Фиксируют каждый ее шаг с помощью биноклей, фототехники и приборов ночного видения.

Оцените материал

Просмотров: 18221

Как сделаны «Сказки Гофмана»

Дмитрий Ренанский · 12/01/2012
ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ о морфологии нового спектакля Василия Бархатова

Имена:  Василий Бархатов

©  Наташа Разина, Валентин Барановский / Предоставлено Мариинским театром

Сцена из спектакля «Сказки Гофмана»

Сцена из спектакля «Сказки Гофмана»

В интервью, предшествовавших выпуску первой в нынешнем сезоне оперной премьеры Мариинского театра, в качестве главных источников вдохновения  режиссер постановки называл «Сияние» Стэнли Кубрика, «Соседку» Франсуа Трюффо и «Игры разума» Рона Ховарда. В реальности спектакль Василия Бархатова посвящен совсем другому творцу — тому, чьим именем названа единственная оперная партитура Жака Оффенбаха. Мейерхольд поставил в «Ревизоре» «всего Гоголя», Бархатов выводит на сцену «всего Гофмана»: действие спектакля подчинено законам поэтического мира автора «Фантазий в манере Калло».

Жанр оммажа выдерживается последовательно. Под звуки оркестрового вступления на черный суперзанавес проецируется эпиграф, сообщающий о том, что великий немецкий писатель жил двойной жизнью, что создаваемый его фантазией мир временами становился для него более реальным, чем сама действительность, — и так далее, с энциклопедической обстоятельностью. За открывшимся занавесом обнаруживается пустынный павильон с гигантским, до поры до времени прикрытым тюлем, окном во весь задник. Это жилище главного героя спектакля, как станет ясно позднее — не интерьер, а скорее знак интерьера.

Если у Оффенбаха Гофман выведен не столько реальным историческим персонажем, сколько изрядно окарикатуренной персонификацией условного романтического художника (или, точнее, расхожих о нем представлений публики Opéra Comique), то у Бархатова протагонист мало того что наделен ярко выраженным психопатологическим сходством со своим прототипом, так еще и выглядит ближайшим родственником «Серапионовых братьев» или героев «Ночных рассказов». Сценическое повествование в точности следует излюбленному гофманианскому маршруту: «фантастический план… внезапно врывается в реальное бытие, смещает все его обыкновения, нарушает его упорядоченное течение, повергает все в хаос».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:5

  • Rheingold· 2012-01-12 23:00:10
    а что это вообще было-то??? кто спектакль-то исполнил??? один Бархатов что ли???
  • vantz· 2012-01-13 03:15:16
    Забавно, что в эпоху пост-постмодернизма и критик и, возможно, автор спектакля так наивно верят в единство автора и его произведений. Гофман был очень ироничный и трезвомыслящий человек. Пил от скуки, было дело. Сильно влюблялся, тоже было дело. Но он совсем не Крейслер и не брат Теодор, скорее уж кот Мурр)
  • ru222· 2012-01-13 13:43:14
    A можно что-нибудь узнать о музыкальной составляющей? А то создаётся впечатление, что спектакль поставлен не в оперном театре.
Читать все комментарии ›
Все новости ›