Джазмены целиком вышли из Гутенберга и из Баха, как русский интеллигент – из гоголевской «Шинели».

Оцените материал

Просмотров: 21395

Михаил Аркадьев: метроритм

02/02/2012
Пианист, дирижер, композитор, философ, правозащитник, доктор искусствоведения и автор концепции «лингвистической катастрофы» о предрассудках по поводу тактовой черты

Имена:  Гийом де Машо · Иоганн Гутенберг · Филипп де Витри

©  Дмитрий Литвин

Михаил Аркадьев: метроритм
 

Есть элементарная теория музыки. Ее учат в музыкальной школе, на сольфеджио. Но в принципе и люди, которые ее не учили, все равно где-то слышали, как это устроено. Есть вот эти схемки, так называемые размеры — на две четверти, на три, на четыре. И все более-менее представляют себе, что такт — это расстояние между двумя тактовыми чертами, а тактовая черта — вот эта регулярная вертикальная линия, делящая музыкальный текст как бы на равные отрезки.

Так вот, за этими элементарными представлениями стоит колоссальное количество предрассудков. Они работают, так как позволяют хоть как-то ориентироваться в этом бесконечном звуковом пространстве, но ничего общего с реальностью не имеют.

Вообще, проблема ритма — одна из самых сложных в истории музыки. Такие дисциплины, как гармония или полифония, полностью разработаны. И, кстати, в российской школе — невероятно сильно. Понятно, что гармония идет от Римского-Корсакова и Чайковского, а полифония — от Танеева, который вообще не имеет себе равных в мире. Но у нас есть очень большие проблемы, связанные с самым живым и энергетичным, что есть в музыке вообще.

Чтобы это понять, нужно посмотреть на историю ритма. Надо четко понимать вот что. Та ритмика, которая возникла в музыке где-то в промежутке между началом XVII и началом XVIII века — грубо говоря, от Монтеверди до Баха, — ничего общего не имеет с тем, что было до этого. Но именно эта музыка стала всеобщей. Именно она стала преподаваться в школах и сейчас распространилась на весь мир. Что в Америке, что в Европе, что в Индокитае преподается именно этот новоевропейский тип музыки, и собственно под «музыкой» чаще всего понимается именно это. Конечно, все признают, что есть другие системы. Но все равно их как-то уже рассматривают в контексте именно этой огромной, великой, «классической», как ее не совсем верно называют, традиции.

Одна из ритмических систем была четко сформулирована еще в Античности. К ней же принадлежит средневековая ритмика — модальная (то есть то, о чем говорил Мартынов применительно к ладовой системе). Это была так называемая «времяизмерительная», или квантитативная ритмика. Она устроена таким образом: была наименьшая длительность, меньше которой уже ничего не может быть, так называемая mora по-латыни. То есть квант. Это была квантовая музыка, причем не в том парадоксальном смысле, который появился у квантовой механики в XX веке, а в самом буквальном.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • egor604.ya.ru· 2012-02-07 03:08:59
    было весьма интересно прочесть
  • Eva Anthurium· 2012-02-23 21:35:54
    Я в восторге, ни о чём подобном мои преподаватели речи не заводили никогда.
    Вопрос: А действительно ли полезен метроном для начинающих дирижеров? Или учеников музыкалок, которые учаться играть в заданном метре, дабы не ускорить/не замедлить?
  • Mikhail Arkadiev· 2012-02-27 08:42:29
    Спасибо, Ева! Метроном полезен ровно настолько, на сколько говорил Бетховен в одном из своих писем, а именно для ориентации в темпе в первых одном-двух тактах сочинения, не более. После этого метроном вреден,так как не дает возможности осуществлять исполнительские отклонения во времени. Повторю: метроном аметричен.
    М.Аркадьев
Читать все комментарии ›
Все новости ›