Спектакль получился очень странный: с виду – шикарный, по сути – весь шершавый, взъерошенный, неправильный и какой-то подростковый.

Оцените материал

Просмотров: 17274

«Летучая мышь» в Большом театре

Екатерина Бирюкова · 19/03/2010
Важна не интрига, а общий сюр происходящего

Имена:  Василий Бархатов · Зиновий Марголин · Кристоф-Маттиас Мюллер

©  Дамир Юсупов / Большой театр

Сцена из оперетты «Летучая мышь»

Сцена из оперетты «Летучая мышь»

Большое достижение, обнаруженное благодаря новой постановке Большого театра, — наша публика научилась-таки кричать «бу»! Авторов спектакля, кажется, это тоже должно скорее радовать: как и на актуальных европейских премьерах, недовольные «буканья» разбавлялись криками «браво». То есть все было по-взрослому.

Скандалом, тем не менее, это назвать нельзя. Скорее постановка оперетты, с которой Большой ступил за пределы узаконенно серьезного, вызвала осторожное недоумение. Ни на какую полку с уже имеющейся продукцией Большого она не укладывается. Спектакль получился очень странный: с виду — шикарный, по сути — весь шершавый, взъерошенный, неправильный и какой-то подростковый.

По большому счету, правда спектакля, поставленного Василием Бархатовым, раскрывается только в последнем, третьем действии. Там, где основных героев и основную интригу, которая как раз в это время должна распутаться, заслоняют собой: инопланетного вида водолазы в пухлых антикварных костюмах; корреспондентка с микрофоном, настойчиво снимающая телерепортаж о тонущем на горизонте корабле «Иоганн Штраус»; спасшаяся с корабля мокрая танцовщица в футляре для контрабаса и прочие бытовые неожиданности. Но не интрига важна, а общий сюр происходящего.

©  Дамир Юсупов / Большой театр

Сцена из оперетты «Летучая мышь»

Сцена из оперетты «Летучая мышь»

О нем нас, правда, не предупредили — ни в начале, ни в середине спектакля.

Предупредили нас совсем о другом — герои оперетты отправлены плыть на некоем потомке «Титаника» родом из 70-х годов прошлого века, кричаще цветистыми интерьерами которого художник Зиновий Марголин застроил всю сцену Большого театра. За круглыми иллюминаторами — только облака, рыбы, рыбьего телосложения танцовщицы, возникающие в воспаленном воображении главного героя Айзенштайна, и совершенно реальный, цепляющийся за канат любовник его жены Розалинды.

Красивая идея стерильного, замкнутого, отгороженного от остального мира пространства (веселый привет черняковскому «Тристану») начинает, правда, вызывать вопросы с первой же сцены, когда горничная семьи Айзенштайн Адель рвется к больной тете, а ее хозяин — под арест. Где та тетя и где та тюрьма, когда вокруг вода? Но такими примитивными вопросами современно мыслящему зрителю задаваться вроде как некорректно.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:58

  • somonque· 2010-03-20 02:56:07
    Молодец, Бирюкова, 5 баллов. Отлично выкрутилась! Где-то по дорогое растеряла бескомпромисный гнев, который изливала на "бездарных" режиссеров типа Някрошюса, Вика, паунтни и других классиков, работавших в Большом. А вот воистину бездарного Бархатова, раздутого тусовкой до небес, нет сил поругать. Еще бы, столько сил было положено на то, чтобы его пиарить. теперь ругать просто глупо...Как вам нарвится, что спектакль получился "с виду — шикарный, по сути — весь шершавый, взъерошенный, неправильный и какой-то подростковый". Подростоковым спектаклям место в учебном театре ГИТИСа, вот в чем проблема.
    Или вот: Гораздо грамотнее — расшифровывать закрученные режиссерские решения ключевых эпизодов.ТАКОВЫХ НЕТ! Все, что Бархатов поставил, - это все не из этой оперы, особенно расхваливаемый Бирюковой третий акт. ВСЕ НЕ ПРО ТО!!! Все притянуто за уши.
    И еще надо добавить, что только очень глупый режиссер, услышав нверняка еще на репетиции, что в его мизансценах вообще голосов не слышно, не поменяет их для улучшени я акустической ситуации. К черту фонтаны и режсссерские находки, если они заглушают даже такого мервтого дирижера и даже не самых лучших солистов.
    И НАДОЕЛО ЧИТАТЬ АНГАЖИРОВАННУЮ КРИТИКУ,раз вы решили юыть критиком извольте перестать пиарить своих друзей (и больше, чем друзей). ПОРА бы и вам, уважаемая Екатерина, выйти из подрасткового периода и понять, что "общий сюр" важен при постановке телефонного справочника, а не оперетты Летучая мышь на сцене Большого театра. Тут как раз пригодилсябы мозг, да у г-на Бархатова он был использован на потактвоео мизансценирование с эффектами (привет Бертману, а не Чернякову). Где уж тут с опереттой разбираться. Очень хочется надеяться, что даже при общей тупости руководства Большого театра, больше таких "взъершенных" спектаклей на его сцене не будет...
  • Yukon· 2010-03-20 10:16:52
    Вообще-то это плагиат "И корабль плывет..." Феллини. Некоторые сцены слизаны без стыда и зазрения совести - "братание с рабочими из машзала".
  • Yukon· 2010-03-20 10:21:11
    P.S. + плагиат с "Корабля дураков" Крамера.
Читать все комментарии ›
Все новости ›