ВИМ выбрал быть некомпозитором, быть посторонним. Фишка достойна уважения, но хорошо бы помнить об известной ее обусловленности, если не сказать вынужденности.

Оцените материал

Просмотров: 10677

Вялотекущий конец. Третья серия

Борис Филановский · 12/04/2010
Заключительная порция сомнений по поводу уважаемого некомпозитора В.И. Мартынова

©  Andreas Roseneder

Andreas Roseneder. EyeHeartPatch. Бриколаж с использованием полиэтилена. 2009

Andreas Roseneder. EyeHeartPatch. Бриколаж с использованием полиэтилена. 2009

Неизбежность композиции

Краеугольный для Владимира Ивановича Мартынова (ВИМа) вопрос — соотношение двух основных принципов, композиции и бриколажа. На принципе композиции основана, понятное дело, композиторская музыка, на принципе бриколажа — традиционные культуры.

ВИМ пишет, отталкиваясь от определения Элиаде: «Бриколаж есть техника манипуляции интонационными или мелодико-ритмическими формулами-блоками. Формулы эти могут быть крайне разнообразны по мелодическому рисунку, но при всем отличии друг от друга сами по себе они должны представлять стабильные структуры, не допускающие внутреннего динамизма. Количество этих формул может быть крайне велико, но обязательно изначально ограничено. В результате получается замкнутая система, внутри которой возможны лишь комбинационные перестановки формул».

ВИМ старается выйти за пределы принципа композиции и противопоставить ему принцип бриколажа. Сегодня такой выход возможен только как индивидуальный акт отказа от принципа композиции. А поскольку этот акт отказа находится в длиннейшем ряду других актов отказа, предпринимавшихся в ХХ веке великими композиторами (отказ от тональности, от нарративности, от большой формы, от идеи равного себе произведения и т.д.), бриколаж оказывается частным случаем принципа композиции — контекст юбер аллес. Это, как мы сейчас увидим, показывает нам и собственная практика ВИМа — как ни крути, композитора среди композиторской музыки.

Что такое «ограниченный репертуар» и чем он ограничен? Какова природа и самих элементов репертуара, и их данности заранее?

Заранее данный элемент, видимо, должен обладать некоторой мерой сложности, он не должен быть атомарным фактом, а уже соединением фактов — на то он и «данный». Во всяком случае, именно понятие о констелляции фактов ВИМ кладет в основу своей поэтики контекста.

А то мистическое

В «Конце времени композиторов» ВИМ пишет, что для составителей Великого антифонария не существовало тона, а лишь тонема — спаянное со словом интонационное ядро, то есть, грубо говоря, не один тон, а сразу несколько. Однако это мы сегодня с нашим аналитическим аппаратом осознаем тонему как «несколько тонов»; а разве для указанной эпохи тонема не является таким атомарным фактом? Разве не будет подобным атомарным фактом для Гвидо Аретинского ступень лада, для Царлино — тон с абсолютной высотой, для Бетховена — темброво конкретизированный тон, а для спектралистов — отдельный обертон?

В музыке этот атомарный факт называется наименьшей синтаксической единицей. Каждый композитор осознает, что именно является наименьшей синтаксической единицей в его музыке (или в отдельном произведении). Мышление готовыми высказываниями, то есть констелляциями фактов, означает, что наименьшая синтаксическая единица сильно укрупняется. Иными словами, она перестает совпадать с атомарным фактом, со смысловым квантом.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:66

  • tridi· 2010-04-12 22:00:02
    //Ну это понятно, одурачить можно кого угодно, в особенности если ты сам хочешь быть одураченным//
    Эту заключительную фразу в статье можно было бы взять в качестве её эпиграфа))
  • bf· 2010-04-13 10:24:54
    Это была ловушка для троллей.
  • tridi· 2010-04-13 18:23:47
    С сочинением некоторых текстов не то что до троллей, а и до серых недотыкомок, т.е. до мелких бесов можно докатиться... И было бы ради чего?
    "Вот ты мне скажи, американец - в чём правда?"/Из к-ф "Брат-2"/
Читать все комментарии ›
Все новости ›