Кровать с двумя женщинами остается кроватью с двумя женщинами.

Оцените материал

Просмотров: 23159

«Кавалер розы» в Большом театре

Екатерина Бирюкова · 05/04/2012
Спектакль красивый, костюмный, но не бессмысленный – ровно то сочетание, которое нужно Основной сцене

©  Дамир Юсупов / Большой театр

Сцена из спектакля «Кавалер розы»

Сцена из спектакля «Кавалер розы»

«Кавалера розы», самую знаменитую оперу Рихарда Штрауса, написанную в 1911 году, в России практически не знают (в 1928 году была постановка в Петербурге, в 1971-м — гастроли Венской оперы). Премьера ее в Большом оказалась делом непростым. Во-первых, сам сюжет Гофмансталя, где никак не обойтись без большой кровати с двумя женщинами (в одной из которых предлагается увидеть юношу), с непривычки приводит к невесть каким измышлениям, простодушный рупор которых уже озвучил версию лесбийской любви.

Во-вторых, это около четырех часов немецкого текста, остроумного для носителей языка и совсем чужого даже в изобретательном переводе Алексея Парина, высвечивающемся на титрах. Достичь необходимой непринужденности и заставить публику поверить в то, что опера комическая, удается пока плохо, и стулья к концу представления пустеют.

Ну и главная, вообще непредусмотренная, проблема обнаружилась в самый день премьеры, даже точнее — спустя 12 минут после ее начала, когда музыкальный руководитель театра Василий Синайский прямо во время музыки покинул дирижерский пульт и был увезен с высокой температурой. Из бельэтажа, где я сидела, этот демарш был отлично виден, и о непринужденности совсем уж пришлось забыть. Ну, чтобы было понятно: Рихард Штраус, оставшийся на московской премьере без дирижера, — это примерно как огромный летательный аппарат, причем новой и никому не известной конструкции, забитый людьми и оставшийся без пилота.

Спектакль не остановился, не разъехался, не сломался и не потерпел крушение. И публика, наверное, даже ничего не заметила. Более того, в одночасье родился новый дирижер: Александр Соловьев, недавно взятый в группу стажеров Большого театра, ассистировавший на репетициях с солистами, но почти не работавший на них с оркестром, — именно он на 12-й минуте занял место за пультом. И уже на втором спектакле под его руководством в музыке нет-нет да появлялись удаль и шарм. Ворчать же по поводу недостатка венской сладости в оркестровом звуке в данной ситуации как-то язык не поворачивается.

Другое дело, что сама по себе эта история — системный сбой. Такого быть не должно. Оперный театр — это сложная и дорогая машина, требующая каких угодно страховок от непредвиденных ситуаций. Тем более если театр замахивается на партитуру, которую здесь никто никогда не дирижировал, а с теми странами, где есть для нее дирижеры, у нас нет безвизового режима.

©  Дамир Юсупов / Большой театр

Сцена из спектакля «Кавалер розы»

Сцена из спектакля «Кавалер розы»

С самим спектаклем, между тем, Большой театр надо поздравить. Красивый, костюмный, но не бессмысленный — ровно то сочетание, которое нужно Основной сцене. Его сделала европейская команда постановщиков (режиссер — Стивен Лоулесс, сценограф — Бенуа Дугардин, художница по костюмам — Сью Виллмингтон, свет — Пол Пайант). Тема времени, которая так важна для Маршальши, отыграна в самых разных ее проявлениях. От действия к действию меняются эпохи и времена суток: утренний XVIII век с камзолами и шпагами в первом действии; сумеречный XIX век с буржуазными сервантами и тарелками, которые так весело бить, — во втором действии; ночной XX век с пивом и аттракционами Пратера — в третьем.

Место всех событий в спектакле, напротив, неизменно — конечно, это Вена. Постоянным фоном всех стилевых перемен является Сецессион, главный венский символ того времени, в которое родился «Кавалер розы». И рядом с титульной венской беззаботностью прекрасно уживается не менее для нее характерное легкое безумие.

Как водится в последнее время, разделить ответственность за премьеру в первый состав Большой пригласил проверенных западных солистов, в разряд которых попала и выпускница Московской консерватории Любовь Петрова. Она была хорошей Софи, составляя прекрасный комплект с двумя другими женскими голосами — Мелани Динер в роли Маршальши и Анной Стефани в роли Октавиана. Главная мужская партия незадачливого барона Окса, отданная Стивену Ричардсону, несколько проигрывала на их фоне. Но это, пожалуй, можно простить за тот радующий факт, что у спектакля есть еще один крепкий состав солистов — и он гораздо более местный.

Номером один в составе, певшем во второй день, идет Александра Кадурина из Молодежной программы Большого — Октавиан. Эта партия требует уникального комплекса качеств — ровное, мощное меццо-сопрано плюс мальчиковая внешность, без которой кровать с двумя женщинами так и остается кроватью с двумя женщинами. И у Кадуриной именно этот комплекс есть. Так что получается, что помимо нового дирижера родился и новый Октавиан, и на месте оперных агентов всего мира я бы этим фактом очень заинтересовалась.

Соученица Кадуриной по Молодежной программе Алина Яровая поет Софи. Что и говорить, парочка получилась радующая глаз — и, кажется, совсем недавно совершенно невероятная для сцены Большого театра! Над филировкой дуэтов, правда, еще можно поработать.

Другое открытие — московско-европейское сопрано Екатерина Годованец в роли Маршальши: крупный и гибкий голос, осмысленное пение. Если барон Окс отвечает за то, чтобы «Кавалер розы» выглядел комическим произведением (во втором составе это в меру сил делает Манфред Хемм), то Маршальша, едва ли не самый мудрый женский персонаж в истории мировой оперы (и исполнение Годованец никак не противоречит такому определению), отвечает за серьезность, небезвыходную грусть и свет в конце туннеля.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • Alexey Veiro· 2012-04-05 22:55:07
    Ожидаемая реакция на этот спектакль большинства....Люди-сороки,любят все блестящее(золото,серебро и стекляшки). Тема времени, передающаяся при помощи идущих часов и изменяющейся декорации,решение скорее для студента первокурсника,чем для практикующего режиссера. Но самое позорное это Стивен Ричардс.Его не было слышно совсем уже в шестом ряду партера. Он очень мило,что то напевал себе под нос. Спектакль,который,конечно по моим субъективным ощущениям, не был необходим прежде всего самой постановочной команде. Короче говоря - "Лепота". А каждый раз надеешься,что может получиться " красота без пестроты".
  • Katya_O· 2012-04-07 11:53:06
    Конечно, мы можем ликовать по поводу того, что наконец-то в 2012ом и у нас в Москве появился «Кавалер», как старые девы, согласные уже на любого кавалера… случилось, ура! А как и с кем не важно. Но было бы честнее на афишах добавить надпись: «сделано для стран СНГ». Аляповатый спектакль-путеводитель по Вене ( персонажи «Волшебной флейты», Сецессион, Штраус из Hofgarten), скорее ориентирован на потенциальных туристов-автобусников, приобщающихся к великому европейскому наследию через покупку магнитиков в каждом промелькнувшем в автобусном окне городе. Тем, кто предпочитает качество музыки и сцены по-прежнему остается ездить в европейские оперные дома.
  • Max Planck· 2012-04-13 10:26:49
    был во вторник- заскучал- в начале третьего акта заскучал окончательно и ушёл- сосед рядом сказал что в пятницу было феерично- не знаю верить ему или нет но он остался слушать эту скукоту дальше
Читать все комментарии ›
Все новости ›