Оцените материал

Просмотров: 6154

И в овале бадьи видит лицо судьи

Владимир Санин · 09/07/2008
Сеть за неделю: блогеров под суд, зрячих под подозрение. Библиотеки — свободны

©  Getty Images / Fotobank

И в овале бадьи видит лицо судьи
Блогера и музыканта Савву Терентьева приговорили к году лишения свободы условно. Причиной этого послужил комментарий Терентьева в ЖЖ, сделанный им под статьей сыктывкарского журналиста Бориса Суранова об обыске в редакции газеты «Зырянская жизнь». Запись, вызвавшая возмущение сыктывкарских правоохранителей, была почти сразу удалена из ЖЖ Суранова, однако это не помогло: прокуратура возбудила уголовное дело по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства»). Как именно юзернейм в ЖЖ был сопоставлен реальному человеку, неизвестно, однако, учитывая, что уголовное дело было возбуждено по заявлению оперуполномоченного отдела по борьбе с преступлениями в
сфере высоких технологий (отдел «К») МВД Коми Николая Сичкаря, видимо, проблем с оперативно-розыскными мероприятиями у следствия не было. Поскольку лингвистическая экспертиза не нашла в комментарии Терентьева призывов к разжиганию социальной вражды, а только «мнение», понадобилась вторая экспертиза, социогуманитарная: это выдающееся произведение специально отобранных прокуратурой сыктывкарских ученых мы обсуждали в предыдущем выпуске.

Решение суда можно охарактеризовать разве что словом «катастрофа». Во-первых, сотрудники МВД признаны «социальной группой» (следующий шаг - признание социальной группой сотрудников АП или министров правительства), которая нуждается в защите от высказываний граждан. Во-вторых, за стертый комментарий в блоге теперь можно не только судить, но и осудить. Фраза «с использованием СМИ» из обвинительного приговора исчезла, объявить все блоги СМИ оказалось слишком даже для судьи Сухаревой, но сути дела это не меняет. Полный текст обвинительного заключения можно прочесть здесь. Есть некоторая надежда на суды высшей инстанции, но она, прямо скажем, невелика: всего 0,5% судебных процессов в России завершается признанием невиновности обвиняемых.

Уголовное дело схожего рода грозит жительнице Великого Новгорода Евгении Савельевой. Официальный комментарий изложен, как водится, даже не птичьим, а каким-то инопланетным языком: «Старший помощник руководителя СУ СК при Прокуратуре РФ по Новгородской области Инна Берман в ходе проведенной следствием проверки материалов, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками УФСБ по области, установлено, что в период времени с 7 октября 2006 года по 7 мая 2007 года с IP-адресов, зарегистрированных на территории Великого Новгорода, были размещены текстовые файлы, содержащие экстремистские призывы и высказывания, направленные на возбуждение расовой, межнациональной или религиозной розни, унижение национального достоинства. К данным файлам имелся свободный доступ, и после размещения они стали объектами изучения со стороны пользователей сети Интернет». За что на самом деле собрались отдавать под суд национально ориентированную пользовательницу ЖЖ, не совсем понятно — стороннему человеку суть ее взглядов из содержимого блога установить решительно не представляется возможным. За комментарий в блоге у нас уже судят, за записи, кажется, тоже. Как говорил Андре Жид по другому поводу: «А за геморрой у вас не судят?» Можно еще, например, попробовать отдать кого-нибудь под суд за неосмотрительно выбранный юзернейм. У нас такие региональные прокуроры, что все получится.

Предстанет перед судом и девятнадцатилетний электромонтер из Томска, также обвиняемый по статье «Возбуждение ненависти либо вражды по признакам расы, национальности, происхождения, совершенное публично, с использованием средств массовой информации». Неназванный электромонтер размещал в сети нацистские ролики с записью избиений «лиц неславянской наружности». Пикантность ситуации в данном случае состоит не просто в том, что правоохранительные органы снова борются не с избиениями, но с теми, кто размещает ролики, а в том, что, по сути дела, «в интернете» ролики размещены не были. Обвиняемый выкладывал на томский торрент-трекер, разумеется, не сами записи, а торрент-файлы. Что юстиция должна делать в таких случаях, вообще непонятно. Торренты даже и по части копирайта находятся, некоторым образом, в серой части законодательства, а уж как применять к ним 282-ю, и вовсе не ясно. Объявить трекер СМИ — еще большее насилие над здравым смыслом, чем в случае с блогами. Правоприменение, работающее по принципу «был бы человек — статья найдется», несомненно, справится и с этим случаем, но если из объявленной кампании по приведению судебной системы в порядок что-нибудь выйдет, эту проблему однажды все-таки придется решать.

В Великобритании, говорят, разрабатывается законодательство, которое, в случае чего, позволит за скачивание незаконного контента просто отключать пользователей от сети. Проблемы британцев носят, понятно, несколько иной характер, речь идет о нарушении копирайтного законодательства, но суть проблемы та же самая: каким образом разместить p2p-технологии в поле современного законодательства, будь то российское, ограничивающее свободу слова, или британское, защищающее копирайт, никто не понимает. Президент Франции Николя Саркози, недавно предложивший отключать французских пользователей, трижды уличенных в скачивании нелегального контента, теперь требует распространить этот восхитительный принцип на весь Евросоюз. Самое трогательное в этой истории — способ, которым должны определяться потенциальные нарушители: в первую очередь под подозрение будут попадать обладатели самых быстрых соединений. Еще можно ввести сплошные проверки людей со стопроцентным зрением на незаконное хранение оружия: каждому понятно, что человек с хорошим зрением — потенциальный снайпер-убийца. Недавно еще, кстати, появились сетевые устройства хранения данных, которые могут сами скачивать файлы из BitTorrent. А чего? Удобно: ни один роутер еще никогда не оказывал сопротивления при аресте, правило «Миранды» им тоже зачитывать не обязательно. Надежда только на Бендера с его Лигой Роботов.

А пока идет работа над законодательством, Virgin media разослала восьмистам своим абонентам, замеченным в скачивании музыки через p2p, предупреждения о том, что так делать не надо. Довеском те же восемьсот человек получили письмо от British Phonographic Industry — организации, представляющей интересы звукозаписывающих лейблов. Если кого-нибудь из адресатов снова поймают, то Virgin грозит отключить рецидивиста от сети, а BPI — подать на него в суд. Есть ощущение, что абонентов, скачивающих музыку из файлообменных сетей, у Virgin несколько больше восьмисот, а скромный масштаб кампании объясняется страхом блюстителей авторских прав перед массовым исходом абонентов к менее разборчивым конкурентам (например, к тем, у кого в холдинге нет, как у Virgin, звукозаписывающего лейбла). Правильно боятся, опасность неумозрительная. Кстати, в США 19% пользующихся интернетом граждан заявили, что их ничто не заставит перейти на широкополосный доступ: не то чтобы провайдер не предоставлял таких услуг, не то чтобы денег не было, а вот нет, и все. Здравый смысл, видимо, подсказывает, что так оно спокойнее. Можно и еще радикальнее: нет доступа — нет проблемы.

А вот как выглядит защита копирайта (в данном случае на программное обеспечение) у нас: неделю назад в Самаре задержали полномочного представителя правообладателей компьютерного программного обеспечения по Самарскому региону ЗАО «1С», ЗАО «АСКОН» и Microsoft Сударева А.С. Представитель (купно, разумеется, с сотрудниками милиции, которых у нас всякий блогер может обидеть), создал преступную группу и занимался вымогательством под предлогом сокрытия правонарушений, касающихся использования нелицензионных компьютерных программ. Сам этот факт не очень интересен для нашего раздела, посвященного медиа, кабы не одна зацепка: дело в том, что фамилия Сударева уже всплывала однажды в сообщениях информационных агентств, когда в ноябре 2007 года в Самаре был прекращен выпуск «Новой газеты». Тогда на ее главреда Сергея Курт-Аджиева было открыто уголовное дело, как раз под предлогом наличия на компьютерах редакции нелицензионного программного обеспечения Microsoft, Adobe и «1C». Газету закрывали по несомненно политическим мотивам. Прекрасно понимающие это Microsoft и Adobe не захотели мараться, а единственным, кто не снял обвинение, был представитель «» — этот самый Сударев А.С. Отличный пример того, как борьба за копирайт, незаконное преследование за политические взгляды и простая уголовщина сливаются до степени полного неразличения.
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›