Мама Гоголя уточняет, что Николай никогда не пил.

Оцените материал

Просмотров: 25056

«Гоголь» Леры Ауэрбах в Вене

Анастасия Буцко · 06/12/2011
Успех самого молодого из авторов издательства Sikorski вызывает у Анастасии Буцко изумление и разные нехорошие мысли

Имена:  Лера Ауэрбах · Николай Гоголь

©  Werner Kmetitsch / www.theater-wien.at

Сцена из спектакля «Гоголь»

Сцена из спектакля «Гоголь»

В уважаемых стенах Театра ан дер Вин, с 2006 года именующего себя «Новой оперой» («старыми» остаются оба других венских оперных дома, Staatsoper и Volksoper), состоялась премьера музыкального спектакля «Гоголь». Автор либретто и музыки — Валерия (Лера) Ауэрбах. Постановщик — Кристина Милитц. Оркестром Австрийского радио дирижировал Владимир Федосеев.

Театр, который, формируя новый имидж, решил не менее двух раз в году ставить заказные сочинения, приглашая Ауэрбах, имел в виду нечто неопределенно «русское». Конкретную тему выбрала сама композитор. Она же назначила себя в либреттисты (у театра сперва были какие-то другие поползновения). В основу либретто легла пьеса, которую Ауэрбах написала по мотивам биографии Гоголя. Целое лето своей жизни она посвятила перечитыванию полного собрания сочинений Гоголя. Кроме того, готовясь к написанию «Гоголя», она освоила около двадцати книг о писателе.

Сама работа шла достаточно споро. «Как будто я всю жизнь готовилась к этому сочинению», — рассказывает автор. На реализацию проекта ушло менее года, на композицию — несколько месяцев.

Спектакль многолюден: есть два Гоголя (эту роль из-за болезни Бо Сковхуса пришлось разделить между Мартином Винклером и Отто Катцамайером — впрочем, прекрасными исполнителями), юный слуга Николка (альтер эго взрослого героя), целый ансамбль демонов: Бес (Ладислав Эглер), ведьма Pоshlust (Наталья Ушакова), Смерть (Стелла Григорян). Еще есть Мать (она же Дева Мария) и три блядовитые «невесты». Ну и еще несколько героев по мелочам: судебный пристав, скрипач на крыше, нимфа на пуантах и, наконец, Вий (он же Врач, он же Священник).

©  Werner Kmetitsch / www.theater-wien.at

Сцена из спектакля «Гоголь»

Сцена из спектакля «Гоголь»

Примерно два часа музыки разбиты на семь сцен: по три в первом и третьем актах и одна — во втором. В Вене опера шла с одним антрактом после второго акта. В первом акте хор поет «Господи, помилуй» и ходит по заснеженной сцене. Николка — мальчик-сопрано с божественным тембром (Себастьян Шаффлер) — поет «Придет серенький волчок и уцепит за бочок». Гоголь в серебряных штанах, среди пенопластовой вьюги, с наполовину обритой головой и в опознавательных круглых очках. Во второй сцене вокруг Гоголя сжимается кольцо демонов земли русской. В третьей Гоголь читает ведьме Poshlust и Смерти свое завещание: «Не предавать тело земле, пока не появятся в теле все признаки разложения». Публика удивлена. Бес исполняет романс «Я встретил вас». В четвертой сцене появляется нимфа в балетной пачке, которая символизирует стремление писателя к прекрасному. Гоголь сокрушается, что не мог удержать красоты и «отличить прекрасного от безобразного». Подоспевший врач-убийца Бес ставит диагноз: «Шизофрения, невроз, анорексия, алкоголизм»... Мама Гоголя уточняет, что Николай никогда не пил.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:7

  • kostikov· 2011-12-06 14:02:20
    ауэрбах - нетребко российского композиторского цеха?
  • prostipoma· 2011-12-06 16:32:23
    Госпожа автор, вместо того чтобы заставлять бедных комментаторов гадать, что же это могло быть, можно было бы послать почтенную публику в Музтеатр им.Станиславского послушать имярек в балете Ноймайера, а не составлять представление о ее опытах по пересказу либретто и изображении музыки на пальцах. Но этот пункт биографии,(много, кстати, сообщающий о том, что издательства берут сначала то, что покупают, а потом - хорошую музыку), видимо, прошелестел мимо внимания. Это понятно,экстатические биения на Спейсе начинаются, только если музыку к балету написал Десятников.
    Под определение ее музыки, равно как и под последние два параграфа приговора буржуазному конфомизму прессы и публики подходит целый пласт именно русских компонистов,включая Канчели и Шнитке, ровно так же состоящих в списке Сикорского, и, подозреваю, пользуемых музиндустрией именно с той же целью, что и Ауэрбах.
    При том, что выводы статьи совершенно верные, хоть и не совсем свежие, мне не совсем понятен месседж. Ну, допустим, это ответ в долгоиграющей полемике, о том, что покупка престижным издательством не гарантирует художественного счастья. Ну , допустим, это утешит некупленных. Сообщение о том, что не все в Европе - Донауешинген, наверное, простимулирует обильное племя пишущих в том же духе русских авторов, которые мучаются тем, что кроме тройки русских экспатов - Борейко,Юровского и Кремера, ностальгирующих по эпохе, когда они уехали (когда и Б.Чайковский считался жутким авангардом)-они не востребовны в Вене и прочих элегантных местах.
    Удивительно то, что здесь http://www.openspace.ru/music_classic/projects/17675/details/31335/?view_comments=all#comments
    Вы мне доказывали совершенно обратное, причем, со "статистикой" в руках. Почитайте себя про экстерьер и про этничность, а здесь вполне солидарны с моими утверждениями.Вы сознательно процитировали здесь мой "свет с востока" из тех комментов?
    Мне наверняка укажут, что я вычитал все совсем не то, но автор непрерывно склоняет Ауэрбах в русском контексте и пеняя ей на неправильную русскость (клюкву), почему то удивляется тому, что как раз таки выдает в уехавшей в 1991 году Ауэрбах отечественный генезис.
    Я бы хотел сказать гсопоже Буцко, что я не придираюсь, и более того, со многим согласен, но мне не понятно, зачем конструировать музыкальный контекст Европы, постоянно приноравливая его под ожидания сознания, выращенного советско-русскими консерваториями. Весь культутртрегерский запал уходит в свисток.Ведь с Ауэрбах все понятно, и если корректно воспроизвести ее биографию, ее фортепеианную карьеру, ее сноровку в написании музыки прежде всего удобной для заказчика. Расскажите людям, как ваша Опера в Кельне влетела со Штокхаузеном в дефицит в миллион евро,чем это кончилось и что не все могут себе это позволить, как бы не был прекрасен Штокхаузен. Что любой интендант находится в вечной раскоряке между необходимостью забивать зал и быть прогрессивным. Какая тут усталость?
    Нет ничего порочного в европейском запросе не на музыканта, а на музыкального деятеля.Ставка на медийную яркость, очень уродливая в русском культурном контексте, совершенно другая в ситуации трагического старения публики в Европе.Самозагон современной музыки, ее левого фронта, в резервацию-это тоже трудно решаемая беда филармоний и театров. Величать это пошлостью несколько опрометчиво.
  • cologne· 2011-12-06 20:29:42
    To prostipoma:
    уважаемый коллега и читатель, я охотно готова поддержать беседу.
    Но не вижу возможности делать это в режиме километровых комментариев, которые, я боюсь, воспринимаются многими как спам. Если есть какая-то возможность прямого контакта - пожалуйста, намекните. С уважением, Ваша Анастасия Буцко
    PS Очень коротко: Валерия Ауэрбах позиционирует себя как русский композитор и наследник великой русской традиции, она проговаривает это в музыке и словах. У немецких коллег нет никакого повода ей не верить. У меня тоже. Нет, "свет с востока" "процитировала" не специально - не знала, что он "Ваш". Скорее полагала, что это общее место. Больше писать комментариев не буду.
Читать все комментарии ›
Все новости ›