На Западе современная музыка оторвалась от несовременной и потому стала плохой – а мы будем писать хорошую.

Оцените материал

Просмотров: 9322

Хождение по-особому

Борис Филановский · 11/12/2009
БОРИС ФИЛАНОВСКИЙ о том, что мешает русской музыке усвоить авангардный опыт

©  Игорь Скалецкий

Хождение по-особому
В полемике с Петром Поспеловым я писал, что в России опыт «авангарда» (закавычиваю, поскольку само понятие расплывчато) так пока и не был по-настоящему пережит. И что, следовательно, нельзя привязывать это закавыченное понятие к геополитическим обстоятельствам. Например, походя рассуждать о невосприимчивости к «авангарду» русского искусства — по той же причине, по какой нельзя утверждать, что русский народ невосприимчив к демократии.

Зато можно и нужно разобраться, что, собственно, подразумевается под словом «авангард» в контексте новой музыки в России девяностых и нулевых.

Давайте галопом по Старому Свету. Например, итальянской музыке, от Корелли до Донатони, присуще обостренное чувство концертности и концертирования. Французская музыка, от Люлли до Булеза, тщательно иерархизирует все и вся, будь то фактура, структура или аффект. Английская музыка, от Пёрселла до Бёртвистла и Тавенера, культивирует внешнюю сдержанность, но уходит во внутренний отрыв. Про немцев спекулировать труднее (в нововременной Европе они были вроде музыкально-титульной нации, со всеми вытекающими), но тоже можно.

А что выделяет русскую музыку? По-моему, обреченность на высказывание.

Предлагаю в качестве иллюстрации самого себя. Хочется не просто выстроить звуковой сюжет, а навязать его, взять слушателя и держать, чтоб проникся, чтоб никуда от меня не делся. За глотку берут или за пуговицу, от рассказа взахлеб до «а вот еще интересный был случай», это один и тот же модус отношения — желание обладать слушателем или его частью.

(Понимаю противоречие в своих рассуждениях: пытаться уловить глобальные тренды русской музыки — извне, иллюстрируя трендеж собственным частным случаем — изнутри. Однако другой точки отсчета у меня нет. Нет ее и у того, кто укажет мне на эту несообразность: кто бы ни был наблюдатель, он часть наблюдаемой системы, притом активная часть.)

Похожее отношение я вижу и в музыке главных левых фигур в СССР. И неглавных тоже. И после СССР. «Авангард» у них так и остался орнаментом. Они понимали «авангард» на уровне выразительных средств, архитектурных деталей, максимум — стройматериалов. Но дело в том, что они по-прежнему хотели строить дом, как и их более консервативные коллеги. Хотели высказываться и обладать адресатом, только делать это «современно». Направленность формы на слушателя, музыка как роман, storytelling, романтизм в широком смысле слова — ни Шнитке, ни Денисов, ни Губайдулина, глубоко мыслившие и копавшие, своей творческой практикой не опровергли этих ценностей. Даже для них была неприемлема мысль о том, что можно построить не дом, а что-то еще.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:56

  • sdreznin· 2009-12-11 21:26:38
    по–моему, блестяще сказано (хотел бы написать "написано", но именно слышу Ваш голос... именно, "взявшись за пуговицу"). мало нарыто о специфике советско/российского искусства... для таких обобщений надо иметь воображение. у критиков редко.
  • bf· 2009-12-12 11:50:21
    спасибо
    я, правда, не критик :)
  • gaveston· 2009-12-12 15:43:40
    Особенно интересно - про "желание обладать слушателем или его частью"...
Читать все комментарии ›
Все новости ›