Оцените материал

Просмотров: 10478

Разрешите Кехману ошибаться

Петр Поспелов · 22/09/2008
Сегодня идея прогресса в искусстве устаревает так же, как театр режиссеров-авторов

©  Александр Таран / ИНТЕРПРЕСС

 Владимир Кехман

Владимир Кехман

Генеральный директор Михайловского театра бизнесмен Владимир Кехман вложил в постановку «Евгения Онегина» 20 миллионов собственных рублей. Накануне премьеры стало ясно, что спектакль не удался. Кехман отменил премьеру и возвращает деньги за билеты. Снимаю шляпу.

С Кехманом в российский оперный театр пришел свежий ветер. По этому ветру носит и самого Кехмана. Работу театра, который возглавил далекий от театра человек, профессиональной не назовешь. Перекрестно переругались друг с другом чуть ли не все участники постановки. Ничего страшного. Много хуже было бы сделать хорошую мину при плохой игре и показать спектакль зрителю. Любой другой театр так бы и поступил. И это бы как раз свидетельствовало о профессиональном подходе к делу.

Сегодня Станислав Гаудасинский и Александр Сокуров, оппоненты Кехмана, уже апеллируют к руководству города: Кехмана надо убрать. Пусть они посоветуют другого директора, кто вкладывал бы в театр собственные деньги.

В последние годы руководства Гаудасинского Михайловского театра словно и не было. Сокуров, чью постановку «Орестеи» Кехман закрыл, силен в кинематографе, но в опере пока робеет. Александр Могучий, чья постановка «Бориса Годунова» тоже не состоялась, яркая театральная фигура, но он представляет направление, Кехману чуждое — режиссерский театр. Такой тип театра ныне принят везде: в Большом и Мариинском, в Новосибирске и Перми, в «Новой опере», в Станиславского и Немировича, в труппах Юрия Александрова и Дмитрия Бертмана — исключений нет.

Кехман — человек творческий, Кехман — исключение. Он чувствует, что режиссерский театр устаревает. Ему хочется чего-то иного. Чего именно, он сам не знает. Не всегда это знает и Валерий Гергиев. Только Гергиев ставит «Кольцо», а потом меняет его на другое, а Кехман отменяет сразу: своя рука владыка.

Говорят, что Кехман варвар. Говорят, он собрался перестроить памятник позднего конструктивизма, где находится его универмаг. Он отодвинул от своего театра проезжую часть, и теперь машины коптят здание Этнографического музея на другой стороне площади Искусств. Он уволил дирижера. Он проводит в театре корпоративные вечеринки. Вот такой человек руководит театром. Он хочет сделать театр популярным местом, привлечь молодежную аудиторию. Но он не ставит мюзиклов, он ставит оперы.

В прошлом сезоне Кехман купил лучшую оперную постановку, сделанную на российской сцене за последние годы. Это международная копродукция; с нашей стороны в ней участвовал Фонд старинной музыки Марка де Мони — опера Boris Goudenow (1710) Иоганна Маттезона. Реконструировать барочный спектакль стопроцентно аутентично невозможно, тем не менее гармония между сценическим действием и музыкой была достигнута идеальная. Это элитарный спектакль, собирать международный состав всякий раз сложно, оркестр Михайловского театра к аутентичному исполнительству не годен. Неизвестно, сможет ли театр хотя бы повторить ранее достигнутый результат. Декорации и костюмы лежат на складе.

Другой шаг Кехмана в сторону от режиссерского театра — аренда старых итальянских постановок. «Любовный напиток» Доницетти не стал столь же чистым образцом гармонии, что постановка оперы Маттезона, — это просто старомодный, досадно суетливый спектакль. Фурор, однако, произвело другое — то, что приглашенный итальянский тенор (а вслед за ним и его российский коллега) посреди действия повторял романс Неморино на бис. Такого в российском театре не было много десятилетий. В спектакле Михайловского театра концепция оперы как «концерта в костюмах» вернула себе право на существование. В ХХ веке она была подвергнута остракизму со стороны прогрессивного театра. Но сегодня идея прогресса в искусстве устаревает так же, как театр режиссеров-авторов.

©  Александр Таран / ИНТЕРПРЕСС

 Владимир Кехман

Владимир Кехман


Идея восстановить «Евгения Онегина» в постановке Станиславского 1922 года лежала в том же русле. Кехману виделся некий идеальный классический спектакль, который бы ожил благодаря участию привлекательных молодых исполнителей. Его сподвижнице Елене Образцовой «Онегин» виделся как роскошный экспонат с балетом. На поверку оказалось, что Станиславский вынужденно понаделал в Чайковском купюр, выбросил хоры, что его спектакль был комнатным и бедным. Не подвергаю сомнению компетенцию режиссера-реконструктора Михаила Дотлибова. Но реконструкцию все равно надо было допридумывать. Сделать это не удалось. Кехман ошибся.

Ведущие российские театры видят свою миссию в том, чтобы залучить интересного (лучше всего именитого) режиссера и положиться на удачу. Кехман ставит себе большие задачи и разбивает о них лоб. Создать сегодня спектакль в историческом стиле не легче, чем авторски осовремененный, а труднее. Это значит пролезть в игольное ушко между верностью историческому стилю и современными эстетическими требованиями — от театрального освещения (попробуйте играть для нынешней публики при свечах) до темпа восприятия.

В этом направлении наш балет обогнал оперу. В конце 90-х прорывом стала «Спящая красавица», за ней другие реконструкции в Мариинском театре, «Дочь фараона» и «Корсар» в Большом. Мнения специалистов, правда, расходятся. Есть ли у реконструктора право на досочинение, стилизацию? И можно ли говорить о театральной аутентичности, если в те времена балерины были в полтора раза толще? Безусловно, однако, то, что наши балетные деятели выбрали лучшие образцы для воссоздания — балеты золотой эпохи Петипа.

В опере же исторический стиль до сих пор ассоциируется у нас со сталинскими постановками 40 — 50-х. А если копнуть глубже? Кехман копнул — Станиславский. А если еще глубже? Золотая эпоха русского оперного театра — время рубежа веков. Именно тогда оперный спектакль был осознан как всесторонне гармоничное музыкально-театральное целое. Многие макеты, эскизы, экспликации, описания и впечатления сохранились. А если копнуть еще глубже — в начало и середину XIX века, когда концепция так называемого «художественного целого» еще не сложилась? Ведь сегодня она тоже дышит на ладан, как и режиссерский театр XX века. Идея художественного целого во главе с Рейнхардтом или Мейерхольдом — ближайший кандидат на списание. Почему не возродить театр певца, у кого на побегушках режиссер, дирижер и даже композитор? Если мы хлопаем до изнеможения, провоцируя тенора бисировать арию, то мы к этому готовы.

Станет ли Михайловский театр тем местом, где восстановится связь эпох, прошлое станет современным? Родится ли там искусство, которое в своих законах вытекает не из ушедшего XX века, а из эпох более давних — XIX или даже XVIII века?

Вопросов больше, чем ответов. В поступках бизнесмена Кехмана есть обещание, надежда. Разрешите ему делать ошибки. Он — хозяин-фантазер. Он бросается творческими людьми, которых мало, меньше, чем людей богатых. Он все делает правильно. Вполне возможно, что наша культура еще скажет ему большое спасибо. А пока — маленькое спасибо за отмену «Онегина».

Автор — редактор отдела культуры газеты «Ведомости»

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • Dolchev· 2008-09-23 21:00:54
    Разрешите Кехману ошибаться. Нет! Не разрешаю. Потому что до смерти надоели непрофессионалы в опере. Причем, всех рангов, начиная от руководителей оперы, режиссеров, дирижеров, ответственных за репертуар, ну и вокалистов мало профессиональных, типа АННЫ САМУИЛ, куда-нибудь подальше еще послать.

    Но меня многие уверяют, что просто время такое наступило, время непрофессионалов. Наше ТВ битком набито тетеньками и дяденьками, не умеющими кататься на коньках, но собирающих при этом за свои выступления колоссальные рейтинги. Эти танцующие дикторы, Ника Цискаридзе, который судит всех и вся, эта Тарасова, плюнувшая на тренерскую работу и, наконец, успокоившаяся - теперь ей хватает на хлеб с маслом - за шоу платят хорошо.

    Половодье профессионалов, которые занимаются не своим профессиональным делом!

    И вот еще один - Кехман. Решил стать Бингом #2. А привела его в оперу Анна Нетребко, т е сами понимаете, мужик только недавно прозрел, до этого спокойно торговал овjщами и подозреваю, даже не знал, что есть такой Михайловский театр в городе на Неве.
    Но после того как жены наших нефтяников запели на эстраде, после концерта какого-то вахлака с деньгами в Кремле ( исп рус романсов) и самое главное - после того как опера вошла в моду среди новых русских, они решили взяться за нее, засучив рукава.
    Спонсоры БТ типа "Северстали" и еще какие-то господа хорошие кучами выделяют деньги на продвижении нашей продкукции во Франции и в Италии, пестуют юные балетные дарования. Т е как было сказано в COMEDY - сегодня второй раз на Киркорова - это уже неприлично, сегодня ходят в другие места. Ну а раз мы туда ходим, то надо и руководить. Ну вот, здрасти, к Вам, Кехман. Решил ходить в Михайловский театр. Не пожалел 20 млн. Честь ему и хвала! Не жадный дядя. Но скажите, какая польза от этого опере и театру? А главное, какая польза от этого публике?
    Отремонтировал человек театр - спасибо. Но дальше то предоставь решать творческие вопросы профессионалам. И приходи только на премьеры и не лезь не свое дело, в котором ты ни ухом, ни рылом.

    ОПЕРНЫЙ театр на ноги поставить - это все ж не магазин новый открыть.
    А если человек не представляет как это сделать - книжки почитай, у людей поспрошай, поговори с теми, кто видел постановку Станиславского, например, - она ж шла до недавнего времени, есть масса людей, которые видели и помнят, спроси у артистов, только не у Образцовой, она эту постановку не видела, не в традициях наших вокалисток ходить в другие театры в своем городе. Тогда не надо будет отменять премьеру и Петя Поспелов не будет вынужден писать вот такие маловразумительные и непрофессиональные объяснялки.
    Одна надежда - скоро Кехману осточертеет деньги на ветер бросать и, даст Бог, найдется кто-нибудь, кто будет заниматься театром профессионально и по-настоящему любить его. Хотя, вон сколько у нас Иксанов с помощью спонсоров сидит, а ведь тоже в опере - ни ухом, ни рылом. Вбил себе в голову, что Черняков молодой и очень перспективный и что строителей БТ не надо волновать, да и открывать его не надо, вообще. И ничего с этим поделать нельзя. Так и протухает наш БТ.
    Уж эти мне менеджеры средней руки, желающие влиять на мировое оперное искусство.
    А Поспелов ПО ЗАКАЗУ, он с удовольствием напишет и про то, что режиссерской опере приходит конец, с чем я его и пРаздравляю!
    Куда только Митю Чернякова девать будем - аутентизм в опере это не для него. Однозначно=)
  • kotik· 2008-10-29 19:48:05
    и не только поспелов, к сожалению, по заказу напишет все, что хозяин захочет... и очень печально, что такое вот вылизывание руки, которая кормит, выдается за мнение крутого музыкального критика...
  • proxozij2008· 2008-11-26 13:11:45
    И зря вы так на автора набросились. Что угодно говорите, а человек в тенденции и с отличным нюхом.А уж если нос у тебя как у тех борзых что из щенков городничего выросли то грех им не пользаваться...
    Режиссерскому театру - хана...Выполнил он свою функцию,санитара оперы. Очистил от наростов жанр. Пора приниматься за реставрацию. Конечно надо бережно,профессионально...но ,самое главное глаз должен гореть желанием увидеть результат работы.
    А талантливый Дмитрий Черняков без работы не останется..К сожалению!
Читать все комментарии ›
Все новости ›