Оцените материал

Просмотров: 5997

День Печати

Роман Лейбов · 23/06/2008
Сказка об одном хакере и о неожиданных результатах его проказ

©  Анна Всесвятская

День Печати
Сказка об одном хакере и о неожиданных результатах его проказ

В интернете был опубликован список «врагов народа». В него вошли правозащитники и сотрудники правоохранительных органов


1.

Жил да был один Царь, и он очень любил свой народ. Он так его любил, что учредил по пятницам еженедельный государственный праздник — День Печати.

В День Печати Царь выходил на площадь и разговаривал с народом. Он отвечал на любые вопросы: когда починят лифт, как лучше консервировать помидоры, почему работает телевизор, отчего у зайцев такие маленькие хвосты, где лучше поменять валюту...

В конце Царь сам обращался к народу, спрашивая, нету ли у него, Народа, каких-нибудь врагов? И Народ рассказывал, сколько врагов накопилось за неделю. Этот ритуал именовался «Вечным Вопросом» и привлекал многочисленных иностранных туристов.

Врагам тут же рубили головы, все остальные расходились, довольные друг другом.

По субботам Царь читал вслух своим родным газетный отчет о Дне печати. По воскресеньям, как положено Царю, отдыхал. С понедельника по четверг совещался с Министром Печати, готовясь к новой встрече с народом и придумывая вопросы позаковыристее, чтобы потом на них ответить.

Не следует, кстати, думать, что встречи с народом были подстроены, а вопросы Царю и ответы на Вечный Вопрос выучены наизусть. Вовсе нет. Дело в том, что Печать, которой заведовал Министр, была только с виду простая, медная и на деревянной ручке. На самом деле это была волшебная Печать, которую подарила прадеду Царя одна исключительно добрая волшебница.

Если взять эту Печать, произнести страшное нужное заклинание и одновременно шлепнуть по любой бумаге, на которой написаны какие-нибудь слова, то эти слова чудесным образом тут же разлетались с бумаги и проникали в головы подданных. Подданные даже не понимали, что это — не их слова. Им казалось, что они говорят сами; так что по пятницам на площади было не протолкнуться, так много там толпилось желающих узнать, как пишется слово «тринитротолуол», где живут сурикаты и скоро ли будет построен новый мост.

Ну и ответить на Вечный Вопрос, разумеется.

2.

Все шло хорошо до поры до времени, как обычно. Но рано или поздно всегда что-нибудь случается. Причем обычно сначала случается что-нибудь незаметное и даже смешное.

Так случилось и на этот раз: вечером старушка Мария Николаевна Кукушкина недоглядела за своей болонкой Зизи, и та сходила прямо на тротуар. Как на грех, дворник Петр приболел после празднования своего пятидесятитрехлетия и не вышел с утра на работу. Купец первейшей гильдии Сила Титыч Копылов, вылезая из своего «порша», поскользнулся и обронил портмоне. Так деньги купца оказались в кармане у молодого человека романтических занятий Демьяна Синенького; вечером он поставил их в казино «Три поросенка» на «зеро» и выиграл.

Теперь у Демьяна Синенького было все для того, чтобы привести в действие свой план.

3.

Прабабушка Демьяна Синенького служила придворной карлицей. Она, кстати, была женщиной чуть ниже среднего роста, но как раз в тот момент на мировых рынках котировки карликов резко подскочили, казна была расстроена, свои же карлики — не уродились. Так что пришлось заполнять вакантное место прабабушкой.

Карлица была страшно любопытна и обладала прекрасным слухом. Поэтому она очень любила подслушивать и была в курсе всего, что происходило во дворце. А поскольку она считалась карлицей, то ее не замечали, так что подслушивать было совсем легко.

Так подслушала она однажды разговор прадеда Царя с доброй волшебницей и запомнила страшное нужное заклинание, которое на всякий случай передала своему потомству.

После выигрыша романтическому Демьяну оставалось только сделать дубликат волшебной Печати, что не составило труда, поскольку дворцовые служители получали довольно незначительное, как им казалось, жалованье и во всяком случае никогда не отказывали щедрым людям в мелких услугах.

Зачем ему это все, Демьян Синенький, будучи в душе поэтом, не задумывался. Просто интересно было посмотреть, что получится, если запустить два списка разом.

4.

Вечером в четверг Министр приложил Печать к высочайше утвержденному списку и произнес страшное нужное заклинание:

— Джи-жи-нас, паиррр, пора по данга, лама рек!!!

В тот же момент Демьян Синенький приложил свою копию Печати к своему списку и произнес страшное нужное заклинание:

— Джи-жи-нас, паирррр, пора по данга, лама рек!!!

5.

Вы, конечно, заметили, что заклинание, которое произнес Демьян, было не совсем таким, как заклинание Министра Печати. В нем было всего на одну букву больше, но эта буква весила очень много. Прабабка-карлица ли ошиблась, или лишнее «р» появилось в других поколениях, мы не знаем, но если произнести в заклинании «паирррр» вместо «паиррр», то оно начинало работать избирательно: список вопросов оставался на бумаге, зато список ответов на Вечный Вопрос немедленно срывался и несся в головы подданных, вытесняя оттуда все прочие ответы.

Именно поэтому в этот последний в истории День Печати сперва ничто не предвещало беды. Царь рассказал народу про авитаминоз, про происхождение слова «колошматить», про принцип действия двигателя внутреннего сгорания, ответил на другие накопившиеся за неделю интересные вопросы.

Праздник подошел к кульминации.
— А и нету ли у тебя, Народ мой возлюбленный, врагов тайных и явных? Назови мне имена их презренные, да предам я на их казнь смертную, лютую, на позор-поруганьеце! — дежурным голосом зачитал Царь формулу Вечного Вопроса.

И тут началось.

Надо сказать, Демьян Синенький постарался на славу, его список был обширен и нетривиален. Площадь загудела, как четыреста четыре фондовые биржи. Перебивая друг друга, народ кричал:

— Колычев! Аблесимов! Худайбердыев! Альперович! Хозяева бультерьеров! Шалва Шаликашвили! Некурящие блондинки! Министр Печати! Дима Баран! Аптекарь Слесаренко! Слесарь Аптекман! Царь и все его родные и близкие! Шах Охватипиджак! Чулковы Никита и Глеб! Левши! Евгений Поросян! Некрофилы! Студенты! Продавцы накомарников! Президент Самкоси! Отец Онуфрий! Зинка из пятого подъезда! Все, кто водки не пьет! Я! Ты! Он! Она!

6.

Возникла, конечно, неразбериха. Стража не понимала, кого хватать, и на всякий случай смешалась с толпой. Враги народа, покорно ожидающие своей участи неподалеку, перемигнулись и сбежали за границу, где затем преуспели в качестве приглашенных профессоров в крупнейших университетах. Царь проявил незаурядное личное мужество: он смело оседлал коня и хладнокровно отбыл с площади в неизвестном направлении.

7.

Элитарный карманник Степан Дочкин, имевший привилегию на работу в День Печати, долго недоумевал: зачем и кому были нужны эти две с виду совершенно одинаковые штуковины? Они достались Степану в числе прочих трофеев во время последнего праздника.

Но потом Степан приспособился колоть ими орехи и больше вопросами не задавался.

Автор — преподаватель Тартуского университета

 

 

 

 

 

Все новости ›