Оцените материал

Просмотров: 6716

Послушно пробасил

Олег Кашин · 12/11/2008
Письмо Глебу Мореву, редактору раздела «Медиа» OPENSPACE.RU

©  Getty Images / Fotobank

Послушно пробасил
Дорогой Глеб,

я вам сразу сознаюсь: такое большое письмо — это не закос под Татьяну Никитичну Толстую, а в некотором смысле умышленный трюк. Если бы я написал просто, одной строкой: так, мол, и так, колонки не будет, вы бы, конечно, подумали, что мне лень, что я спать хочу, еще что-то — в общем, сочли бы меня обманщиком и халтурщиком. Поэтому я нарочно пишу письмо размером с колонку, чтобы вы поняли, что я не притворяюсь, а совершенно серьезно паникую — а я паникую, я в ужасе. С полуночи (сейчас уже вторник, шесть утра) сижу перед пустым файлом и не знаю, о чем вам можно написать. Какой-то кошмарный «творческий кризис» — закавычиваю, чтобы не было путаницы с большим кризисом, о котором, наверное, можно было бы написать колонку, если бы не соображения, которыми я с вами сейчас хочу поделиться.

Я как раз сегодня полвечера проговорил с NN из «Коммерсанта» (у них переход на летнюю версию, то есть 16 полос вместо нынешних 24, с соответствующими сокращениями — чуть ли не до трех человек на каждый отдел), то есть не говорил, а слушал жалобы.

Еще год назад (NN работает в «Коммерсанте» лет шесть или семь, давно) ему было жутко интересно расширять сферу своего влияния в газете, отбивать темы у других отделов, писать сенсационные заметки на первую полосу и т.п. А сейчас ничего не интересно, и даже, может быть, ему хотелось бы уйти из «Ъ», но уходить из «Ъ» некуда, потому что вокруг — пустота. До сих пор выручал корпоративный патриотизм, а сейчас и он куда-то исчез, и NN даже боится, что это не в «Ъ» проблемы, а в голове у NN. А я успокаивал, говорил, что проблемы — не с головой у NN, а с общим климатом, вот с этой пустотой, которая повсюду. Что, действительно, нет таких тем, которыми было бы интересно заниматься, о которых было бы интересно читать. Даже кризис — ну вот что можно написать о кризисе такого, что бы, например, я, обыватель Олег Кашин, прочитал бы и подумал: «Ну блин, ну ни фига себе». Успокаивал я NN, успокаивал, а сейчас, получается, мне самому нужен такой успокоитель.

©  Getty Images / Fotobank

Послушно пробасил
Вот на этой неделе у меня три заметки: одна для нас, две для дружественных изданий. Темы в каждом случае, конечно, выбирал я сам, то есть типа мне это все должно быть интересно. Оно и интересно, но только в формальном смысле, потому что на самом деле я совершенно не понимаю, зачем и для кого. То есть сам я заметки на эти темы читать бы не стал, даже если бы мне их кто-нибудь давал почитать с закладкой на соответствующей странице. Вот сейчас журнал «Смена» восстал из ада: «Целевая аудитория — это профессионалы и менеджеры в возрасте 35—45 лет». Я любитель в возрасте 28 лет, но купил, прочитал. Интервью писательницы Наташи Маркович; проблемная статья о том, как в Бельгии народ с автомобилей пересаживается на велосипеды; передовица о 90-летии комсомола («Более трехсот лет назад Петр I, создавая потешные полки, сотворил прообраз мощнейшей организации ХХ века — Российского коммунистического союза молодежи, чуть позже названного Ленинским комсомолом», — я не издеваюсь, это реальная цитата из журнала!); какой-то дурацкий детектив с продолжением. И куча билбордов, рекламирующих это говно на улицах Москвы. И приоритетная выкладка в «Азбуке вкуса».

Но еще ужаснее то, что на самом деле сейчас у нас всё — такой журнал «Смена». Непонятно о чем, непонятно зачем, непонятно для кого. Все хвалят «Русский репортер» — я попробовал его читать, вот, тоже процитирую, это потрясающе: «Голый торс, папироса в зубах, тертые камуфляжные штаны. Покрутив бритой, огромной, словно котел, башкой, гигант затянулся «Беломором». — Дядя Коля! Шагом марш в курилку! Пожароопасность нам создаешь, — насмешливо крикнул буровой мастер. — Иду… — послушно пробасил Коля», — послушно пробасил, понимаете?

Сейчас модно собирать всякие слухи: кого закрывают, кого сокращают, где зарплаты урезают, — я сам вам могу десяток таких слухов, достоверных или недостоверных, пересказать. Но тут есть более интересный момент, даже два: во-первых, те, кого закрывают или переводят на голодный паек, — их не жалко совершенно, никого. Вы что, переживаете из-за закрытия журнала «Москва. Инструкция по применению»? Вам грустно из-за сокращений в «Новых Известиях»? Вот и я не переживаю, вот и мне не грустно. Это во-первых.

А во-вторых… Во-вторых, я не могу представить, что должно произойти, чтобы я вам, например, сказал: да, мол, ужасные вещи творятся, кризис не щадит самых лучших. Самые лучшие — это кто? Закрытие какого журнала, какой газеты вызовет у меня или у вас какие-нибудь эмоции? «Русский репортер»? Да пошел он в жопу. «Нью таймс» с «западной ветчиной»? Туда же. «Ньюсвик»? А вы его читаете?

Я, может быть, ужасную антикорпоративную вещь скажу — мне (не дай Бог, конечно, но все-таки) и «Русской жизни» будет не жалко, потому что — ну а что, до бесконечности, что ли, нужно что-то кому-то доказывать и гордиться тем, что все пишут про Медведева, а мы не пишем?

К чему это я, вы, наверное, догадались. Мне не о чем написать в OPENSPACE. Не презирайте меня за это, пожалуйста, это явно временная история. Может быть, всего лишь до следующего понедельника :)

Автор — заместитель главного редактора журнала «Русская жизнь»


Все тексты рубрики

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:9

  • kro-p· 2008-11-13 18:23:39
    интересно, а Олег Кашин такой один? или остальные пишущие, читающие, обсуждающие тоже так думают - хотя бы иногда?
    и ещё после прочтения такого текста интересно, что заставит Олега Кашина продолжить писать? если мы узнали, почему писать не имеет смысла, то теперь хочется узнать, почему писать имеет смысл.
    это не ирония, это занудное желание понять, что происходит. потому что происходит какое-то г-но.
  • kashin· 2008-11-13 20:12:07
    Я точно не один такой, в ЖЖ, по крайней мере, несколько комментаторов сказали, что их посещали те же мысли, но они стеснялись сказать.
    Вопрос "что заставит писать" - так он пока не стоит. Пишем пока, не волнуйтесь.
  • antosha· 2008-11-13 23:08:59
    А интересно, за вот такую "журналистскую" деятельность в Опенспейсе тоже платят гонорар? "Я вам хочу сказать, что мне вам нечего сказать, так как просто нечего сказать, сами понимаете". Средств массовой информации слишком много, а авторов и читателей этого барахла слишком мало. Слова обесценились самым естественным образом, стали атавизмом при рекламе товаров или политических проектов: и в самом деле, что тут стараться что-то говорить? Нет общественных интститутов - нет сми и журналистов, а есть слова, почему-то все еще за чьи-то деньги, заполняющие пустоту( прискорбно
Читать все комментарии ›
Все новости ›