Выбираю пьесы, которым вообще нечего делать рядом.

Оцените материал

Просмотров: 10099

Пьер-Лоран Эмар: «У меня своя стратегия»

Илья Овчинников · 10/01/2012
Главный интеллектуал среди современных пианистов о способе сделать Листа живым и других возможностях нестандартного программирования

Имена:  Пьер-Лоран Эмар

©  Malcolm Watson

Пьер-Лоран Эмар

Пьер-Лоран Эмар

12 января в Концертном зале Мариинского театра состоится сольный концерт пианиста Пьер-Лорана Эмара — одной из ключевых фигур современного музыкального мира. Эмар известен в первую очередь как блестящий исполнитель репертуара последнего столетия — Айвза, Веберна, Бартока, Берио, Лигети, Этвеша, Картера. Однако в последние годы он стал все чаще играть Моцарта и Бетховена, записал «Искусство фуги» Баха, обратился к Шуману и Листу. ИЛЬЕ ОВЧИННИКОВУ пианист рассказал о сочетаемости сочинений Листа с современной музыкой и поделился мечтой об отпуске.


— По какому принципу объединяются в вашей петербургской программе сочинения Куртага, Шумана, Листа и Дебюсси?

— Что касается Дебюсси, в этом году я много его играю и записываю. Мне давно хотелось обратиться к его прелюдиям — в Петербурге прозвучит Вторая тетрадь. Запланировав их запись, я уже потом сообразил, что нас ждет годовщина Дебюсси — в августе будет отмечаться его 150-летие.

С Листом постепенно прощаюсь — этот долг я отдал сполна. В прошлом году (когда отмечалось двухсотлетие композитора. — OS) я играл Листа в самых разных сочетаниях; идея объединить Листа и Куртага пришла мне в голову еще при подготовке к фестивалю Dialogues, состоявшемуся в Зальцбурге в декабре. В программе участвовал также «Ардитти-квартет» с сочинением Grido Хельмута Лахенмана: это вещь достаточно продолжительная, в одной части, с очень яркой композицией. И я решил исполнить рядом с ней один из шедевров фортепианной литературы — также в одной части и с очень сильной формой, также крайне новаторский для времени своего создания (1851—1853) и открывающий много новых возможностей инструмента. Я говорю о сонате Листа.

Осталось найти нечто вроде рамки для обоих сочинений, чтобы программа была цельной и не слишком короткой. Мне показалось не очень удачным начинать с Grido. Слушателя сначала надо подготовить. Начинать с сонаты Листа тоже нехорошо — это всем известный хит, а нужна перспектива. И мне пришли в голову «Игры» Куртага. Для первого отделения я выбрал пьесы максимально радикальные, а для второго — перед Листом — пьесы, так или иначе пародирующие виртуозность как таковую. Это способ взглянуть на виртуозность Листа со стороны, дистанцироваться от нее, не быть слишком серьезным, добавить своего рода специю.

— Недавно вы также выпустили альбом «Посвящение Листу», где сочинения Листа сопоставляются с пьесами Вагнера, Скрябина, Бартока, Равеля, Мессиана, Берга и нашего современника Марко Строппы.

— Моей целью было подчеркнуть, каким разным мог быть Лист и насколько он современен. Сам Лист считал себя музыкантом будущего, защищал, как мог, музыку своего времени и многое открыл — начиная с современного рояля и кончая новыми гармониями и формами, новыми типами сочинений, изобретением атональной музыки.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Нора Потемкина· 2012-01-12 20:56:43
    Спасибо за хорошее интервью о музыканте, чувствующем "связь времен".
Все новости ›