себе в “Крымском комсомольце”. Если бы я не знал, кто такой Коля Рок-н-Ролл, то я был бы в первых рядах работников завода “Фотон”, которые требовали публично расстрелять фашиста Кунцевича».

©  Евгений Волков / Предоставлено Михаилом Бастером

Ник Рок-н-Ролл, Москва, ДК «Вымпел», 1989 год

Ник Рок-н-Ролл, Москва, ДК «Вымпел», 1989 год

Та статья из «Крымского комсомольца», написанная журналистом Владимиром Савченко, начиналась со слов: «Таня лежала в подвале, и на потолке перед ее глазами расползалась свастика». Она послужила основанием для советских властей начать уголовное преследование Кунцевича по подозрению в насилии, пропаганде идей фашизма и т.п. Подробно этот репрессивный сюжет изложен в знаменитой статье Сергея Гурьева «Дело № 666. Угон космического корабля» — там же красочно изложены детали судмедэкспертизы в Симферополе и других лишений, которые Рок-н-Роллу из-за статьи довелось пережить. Дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Владимир Савченко, сейчас главный редактор правозащитного журнала «Судный день», писал рейтинговую «За ширмой фирмы», в глаза не видя Кунцевича и якобы рисованных им свастик — исключительно с чужих слов.

На прошлой неделе Ник Рок-н-Ролл узнал, что дело, которому он присвоил номер 666, не забыто. «Вся эта напраслина вбита в мою историю болезни теми же словами, которыми в газете было написано. Получается, что я-де такой фашист-садист, страдаю шизофренией с семидесятых, и меня легко могут отправить на принудительное лечение».

Выписку из истории болезни Рок-н-Роллу показала следователь вышневолоцкой полиции, которая сейчас ведет его другое дело, заведенное по ст. 115 УК на Кунцевича два года назад — по заявлению девушки, якобы пострадавшей от его побоев. Спустя пять дней после инцидента Мария Сергеевна Иванова заявила, что Николай Кунцевич избивал ее у себя дома и угрожал ножом. По версии Ника Рок-н-Ролла, угрожала ножом ему Мария Сергеевна, после того как он застал ее в ванной со шприцем в руке и попытался выдворить из своего дома: «У меня есть свидетель — жена Вика. Она все видела. Эта подруга еще кидалась на нее — у нее была абстиненция. С джанками я не знаком, не моя это культура. Моя культура в свое время была винно-водочная, сейчас я, естественно, не потребляю — надоело.

Я не скрываю, что дал той девушке пару пощечин, потому что мне нужно было этот нож у нее как-то забрать. Девушку мы выпроводили. С Викой на эту тему пошутили. На этом дело вроде бы и закончилось. Да — одна маленькая деталь: у меня пропали деньги, они на шкафу лежали».

Два года назад Николай и Виктория написали на Марию Иванову встречный иск, обвинив ее в краже денег и потребовав очной ставки. На этом тогда же история заглохла — видимо, в милиции Вышнего Волочка не могли или не хотели найти Марию Иванову. Ник Рок-н-Ролл успел забыть про это происшествие: «Я даже не интересовался, что с этим делом происходит. Да и некогда было — концерты, запись альбома “Чернильные песни для белых камней”. А вот недавно подал я документы на загранпаспорт, потому что меня пригласили в Эстонию с концертами. И я уже должен был получать загранпаспорт — как 13 марта, когда я был в Тюмени на гастролях, раздается у меня звонок. Женщина, которая звонила, представилась следователем вышневолоцкой полиции Светланой Михайловной и сказала, что дело продолжается. Я даже не понял сперва, какое дело».

От следователя Рок-н-Ролл узнал, что написавшей на него заявление Марии Ивановой уже нет в живых — она погибла в прошлом году, попав в ДТП в состоянии наркотического опьянения. Но, несмотря на это, из-за его фальсифицированной истории болезни это дело может рассматриваться со стороны невменяемости подозреваемого Кунцевича и закончиться принудительным лечением. Два фантомных уголовных дела — одно, вышневолоцкое, двухлетней давности, другое, симферопольское, — двадцатипятилетней — грозят обернуться для Рок-н-Ролла трагедией в духе «Пролетая над гнездом кукушки». Чтобы поставить в них точку, ему нужна финансовая помощь — требуется нанять хорошего адвоката и пройти независимую судмедэкспертизу, доказав, что Ник Рок-н-Ролл — не социально опасный тип.

«Вроде бы мы в нормальной стране по закону живем, — говорит Рок-н-Ролл. — Для того чтобы меня заключить на принудительное лечение, нужны основания, но оснований никаких нет, поскольку дело велось с процессуальными нарушениями, не были проведены все следственные мероприятия и, наконец, нет потерпевшей. 20 апреля следователю надо дело уже закрыть. 4 апреля у меня повторная амбулаторная судмедэкспертиза в Тверском психоневрологическом диспансере. Следователь дала честное слово, что меня там никто не заберет. Я, естественно, туда поеду не один — хотелось бы, чтобы кто-нибудь со мной был. Я не верю власти. Я ей не верю».

Реквизиты для перечисления средств на оплату адвоката для Ника Рок-н-Ролла:

СБЕРБАНК
Реквизиты МБК
Сибирский банк Сбербанка РФ ОАО
ОПЕРУ 9944/9944
К/сч 30101810500000000641
БИК 045004641
ИНН 7707083893
Р/сч № 40817810944000045439
Чернова Мария Николаевна
№ карты: 67628044 9005722845

Кошельки:
WM рублевый R313163694328
WM долларовый Z246320028031
Яндекс.Деньги 41001144647742

Страница поддержки Ника Рок-н-Ролла в Facebook.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • Чернова Мария· 2012-03-29 12:09:54
    Получила письмо из Симферополя от Анатолия Боровика, который описывает ситуацию 87 года, спасибо ему за это огромное:

    Маша здравствуй,
    у меня сохранена была несколько усечённая версия из газеты "Ленинец" - эту хрень тогда перепечатывали из одного печатного органа в другой в рамках широко развёрнутой кампании по дискредитации рок-движения в целом на полуострове... После феста 87го (с 11 по 23 августа - выступали АЛИСА, ЦОЙ, ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, ТЕЛЕВИЗОР, ДДТ, ЗВУКИ МУ, НАУ... (Насколько я помню и Ник и Егор Летов (без группы) пытались самостоятельно "вписаться" в ту программу...) - беспрецедентное для Крыма того времени событие, да и в целом для страны - ведь в Подольске 11—13 сентября 1987 года, Черноголовка - рок-фестиваль: 28—29 окт. 1987, кометовский Сырок в 88. были чуть позже,... то есть если крымский т.н. курортный фест и прошел для страны мало замеченным то для крымских аппаратчиков этот прецедент был явной проблемой. Так вот после этого прокатился репрессивный "каток" - от занимаемых должностей отстранены: начальник отдела культуры симф.горисполкома Дунь, директор ЦКиО Тархов, начальник бюро "Досуг" Филимоновский через фирму которого проводились финансы связанные с концертами и фабрикуется дело против Ника Рок-н-ролла, всё это с разгромными статьями и пр. К тому же Ник со ВТОРЫМ ЭШЕЛОНОМ примерно в то же время (месяцем позже) выступил в маленьком /около ста мест/ зале клуба Госторговли в котором тогда и базировался рок-клуб. Сам РКлуб к тому времени на жестких условиях привязали к комсомолу и на каждом концерте сидел какой-то куратор /как минимум от комсомола/ Естественно дебют Ника никак не вписывался в его понимание даже с точки зрения прошедшего крамольного фестиваля с приезжими звёздами))) Мне кажется все эти события неразрывно между собой связанны, а Ник стал тем громоотводом принявшем на себя всю мощь номенклатурной системы образно говоря она, эта система его и заказала.
    Вчера я взял у Гены Прудникова полную версию статьи, включая дополнительные письма на резонансную статью опубликованные позже когда редакция газеты почувствовала себя неожиданно неуютно после массы отнюдь неоднозначных откликов...
  • Alexey Nikonov· 2012-03-30 11:20:42
    Положил на Яндекс деньги, немного, сколько мог.
    Дай Бог ему удачи.

    Мария, просьба - заведите еще Киви кошелек, многим на него удобнее скидывать.
Все новости ›