Плохо натянутое полотно мариинских кулис и пузырящийся рисованный задник.

Оцените материал

Просмотров: 20449

«Моя прекрасная леди» в Мариинском театре

Дмитрий Ренанский · 24/02/2012
За общим культуртрегерским ажиотажем потерялся автор спектакля Роберт Карсен

Имена:  Валерий Гергиев · Валерий Кухарешин · Роберт Карсен

©  Наталья Разина / Предоставлено Мариинским театром

Виктор Кривонос, Валерий Кухарешин и Гелена Гаскарова в спектакле «Моя прекрасная леди»

Виктор Кривонос, Валерий Кухарешин и Гелена Гаскарова в спектакле «Моя прекрасная леди»

Отныне наряду с операми и балетами в Мариинке можно увидеть и услышать еще и мюзикл. Ассортимент спектаклей «третьего жанра», предлагаемый петербургским театральным рынком, не слишком велик и не слишком занимателен. Так что второй в нынешнем сезоне мариинской премьере обеспечена, что называется, счастливая зрительская судьба — даже без учета предсказуемых проблем, которых в новой постановке хватает и с которыми неминуемо должна была столкнуться задумавшая покорить бродвейскую вершину сборная команда Валерия Гергиева.

Положим, на «Мою прекрасную леди» стоит идти ради блистательного Валерия Кухарешина – но исполнителю роли профессора Хиггинса единственному из всего актерского ансамбля (в котором штатные сотрудники Мариинки работают бок о бок с приглашенными со стороны артистами драмы) удается элегантно следовать режиссерскому замыслу и вместе с тем почти идеально соответствовать букве, духу и законам жанра. Нитевидный пульс действия, известная растерянность оперных певцов перед километрами разговорных текстов, достоинства русского перевода — размышлять об определяющих облик спектакля моментах можно долго, если бы премьера не содержала в себе иной, куда более глобальный и серьезный сюжет.

©  Наталья Разина / Предоставлено Мариинским театром

Сцена из спектакля «Моя прекрасная леди»

Сцена из спектакля «Моя прекрасная леди»

За общим ажиотажем как-то парадоксально потерялся автор спектакля Роберт Карсен — художник со сформировавшимся оригинальным стилем, один из наиболее востребованных мировой театральной индустрией постановщиков и просто статусная фигура оперного истеблишмента. Все разговоры о «Моей прекрасной леди» сводятся к обсуждению очередного культуртрегерского курьеза гергиевской художественной политики, который привел к появлению в афише оперного театра классического мюзикла. В светских или искусствоведческих, что в Петербурге примерно одно и то же, table-talks фигура Карсена упоминается как исключительно служебная. Хотя вообще-то все должно было быть ровно наоборот.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›