Стоит только предположить, что можно увидеть на театре это самое «как есть», и всё, пиши пропало, театр кончился.

Оцените материал

Просмотров: 8680

Опера как она есть

Борис Филановский · 19/01/2012
Оперные композиторы потому и оперные, что музыкальный текст они должны написать, а вот на театральный могут лишь повлиять

©  Павел Пахомов

Опера как она есть
Прошлая колонка состояла в основном из наблюдений и вопросов. В этой я постараюсь больше отвечать, чем спрашивать, и сразу начну с попытки определения.

Опера состоит из стабильного (музыка, поющийся текст) и из мобильного (ремарки либретто, пожелания композитора). Стабильное есть то, что можно зафиксировать в звукозаписи, что составляет звучащее тело, музыкальное произведение — ведь любая опера опознается как «та же самая» и на пластинке, и на разных видео.

Стабильное является текстом, обладает структурными признаками текста, и его надо интерпретировать. Мобильное текстом не является, это набор (или система) авторских предписаний, которая служит отправной точкой для создания другого стабильного — театрального текста. Он и взаимодействует с музыкальным. Их взаимодействие может быть самым различным — от концерта в костюмах до полного переосмысления, — но именно в нем суть оперы как сценического жанра, а не просто музыкального. Оперные композиторы потому и оперные, что один текст они должны написать, а вот на другой могут лишь повлиять.

Весь пафос ревнителей «театра без свойств» заключен в том, что такое-то взаимодействие этих текстов им нравится, а такое-то нет, и они пытаются обосновать почему. Но никак не могут сделать это сколько-нибудь убедительно, потому что не отдают себе отчет в том, что оперируют вкусовыми, неотрефлексированными понятиями типа «верности авторскому замыслу» или «поставить as is» и в то же время игнорируют структуру жанра.

Я бы им примерно так сказал. Если желаете откушать оперы «как есть», послушайте запись. Еще лучше — конечно, если позволяет образование, — изучите партитуру и насладитесь полным отсутствием «искажений». Точнее, отсутствием взаимодействия музыкального и театрального текстов. Еще точнее — взаимодействием музыкального текста с театральным, который вы себе вообразите. Сам себе режиссер, а то и дирижер. Но и в этом случае никакого «как есть» не просматривается, то есть не прослушивается.

А антураж либретто — шелуха, фантик. Какой бы тесной ни была связь музыки с соответствующими деталями либретто, она со временем непременно ослабевает, причем тем более явно, чем лучше музыка и чем популярнее опера. Ведь в чем сила той или иной музыки? В универсальности, то есть во внятности для некоего критического количества людей. Музыка тем сильнее, чем она универсальнее, чем меньше она требует подпорок для восприятия в виде подсказок либретто. Она вбирает в себя конкретные детали эпохи, растворяет их, и для слушателя они начинают работать в фоновом режиме.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:13

  • Alexander Manotskov· 2012-01-19 23:51:48
    я как раз очень люблю, когда у меня на репетиции собственной оперы волосы дыбом становятся : что, вот ТАК это можно интерпретировать, о ужас :) это самый кайф, и самое убедительное доказательство, что в музыке есть что-то само-по-себе-живущее
  • Boris Filanovsky· 2012-01-20 00:04:33
    ну ты типа народный музыкант, у тебя так и должно быть :)
  • Alexander Manotskov· 2012-01-20 00:14:45
    оно конешно дыкыть акакжа ишшо
    инда
Читать все комментарии ›
Все новости ›