Это не деловое профессиональное сотрудничество дирижера с коллективом, а та самая химия, за которую Курентзиса и обожают, и ненавидят в России.

Оцените материал

Просмотров: 18598

Cosi fan tutte под управлением Теодора Курентзиса в Баден-Бадене

Екатерина Бирюкова · 01/02/2011
Если вдуматься в то, что дирижеру из России доверен Моцарт, а совсем даже не Чайковский, то обнаруживается некая смена координат

Имена:  Вольфганг Амадей Моцарт · Йоханнес Лайакер · Мойца Эрдман · Теодор Курентзис · Филипп Химмельман

©  Courtesy Festspielhaus Baden-Baden

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Фестиваль в Баден-Бадене, одном из самых старых, респектабельных и с давних времен сильно русифицированных европейских курортов, в последнее десятилетие ассоциировался прежде всего с Валерием Гергиевым и его труппой. В частности, именно здесь в 2004 году произошло историческое событие: впервые в Германии было показано русское «Кольцо» — тетралогия Вагнера из Мариинки, потрясшее публику и критиков загадочностью постановочной концепции, блистательным оркестром и невероятным количеством обнаружившихся в России могучих вагнеровских голосов (одних валькирий в этой постановке в два раза больше, чем у Вагнера, то есть 16 штук).

На вот уже второй сезон в Баден-Баденском фестивале участвует еще один маэстро из России — Теодор Курентзис, биография которого, помимо греческого происхождения и питерского образования, осложняется перемещениями по необъятной и никому тут не известной российской провинции. В прошлом сезоне, когда он делал здесь «Кармен» и показывал свой коллектив Musica Aeterna (исполняли «Дидону и Энея» Перселла), было выучено слово Novosibirsk. Теперь актуальнее Perm (научиться отличать Сибирь от Урала — это следующая задача, причем не только для немцев, но и для москвичей).

©  Courtesy Festspielhaus Baden-Baden

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Самый масштабный проект нынешнего фестиваля — постановка оперы Моцарта Cosi fan tutte («Так поступают все женщины») под управлением Курентзиса. Если не забывать, что Курентзис воспринимается именно как человек из России («родившемуся в Афинах дирижеру Россия стала родиной», — сообщается в буклете), и вдуматься в то, что ему доверен Моцарт, а совсем даже не Чайковский, то обнаруживается некая смена координат.

Как и в прошлогодней «Кармен», в его моцартовской постановке задействованы оркестр и хор, созданные в начале 90-х годов прошлого века немецким дирижером Томасом Хенгельброком и названные в честь знаменитого архитектора эпохи барокко и рококо Бальтазара Ноймана. Balthasar-Neumann-Chor / Ensemble занимаются тем, что называется исторически достоверным исполнительством, и, судя по всему, они с Курентзисом нашли друг друга. Это не деловое профессиональное сотрудничество дирижера с коллективом, а та самая химия, за которую Курентзиса и обожают, и ненавидят в России.

©  Courtesy Festspielhaus Baden-Baden

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

В Баден-Бадене среди публики никаких эксцессов, впрочем, не наблюдалось. Зал на две с половиной тысячи мест (с отличной акустикой, где можно позволить любое пиано) полон не под завязку, но Курентзис, этот удивительный сибирский грек, ловко управляющийся с «прибароченным» им Моцартом, явно в любимчиках. И совершенно безошибочно публика угадывает главное сокровище — пластичное, тонкое, чувственное музицирование дирижера с исполнительницей роли Фьордилиджи — французской барочной певицей Вероник Жан (Veronique Gens), которая поддается желаниям маэстро, будто кобра факиру. Ее сольные номера — тихие кульминации спектакля, которые публика слушает затаив дыхание и провожает долгими овациями.

Еще один козырь постановки — молоденькая немка Мойца Эрдман (Mojca Erdmann) в роли служанки-сводницы Деспины, восходящая звезда Deutsche Grammophon, обладательница точного сопрано и точеной фигурки, очень подходящей для той непростой задачи, что придумал ей постановщик спектакля. Немецкий режиссер Филипп Химмельман (Philipp Himmelmamn), не имеющий статуса модного бунтаря, но очень востребованный в Германии и за ее пределами, вместе со сценографом Йоханнесом Лайакером (Johannes Leiacker) поставил красивый, динамичный спектакль, где секс оказывается врагом любви, да и вообще нормальных человеческих отношений. Главный визуальный символ — стоящее посреди свежевспаханной сцены (своей посконной грязью она постепенно пачкает идеально белые одежды персонажей) цветущее яблоневое дерево; в начале оперы Деспина грызет сорванное с него уже зрелое яблоко — ничего хорошего из этого, ясное дело, не получается.

©  Courtesy Festspielhaus Baden-Baden

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Ключевой момент в спектакле — финал первого действия, элегантнейшая сцена на грани группового секса. Заводила — Деспина, переодевшаяся в нешуточно соблазнительную медсестру-стриптизершу (первая часть этой профессии даже не очень противоречит тому, что происходит у Моцарта и его либреттиста Лоренцо да Понте). Ей вовсю помогает симпатяга с подтянутым торсом Дон Альфонсо (Константин Вольф — Konstantin Wolff). Именно чувственное любопытство, неловкие потуги раскрепоститься и получить удовольствие, которое доступно Деспине, побуждают Фьордилиджи и Дорабеллу (Сильвия Тро Сантафе — Silvia Tro Santafe) поменяться бойфрендами — Гульельмо (Штефан Генц — Stephan Genz) и Феррандо (Стив Давислим — Steve Davislim).

Но, начавшись как забавная ролевая игра (понятное дело, никто никого не обманывает, никто не уходит на вымышленную войну, никто не переодевается турками — все шестеро персонажей оперы «на берегу» договариваются об увлекательном эксперименте, исследующем женскую верность), история оказывается грустной и даже трагической. Мажорный счастливый финал поется только потому, что он написан Моцартом, но на сцене при этом сидят шестеро человек, которым противно смотреть друг на друга.

©  Courtesy Festspielhaus Baden-Baden

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Сцена из оперы «Так поступают все женщины»

Судя по новым планам Курентзиса и пермского руководства, в начале следующего сезона этот спектакль переезжает в Пермский театр оперы и балета.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • pasha· 2011-02-02 01:23:07
    "...Если вдуматься в то, что дирижеру из России доверен Моцарт, а совсем даже не Чайковский, то обнаруживается некая смена координат..."
    Тише, тише, милая Шарлотта... Успокойтесь, Катя... Меньше пены...
    Кириллу Петренко доверили Кольцо в Байройте (не в Бейруте!) и, как говорят, решили доверить Баварскую оперу, где не только Чайковский.
    Владимир Юровский давно и плотно в Глайндборне (да и в Лондоне тоже) -- это, согласитесь, будет все же породистей баденского Фестшпильхауза с его серовоородными испарениями, анилиновыми старушками и их омерзительными Хельмутами Бергерами. Так что, координаты сменились давно, мы/Вы опять проспали.
  • Yaroslove· 2011-02-03 00:11:30
    Куда-то потеряли одну валькирию - у Вагнера их девять. Видимо, неаккуратно они размножаются в Мариинке.
  • pv· 2011-02-03 06:27:09
    потерян, собственно, анализ... а фотки, нууу, ничего такие, симпатичные, возбуждают интерес, эстетический, разумеется
Все новости ›