Оцените материал

Просмотров: 2888

Переподготовка муэдзинов

Роман Лейбов · 28/04/2008
Сказка о силе слов и о победе разума над природой

©  Анна Всесвятская

Переподготовка муэдзинов
Сказка о силе слов и о победе разума над природой
В России будут готовить журналистов для работы на зарубежную аудиторию




Жил-был один эмир, рассказывают люди. Владения его были пространны, хотя и состояли они на шесть восьмых из Пустыни, в которой обитали исключительно одни лишь верблюды, суслики и змеи. Но соседи все равно завидовали обширности владений эмира и строили против него разнообразные козни.

В принципе, это можно было бы как-то пережить: большую часть времени эмир проводил не с соседями, а в кругу многочисленных жен и детей, но все же ему приходилось порой встречаться на высшем уровне с зарубежными коллегами, и во время этих встреч каждый норовил ввернуть что-нибудь обидное насчет Пустыни.

То сосед-султан как бы ненароком сообщит: дескать, у него есть такой белый верблюд, на котором не постеснялся бы ездить сам Пророк. То могущественный падишах подарит зонтик с намеком. То дальний раджа, вовсе никудышный на саммите человек, явится в галстуке вызывающе песочного цвета. А уж что вытворяли бесчисленные ханы, даже вспоминать не хочется.

Обиднее всего было то, что эти настроения разделяли подданные эмира. Глупые дехкане не желали селиться в Пустыне, несмотря на то что на этот проект было потрачено немало золота из эмирской казны. Алчные купцы не гнали туда караванов с товарами. Даже хитрые цыгане, доставленные в Пустыню по приказу эмира, заселенные в специально построенные для них дома и снабженные всем необходимым, включая денежное пособие на десять лет вперед, и те бесследно исчезли — через три года эмир прочитал в газетах, что все пять таборов видели в районе Вышнего Волочка.

Эмир казнил уже четвертого визиря, провалившего дело заселения Пустыни (первые три закончили Гарвард, последний был выпускником Сорбонны), и впал в меланхолию, предвидя новые мучения на очередной встрече владык, которая должна была состояться через полгода.В это время в эмирате появился Молла Насреддин. Он въехал в столицу на осле и был в чалме оранжевого цвета. К нему подбежал нищий мальчик; Молла Насреддин дал мальчику сушеную смокву. Прямо от ворот города Насреддин направился во дворец эмира и, предъявив стражникам вырезку из какой-то газеты с чужеземными письменами, был допущен к владыке, разуверившемуся в мудрости мудрецов.

— О могущественнейший из могущественных... — начал Молла, но эмир перебил его:
— Короче! В чем твой план, о чужеземец?
— Вся сила, эмир, теперь — в муэдзинах. Пусть они прибавляют к распеваемым ими азанам две волшебные фразы, которые я сообщу тебе сейчас. Вот первая фраза: «Никакой Пустыни у нас нет!» Вот вторая: «Наша Пустыня — самая большая и пустынная в мире!»
— И что же? — недоверчиво спросил эмир. — Пустыня от этого исчезнет или глупый народ начнет там селиться? Что за польза от этого совета?
— А вот увидишь сам, что за польза. И вот еще что сделай — прикажи выстроить побольше мечетей вдоль всей границы твоего эмирата, вели собрать в них самых толстых, самых зычноголосых муэдзинов. Пусть пройдут они специальные курсы или переподготовку, пусть изучат наречия окружающих твое государство народов и племен, пусть рядятся в их одежды и на всех языках пусть повторяют те же две волшебные фразы.
— Я осыплю тебя золотом, чужеземец, если твой план сработает. Ну а если не сработает... сам понимаешь. — И эмир сделал выразительный жест пальцами в районе горла.
— Знаешь, — почесав в затылке, сказал Молла Насреддин, — я очень тороплюсь, у меня дела в Фергане. Давай поступим так: ты платишь за мой совет всего сорок золотых, а я уезжаю.
— Ну или так, — ответил эмир.

Выезжая из города, Насреддин встретил того же нищего мальчика, дал ему монету и подарил вырезку из газеты с чужеземными письменами.

Прошло полгода. Эмир сделал все, как сказал ему Молла, и поехал на саммит в очень хорошем настроении.

— Что-то ханы в этот раз не приехали, — заметил эмиру падишах после открытия встречи. — Прямо даже как-то пустынно.
— Никакой Пустыни у нас нет! — выкрикнул в ответ эмир.
На следующий день султан пожаловался эмиру на опустошившее его страну наводнение.
— Наша Пустыня — самая большая и пустынная в мире! — отвечал султану эмир.

— Хороший человек эмир, — говорил потом султан падишаху, — и какой патриот! Жаль, сдавать стал.

Вырезка из иностранной газеты до сих пор хранится у прапрапраправнука того нищего мальчика. Если бы он умел читать по-русски, он прочел бы там вот что:

«В России будут готовить журналистов для работы на зарубежную аудиторию», — сообщил председатель комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации, главный редактор «МК» Павел Гусев.
В настоящее время проводится работа по «созданию курсов или переподготовке, которые будут заниматься обучением людей на определенные темы, связанные с Россией и не только»,— сказал Гусев в понедельник на «круглом столе» «Образ России в информационном пространстве».
В свою очередь, участвующий в «круглом столе» заместитель генерального директора издательского дома «Российская газета» Евгений Абов отметил, что положительный имидж России за рубежом могут создать только квалифицированные журналисты.



Автор — преподаватель Тартуского университета, Эстония

 

 

 

 

 

Все новости ›