Большего цветника талантов, чем в Нью-Йорке, не было в Париже и даже в Витебске. И к чему все пришло? К тому, что Метрополитен-опера нанимает кинорежиссеров.

Оцените материал

Просмотров: 14240

Начинали за здравие

Петр Поспелов · 14/01/2011
Погибла великая культура: история американской музыки пополнила сокровищницу великих банкротств

Имена:  Ольга Манулкина

Фрагмент обложки книги Ольги Манулкиной «От Айвза до Адамса: американская музыка ХХ века»

Фрагмент обложки книги Ольги Манулкиной «От Айвза до Адамса: американская музыка ХХ века»

Вы можете представить себе книгу об американской музыке, где ни разу не упоминается Элвис Пресли?

Такая книга есть. Это более чем 800-страничный труд Ольги Манулкиной «От Айвза до Адамса: американская музыка ХХ века».

Ольга Манулкина пишет о вещах поважнее. Например, рассказывает о том, как Джон Кейдж и Мортон Фельдман сидели как-то у окна и обсуждали свои идеи. Кто-то из них сказал: «Но ты совершенно забываешь про человека с улицы!» Они посмотрели в окно и увидели, что по улице идет человек. Им оказался художник Джексон Поллок.

Другой мемуар, который цитирует Манулкина, относится к совершенно иному времени, хотя разделяет их всего-навсего двадцать лет. Композитор Джон Адамс вспоминает, как он в творческом кризисе ехал на машине в области, слушая Вагнера. Так и представляю себе: сидит за рулем типичный хлюпик-ботаник, а из динамика вываливаются кубометры рейнской воды. Адамс описывает, как он слегка сбавлял скорость в туманных ущельях и напряженно вслушивался в музыку, которую в общем-то никогда особо не любил. И вдруг на него сошло озарение («Да вы прямо Даниил Андреев какой-то», – сказал я Адамсу на этом месте книги Ольги Манулкиной). Адамс поймал себя на том, что вдруг сказал: «Ему не все равно». Кому не все равно? Вагнеру. А что не все равно? А вот на эту часть вопроса Адамс сам себе ответить не мог. Но когда он подъехал к дому и припарковал машину, то понял – творческий кризис прошел. Мистическое благословение Вагнера повернуло Адамса к человеку с улицы, и это была даже не улица в Сохо или Гринвич-Виллидж. Адамсу стало не все равно. Период элитарности в американской музыке закончился.

Если в научных книгах есть сюжеты, то это и есть сюжет книги Манулкиной. Страна прерий, страна пуритан, «страна без оперы» за считаные десятилетия обскакала мир и собрала у себя лучшие музыкальные таланты. Мировая история сложилась в пользу Америки – сложись она иначе, Орнстайн, Бернстайн, Гершвин, Фельдман, Филип Гласс и все остальные родились бы в СССР. Большего цветника талантов, чем в Нью-Йорке, не было в Париже и даже в Витебске. И к чему все пришло? К тому, что Метрополитен-опера нанимает кинорежиссеров. А композитор Тан Дун (Манулкина транскрибирует изящнее – Дунь) получает заказ на оперу исключительно потому, что ему достался «Оскар» за музыку для кино. Хорошо, что Кейдж до этого не дожил.

Последние главы книги Манулкиной посвящены грустной судьбе группы «Стучи по банке». Ребята держатся молодцами, ведут активный образ жизни, но все, что они могут сделать, это как можно больше приспособить свою университетскую выучку к запросам клубной молодежи. И все равно: «Кого из американских композиторов знают все?» – вопрос, оставшийся без ответа.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:12

  • bf· 2011-01-14 17:02:04
    П. Поспелов. "Закат Америки"
  • n-voice· 2011-01-14 17:18:30
    Петя, анекдот про "человека с улицы", который Фелдмен часто пересказывал в своих интервью, касался никак не Кейджа (которого эта тема не интересовала, потому что он, по большому счету, и был этим человеком ) а учителя Фелдмана, Штефана Вольпе, которого она интересовала потому что он был европейским интеллектуалом, коммунистом и. т. д.

    В остальном увы, многое верно, коммерциализация последних 40-50 лет никому не пошла на пользу.
  • kontrakadenz· 2011-01-14 21:14:51
    голливуд и минимализм сильно коммерциализировали академическую американскую сцену, это правда. но в америке сегодня очень сильная экспериментальная импровизационная сцена, причем особенно интересна молодежь (взять, например, гениального питера эванса и музыкантов с котороми он играет). это импровизация на стыке новейших европейских академических течений (в первую очередь лахенманн и фернейхоу) и класического американского авангарда. в свою очередь, импровизационная сцена сегодня все больше влияет на академическую композицию. так что не стал бы спешить с пессимистическими выводами насчет америки.
Читать все комментарии ›
Все новости ›