Если ценности не поддерживаются ни на одном уровне, то невозможно себе помыслить никакой совет мудрецов, который бы их поддерживал сверху.

Оцените материал

Просмотров: 6542

От СМИ одни несчастья

Александр Морозов · 09/12/2010
Не очень понятно, насколько наши «объединенные заводы Круппа» готовы отстаивать ценности слабой и неукорененной «веймарской демократии»
Правительство решило сбросить СМИ с бюджета, избавиться от плохих активов. Дворкович перед оглашением послания об этом говорил исключительно в экономическом ключе (о выгодах для государства), а Медведев, оглашая послание, энергичными модуляциями голоса дал понять, что это имеет и политический смысл: мол, обросли губернские администрации разными бизнесами, в том числе и медиа. И пора с этой непрофильностью кончать.

Комментарии на решение Медведева критические. Например, Л. Бершидский говорит: какая разница – если сохранится система госгрантов? А. Константинов спрашивает: кто же купит-то, рынка-то никакого нет? Оппозиция – не только несистемная, но и «системная», например М. Емельянов, замечает, что ее присутствие в СМИ вообще окажется невозможным. Часть губернаторов рапортует о готовности. Другая часть с изумлением вопрошает: а что будет с районной прессой, которая на рекламе выжить не может? Что с ней станет? Она будет рассказывать населению деревень и поселков о возвышенном имидже нового владельца всех этих газеток? Это получится такое окончательное, тотальное газпроммедиа. Все региональные СМИ в собственности «объединенных заводов Круппа».

Логика правительства понятна: расширить приватизационный лонг-лист, пополнить бюджет. А дальше уже ничего не понятно: каковы реальные сценарии? Региональные медиабароны, т.е. замечательные парни, которые сумели в тяжелых условиях создать маленькие медиахолдинги с несколькими газетами, журналами и собственными точками реализации, не смогут купить эти активы – это им не по силам. Покупателями могут быть экономические гранды территорий. Скажем, «Северсталь» может купить все газетки Вологодской области, а «Лукойл», например, пермские. Приведет ли это к модернизации региональных медиа? Ну да. Возникнут холдинги, единая рекламная служба, стратегический менеджмент и т.д. Что препятствует полной коммерциализации контента, т.е. превращению всей прессы в рекламные таблоиды? Да в общем ничего. Ну, можно уповать на то, что главы российских мегабизнесов – люди просвещенные, сторонники свободы слова и развития демократии – понимают ценность творческой свободы редакций и т.д. Этому упованию, правда, препятствует то, что мы очень редко слышим какие-либо публичные подтверждения верности идеалам со стороны наших капитанов большого бизнеса. Не очень-то понятно, насколько наши «объединенные заводы Круппа» готовы отстаивать ценности слабой и неукорененной «веймарской демократии». Тут парадокс: СМИ, которые должны в их небесном замысле играть роль предохранителя от политического и коммерческого монополизма, сами нуждаются в заботе об их роковой монополизации. Как эта забота может быть осуществлена, кем? Какими институциями? Капкан заключен в том, что если ценности не поддерживаются ни на одном уровне, то невозможно себе помыслить никакой совет мудрецов, который бы их поддерживал сверху. Над Счетной палатой надо поставить еще одну счетную палату, а над ней – еще одну. Все это уходит в бесконечность, а коррупция (в том числе и коррупция мозга) продолжает нарастать.

В любом обществе есть теневая сфера, область закрытых решений. СМИ – это часть важного процесса расширения публичной сферы и сокращения теневой. Такова их миссия. И она всегда под угрозой. Поскольку теневая сфера в отличие от публичной расползается сама, как кисель, ей помогать не надо. Она быстро затекает во все щели общественного пространства и быстро трансформирует его. А расширение публичной сферы – это всегда усилие. Где сегодня центры этого усилия? В Общественной палате? В журналистских ассоциациях? В ареопаге главных редакторов федеральных СМИ, которые теперь приглашаются на закрытые встречи с президентом? Может быть, в каких-то закрытых клубах влиятельных магнатов? Или исключительно в позиции главы государства? А он, как известно, у нас в России всегда одинок и не понят на своей альпийской вершине власти…

Сторонники расползания теневого киселя охотно кивают на труды европейских левых и правых. Мол, посмотрите: везде ведь медиадемократия. Везде берлусконизация. У нас сейчас потоком переводятся эти труды. Они являются индульгенцией за отказ от усилий по расширению публичной сферы.

Принадлежат ли СМИ государству, или государство их продало «Круппу», или оно хитроумно раздробило пакеты акций между различными экономическими субъектами – все это совсем не гарантирует от того, что вся сфера СМИ окажется вообще по ту сторону публичного. Ведь можно себе представить ситуацию, при которой вся сфера СМИ вообще отказалась бы от своей миссии, выбыла из процесса. Останется – с одного конца коромысла – только три-четыре издания, принадлежащих иностранным холдингам, где дозволено «осуществлять миссию». А с другого конца – несколько неуемных главных редакторов региональных СМИ, которых либо судят за клевету, либо бьют арматурой. То есть, собственно говоря, эту ситуацию не надо и мыслить. Надо пытаться мыслить, как выйти из этой ситуации.

Автор – директор Центра медиаисследований Института истории культур; ведет блог amoro1959 в LiveJournal.com

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • dinka· 2010-12-09 22:09:55
    Александр, тут пока один рецепт: ограничение медиамонополизации "объединенными заводами Круппа" в рамках, как это называется в Европе, "бассейнов" (регионов с примерно равным населением). Там нельзя владеть, скажем, более чем 50% газет при любых условиях, а если владеешь более чем 30% газет - телеканалами вообще.
    Если никто не хочет вступать в право собственности на остальные 50% (те же региональные газетки), тут уже вступает государство. Во Франции и Италии больше 30% местной прессы напрямую дотируются государством.
    Еще одна важная вещь: владельцам прессы (и малым, и крупным), если они реальные бизнесмены, важно, чтобы газета покупалась. Им невыгодно терять доверие аудитории. Кое-кто в той же Германии реально предпочитает не вмешиваться в редакционную политику, потому что редакция лучше знает, что делать, чтобы на местной аудитории деньги зарабатывать. Чаще всего, правда, это касается медиавладельцев, пришедших из-за рубежа.
    Таким образом, Европа давно пришла к выводу, что ограниченный коммерческий монополизм лучше, чем государственный. В некоторых случаях он играет за, а не против плюрализма (см., напр., Зеленую книгу о медиаконцентрации в ЕС от 1992 года). Пока лучшего рецепта нет :))
    Вот.
    С.Б.
Все новости ›