На протяжении всего концерта не покидала мысль: то ли с акустикой что-то не то в знаменитом зале, то ли дело в певцах и их ощущении себя на сцене.

Оцените материал

Просмотров: 9431

ХХIII Международный конкурс вокалистов имени Глинки

Екатерина Андреас · 16/12/2009
В Большом зале Консерватории состоялся заключительный концерт (третий тур) конкурса, открывшего в свое время голоса Елены Образцовой, Анны Нетребко, Дмитрия Хворостовского

©  Предоставлено Московской Консерваторией

ХХIII Международный конкурс вокалистов имени Глинки
Многие годы путешествовавший по Советскому Союзу, потом по России, в этом году конкурс вернулся в Москву. Пришло 225 заявок на участие (сумма взноса с «носа» каждого участника — 2500 р.), приехало 180 певцов. В итоге жюри выбрало в третий тур 16 претендентов вместо 12. Формирование призового фонда (450 тыс. рублей) сложно представить без личных вложений «выпускника» Дмитрия Хворостовского.

На протяжении всего концерта не покидала мысль: то ли с акустикой что-то не то в знаменитом зале, то ли дело в певцах и их ощущении себя на сцене. Сценическая неподготовленность некоторых певцов, даже уже работающих в театрах, сразу бросилась в глаза. Конкурс был стремительный, выжимающий все силы: прослушивания в течение недели шли с пол-одиннадцатого дня до позднего вечера. Между объявлением результатов второго тура и гала-концертом у конкурсантов был только один день, чтобы проверить себя в зале. Видимо, репетировать с участниками третьего тура нужно дольше, чтобы оставались не только дипломы и звания у участников, но и чувство удовольствия у слушателей.

Имея огромный потенциал, громогласный тенор Николай Ерохин (получивший, кстати, первую премию), увы, не смог спеть ариозо Германна из «Пиковой дамы» музыкально, не забивая гвозди в уши. Складывается впечатление, что чем сильнее крикни нашей публике, тем дольше она будет вопить «браво» в ответ. Впрочем, кто хоть что-то понимает (а именно что с такой махиной нельзя так петь и что нужен не просто голос, но и умение им управлять) — тот свистел. Ерохин еще пока студент 2-го курса консерватории. Через два года он уже не смог бы участвовать в конкурсе по возрастному цензу (принимали тех, кто родился не раньше 1 января 1977 года), так что, можно сказать, он получил премию авансом.

Напротив, у баса Максима Осокина получилось спеть арию Сусанина из «Жизнь за царя» без надрыва и так, что каждое слово было слышно и понятно даже на галерке. Но, несмотря на то что певца было интересно слушать, чего-то, видимо, ему не хватило, чтобы получить премию, а не диплом.

Хотелось бы отметить еще одно выступление «дипломника», но на этот раз, увы, крайне провальное. Даже повезло, что многолетняя патронесса, председательница жюри конкурса Ирина Константиновна Архипова, блистательно певшая в свое время романс Полины из «Пиковой дамы», не слышала (из-за болезни) этой партии в исполнении меццо-сопрано Марфы Шумковой (кстати, аспирантки класса члена жюри Владислава Пьявко). У певицы шикарный нижний регистр, но на верхнем «ля» голос чуть не сорвался, а в арии Далилы из оперы Сен-Санса было слишком много вибрато. Может быть, просто были выбраны не те партии?

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • prostipoma· 2009-12-16 21:03:40
    Ну че, воццеколюбы? У поднимания с колен ГАБТа большое будущее.
    Кстати, чего вы ужасаетесь насчет партий? Он еще б чего нибудь поизысканнее нарыл, Вдовин еще пртендует на роль кормчего, для него откровение, что то, что поют в эвропах, не обязательно когда-то пелось в первопрестольной.
  • karambolina· 2009-12-17 17:15:38
    странный текст. отрывочные, бессвязные мысли, грубость, кондовость. не уровень, заявленный ранее.
  • ka· 2009-12-18 13:28:13
    спасибо за критику!
Все новости ›