Мне хочется, чтобы моя дочка жила здесь не хуже, чем в Европе. Что для этого делать? Оставаться на своем месте.

Оцените материал

Просмотров: 60893

Баста: «У власти должен стоять гуманитарий»

Денис Бояринов · 09/04/2010
Страницы:
— У меня есть теория: по форме ты делаешь качественную доступную поп-музыку, а по содержанию — транслируешь образ и взгляды нормального взрослого мужчины. Потому что если посмотреть на общую массу наших поп-артистов — это же парад фриков, неопределенного возраста и даже неопределенного пола...

— Какого пола они здесь делают?

— ...и соответственно поют они не пойми о чем. А ты даешь в песнях людям норму, по которой, мне кажется, уже истосковались.

— Соглашусь с тобой. Я бы сказал, что Баста транслирует настроение человека, у которого все в порядке в душе и в мозгах. А Ноггано — это человек в точке кипения. Но, честно говоря, я об этом даже не задумывался. Когда ко мне приходит определенное настроение, я сажусь и пишу песню.

©  Евгений Гурко/OPENSPACE.RU

Баста: «У власти должен стоять гуманитарий»
— В одном из последних клипов Басты, «Любовь без памяти», ты играешь таксиста, который подвозит влюбленных. У тебя там даже есть история гомосексуальной любви...


— Да, на этом настояли люди, которые снимали клип.

— …на примере лесбийской пары. В комментариях к клипу было написано: «А где же геи?» Так где геи?

— Там, где они находятся. В определенном месте.

— Ты не толерантен?

— Ну да. К лесбийской любви спокойней. Как и все — девушки относятся спокойнее к гомешам, а мальчики...

— Ты против гей-парада в Москве?

— Ну естественно. Я против выноса личной жизни на показ.

— Для сексуальных меньшинств это не вынос личной жизни на показ, а борьба за равные права.

— Это пропаганда своих взглядов и вынос личной жизни на показ. Кто им запрещает заниматься всем, чем они хотят, дома? В чем ущемление их прав? Чего они хотят добиться?

— У нас человек не может открыто быть геем и занимать, к примеру, государственные посты.

— Естественно, потому что у нас по сравнению с Западом другая страна и немного другие ценности.

— К тридцатилетию многие люди подводят итоги прожитого. Ты состоялся?

— Думаю, да. В чем-то. У меня дочка родилась три месяца назад. В музыке — хочется все время работать. Прийти на студию, развалиться в кресле, сказать: «Да. Оу йее!» — и уехать куда-нибудь жить в Подмосковье, пока не могу. Все время кажется, что все плохо, все плохо. Переделываю, перечитываю, перезаписываю — каждой песни по тысяче версий. Благодарен Богу за то, что я требователен к себе. Все время хочется чего-то большего.

— Чем занимается твой старший брат?

— Два красных диплома. Инженер. Проектирует железные дороги.

— Раньше в твоих песнях-обращениях к матери старший брат фигурировал как хороший сын, а ты как непутевый. Теперь диспозиция поменялась?

— Думаю, родители мною гордятся. Им нравится то, что я делаю — и Ноггано, и Баста. Я благодарен Богу, что у меня такие терпеливые родители. Не сдавались — боролись за меня в тяжелые годы.

— Со сверстниками-одноклассниками себя сравнивал — кто больше добился?

— У него «Лада»-семерка и трое детей? (Смеется.) Да нет…

Может, у кого-то бизнес расцвел или кто-то стал замгубернатора области?

— Ну не замгубернатора, но есть очень серьезные успехи. Стартовали мы все с нуля. Выпутывались из разных неприятных историй. Поэтому мне очень приятно, когда мои братья чего-то добиваются.

— Что должно произойти в России, чтобы ты собрался отсюда уехать?

— Да ничего. Пусть лучше отсюда уезжают те, кто мешает нам жить. Уезжать не хочется. Я был много где за границей. Здесь круто. А там я за две недели превращаюсь в растение.

— Здесь круто за исключением...

(Смеется.) За исключением трудностей. Надо преодолевать. А что, сдуваться? Даже ради детей. Я бы не уехал именно ради своей дочки. Она же русская. Я сейчас читаю Набокова «Пнин», вот там очень живо об этом... Мне так не хочется. Мы кровью связаны со своей землей и нам без нее никуда. И ей без нас. Когда моей стране понадобится от меня поддержка, сила и защита — я готов.

— Но это ты сейчас за себя говоришь, а что ты скажешь завтра за свою дочь?

— А кто тогда здесь останется? Вот мы все, адекватные люди, поймем, что в России жить невозможно. И свалим. Что будет тут? Гетто? Сафари? Мне хочется, чтобы моя дочка жила здесь не хуже, чем в Европе. Что для этого делать? Оставаться на своем месте.

А ты бы пошел в политику? Вот представь, через двадцать лет ты выпустил последний альбом, отыграл концерт «Баста-50» и ...

— Мы только вчера обсуждали историю про пятидесятилетие Басты... (Смеется.) Я не такой глобальный человек. Мне кажется, у власти должен стоять гуманитарий. Не военный, не милиционер и даже не строитель. А гуманитарий. Величина типа Сахарова или Солженицына, мыслитель, который сможет видеть картинку глобально. Нужны люди, которые будут использовать разные ведомства и министерства в созидательных целях, а не для отжима, запугивания, затягивания болтов, ошейников и подлокотников. Такого человека я поддержу руками и ногами. И он появится. Всегда в России... (Звонит мобильный.) Всегда в России... (Звонит мобильный.) Всегда в России... звонят не вовремя. (Сбрасывает звонок.) Всегда в России появлялись такие люди во время смуты.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:9

  • pancho· 2010-04-09 21:55:13
    Отличное интервью.
    Спасибо
  • okgo14· 2010-04-09 23:05:42
    "типа Сахарова или Солженицына" ааааааааа страшный сон. не дай Бог!!!
  • AScannerDarkly· 2010-04-10 18:34:49
    Вот чего-чего ребята не знают, так это места...
Читать все комментарии ›
Все новости ›