Партитуры Берга и Рихарда Штрауса, равно виртуозные, символизировали разные стороны музыки ХХ века. И в обоих случаях это был блестящий театр.

Оцените материал

Просмотров: 36245

Сражение оригиналов

Петр Поспелов · 22/04/2011
Председатель музыкального жюри «Золотой маски» комментирует итоги оперного конкурса

Имена:  Анатолий Ледуховский · Антон Гришанин · Валерий Гергиев · Дмитрий Черняков · Елена Жидкова · Павел Смелков · Петер Феранец · Татьяна Рягузова · Теодор Курентзис · Уиллард Уайт

©  Юрий Белинский / ИТАР-ТАСС

Сцена из оперы «Женщина без тени»

Сцена из оперы «Женщина без тени»

Я долго буду вспоминать «Золотую маску — 2011», хотя это был уже четвертый раз, когда я заседал в жюри фестиваля. Ведь были годы, когда мы с большим скрипом тянули какой-нибудь спектакль в «лучшие», а сам спектакль не тянул. В этом году схватка была великолепной, и «золотых масок» категорически не хватило. Например, спектакль «Иудейка», не получивший ничего, в прежние годы легко уложил бы всех на лопатки.

Если брать одну лишь номинацию «Опера», то можно констатировать, что сезон 2009/10 оказался редкостно урожайным. Отчасти это объясняется тем, что 2010 год был Годом Франции в России, и три спектакля, позже попавшие в номинацию «Маски», появились на свет при поддержке французской стороны. Другим объяснением, скорее русским по характеру, может быть антикризисный кураж. «А вот я не сдамся, а возьму и, наоборот, выдам!» — и так подумал каждый.

Достойно восхищения прежде всего соперничество названий. Чтобы на российской сцене конкурировали «Иудейка», «Троянцы», «Воццек», «Женщина без тени», «Замок герцога Синяя Борода» и «Сократ» — такое раньше было трудно вообразить. Ведь все мы помним сезоны, когда в номинации состязались две «Травиаты» или два «Евгения Онегина».

©  Наталья Разина / Предоставлено фестивалем «Золотая маска»

Сцена из оперы «Женщина без тени»

Сцена из оперы «Женщина без тени»

Когда осенью 2009 года в Большом театре появился «Воццек», я подумал: ну вот и готовый победитель следующей «Маски». Когда весной 2010-го Валерий Гергиев провел в Москве «Женщину без тени», я подумал: а вот и достойный соперник. Партитуры Берга и Рихарда Штрауса, равно виртуозные, символизировали разные стороны музыки ХХ века. И в обоих случаях это был блестящий театр.

Вопрос был в том, как пройдут собственно фестивальные показы. Труппа Большого под управлением Теодора Курентзиса сыгралась очень ладно, премьерный недодел был устранен, один артист пел лучше другого. Слушать оперу Штрауса жюри ездило в Петербург, где Гергиев, демонстрируя небрежение возможными наградами, самоустранился от участия в фестивале. Но дирижер Павел Смелков провел оперу с таким чувством и мастерством, а певцы передали такую любовь к произведению, что четыре часа действия превратились в сплошное наслаждение.

Наше жюри с небольшим перевесом проголосовало в пользу «Женщины без тени». Этот спектакль как целое гармоничнее, он сделан с юмором и теплотой. Очарование театрального решения состоит в том, что режиссер Джонатан Кент не придерживается единой парадигмы, а играет возможными режиссерскими принципами сообразно содержанию оперы. В сценах, представляющих мир духов, он словно говорит себе: «Здесь я буду режиссером детской сказки», — тогда как в земных сценах, где действуют люди, он выбирает себе роль «современного режиссера». Равным образом художник Пол Браун («Маска» за лучшую работу художника) создал два стиля и два решения, которые в финале сумел остроумно объединить.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:7

  • prostipoma· 2011-04-23 03:49:07
    Когда Бояков делал "Маску", она казалась путеводной звездой из задницы на волю. А оказалось, что бег по кругу по периметру прямой кишки. Пятнадцать лет, а все тот же ландшафт из первого парня на деревне, ВАГ,его младого конкурента, рассказывающего всем и вся как ему ВАГ ломал жизнь и карьеру, вечнозеленого Тителя, вечнозеленого Мити, вечнозеленого Бертмана, вечнозеленого Александрова,вечнозеленого Ратманского,плюс некоторого набора провиницальных статистов, вроде Бубельникова, Понькина, Горелика,Исаакяна, за которыми просто очередь в Европе. Вечно незаменимая Гоголевская при все том же клиническом отсутствии теноров.Норма русского театра - Лючии, Вертеры, Тристаны - без мужчин. Бабье царство. Все тот же набор хреново и чуть получше играющих оркестров.
    А ведь


    Все афишное многообразие обеспечивает, как обычно, ВАГ (кехмановская оперная часть - вторая половина 20 века, и усё, про Стасик, Новую оперу - вообще говорить неудобно). Уровень выучки - ну как всегда, все слышат и знают, но жюри, как обычно, в эйфории от ассортимента, как клиент светлой памяти Черкизона при виде разноцветных китайских подделок. Не зря Черноморцеву за крики мимо нот дали приз - не важно как, зато Вагнер.
    Эксцентрические выходки, вроде "Иудейки", "Пеллеаса", "Повесы", "Розенталя",лишь подчеркивают убогость ситуации. Это такие потемкинские деревни, за отъездом немногих наемных звезд или отработкой пиара, расспыпающиеся в пыль.
    Прекрасна конкуренция дирижера Иудейки и дирижера Женщины без тени, если еще взять во внимание не только специфику партитур, но и качество оркестров. Давайте отправим ВАГ в Челябинск, а Гришаева - в Питер. Специфика в том, что такого никогда не будет. Будет, поощряемая Масками феодально-рабовладельческая система в культурном болоте, пускающего шумные пузыри, при этом из столиц сваливают все, кто хоть мало мальски умеет петь, плясать или неплохо дирижировать, невзирая на кровавый капитализм без трудовых книжек.
    Впечатляет список масочных лауреаток, к примеру, певиц - как он не совпадает с экспортным набором русской школы. Почему они даже за забором собственного театра никому не нужны - Сержан, Печникова, Казакова? Речь не о том, что они плохие, а о том, какую культурную резервацию Маска собой описывает.
    Самое курьезное, что Маска, задуманная как некий реванш идеи национального театра все более показывает ее беспомощность, когда недорогие импортные артисты, вроде Минковского, Шикоффа, Жидковой оказываются хедлайнерами сезона и какой-то недосягаемой планкой для местных.
    Характерно и то, что авторы нынешнего акме русского музтеатра являются ее арбитрами и аудиторами, как господин Поспелов или Парин.
  • prostipoma· 2011-04-23 17:39:11
    19 века, конечно, про МАЛЕГОТ
  • figli· 2011-04-24 05:04:58
    Это Шикофф-то с Минковским недорогие?
Читать все комментарии ›
Все новости ›