Призовут ли кремлевские медиапланировщики «младоконсерваторов» есть свою вчерашнюю холодную кашу?

Оцените материал

Просмотров: 12597

Президент Медведев и песьи головы

Александр Морозов · 15/10/2010
«Именно это сегодня нужно людям, обществу и государству». Звездный час одной политической метафоры

Имена:  Дмитрий Медведев

©  Собрание Государственного музея изобразительных искусств Кыргызстана

Николай Неврев. Опричники. Ранее 1904

Николай Неврев. Опричники. Ранее 1904

От Сталина до Дугина

То там то сям часто стало попадаться слово «опричнина». А это ведь дивное какое русское слово! Наметим тут контур студенческой работы на тему «русская политическая метафора». Словарное значение пропустим (оно всем известно). Пропустим и методологическую главу про М. Осборна, Дж. Лакоффа и др. медиатеоретиков — специалистов по политической метафоре. Перейдем сразу к увлекательному. В конце XIX — начале ХХ века слово «опричники» широко употреблялось в освободительной печати в выражении «царские сатрапы и опричники». У тогдашних правых опричники тоже были не в чести. Времена были «классические». Даже крайне правым, т.е. Союзу русского народа, не пришло бы в голову самоидентифицировать себя как опричников. Тогдашние правые еще не знали об «альтернативной истории» Фоменко и о том, что все написанное об Иване IV — это умышленная ложь заезжих прелатов и послов, т.е. целенаправленная медиакампания «западных специалистов по медиаборьбе XVI века».

А вот между двумя мировыми войнами в политической философии произошли большие изменения — началось осмысление случившихся политических переворотов. В Европе происходила «консервативная революция». Во многих политиях (Германия, Италия, Румыния, Испания) начались Движения. Это были движения особого типа. В те же самые годы Сталин, размышляя над доставшимся ему от Ленина наследством, думал о партии, ее месте в государстве. Мысль его блуждала вокруг некоего концепта, который он — тут нам бы помог Лакан — не мог бы публично назвать «опричниной», поскольку для большевиков у этого слова был плохой контекст. Поэтому он записал для памяти, что партия должна быть своего рода «орденом меченосцев». Отсылка к католическим средневековым военно-монашеским орденам была более безобидной, чем отсылка к русской истории. Что легко объяснимо: у тевтонских рыцарей (хотя они и «враги России»), если их брать как метафору, был более далекий и неактуализированный контекст, чем у метафоры «опричнина», которая активно жила в языке всех советских социальных групп в связи со «злодеяниями царских сатрапов и опричников». Документировано известное обсуждение концепции фильма «Иван Грозный» (1944), где Сталин и Жданов поправляли Эйзенштейна в трактовке опричнины. Сталин мягко, но настойчиво подчеркивал ее «модернизационный» характер. Оно и понятно. За спиной у Сталина был уже пройденный 1937 год. Роль «опричнины» сыграла не партия, а НКВД. Себя он к тому времени уже мыслил чем-то вроде монарха, «суверена с чрезвычайным положением», устроившим нечто вроде избиения партийного боярства энкавэдэшной опричниной. И показать в кино на всю страну опасную аналогию было рискованно и «политически вредно». Но, конечно, и воспеть опричнину царя Ивана было нельзя — все-таки «коммунисты»!

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • interRaptor· 2010-10-16 00:49:47
    Отличный текст! Так держать :D
  • Valderus· 2010-10-16 11:16:28
    Цитата: "А есть уже и целый сборник статей (под ред. проф. А. Фурсова) с программной апологией опричнины (версия 2.0)"
    Уточнение: сборник подготовлен редколлегией сайта projectrussia.orthodoxy.ru .
    Благодарности: спасибо за высокую оценку сборника, сравнимую с уровнем проф. Андрея Фурсова!
  • poiza· 2010-10-16 15:56:28
    выстраивать параллель между историческими "движениями" и современностью - это по-моему чистой воды беллетристика.

    опричнина насквозь пронизана эпохой. царь, характер взаимоотношений с боярством, перспективы россии, внешняя политика, отсутствие личной безопасности монарха и так далее... кроме того, опричнина как минимум не выбивается из мирового контекста борьбы монарха за власть и коронованных тиранов.

    когда сталин занимался образом опричнины - это чистой воды пропогандисткая цензура истории. нет там никакой реставрации. НКВД сделана с нуля. А учебники по истории верстали для многозначительности момента.

    рассчитывать, что в условиях нашей жалкой политики, неразвитой постиндустриальной формации, слабо информационно-структурированного общества, что возникнет некая подконтрольная лидеру машина по кровопусканию народа - это всё равно чистой воды бред. мы структурированы под завязку.

    но, по-моему, есть реальная опасность, о которой я задумываюсь, читая такие статьи. связана она с отсутствием принципиальной либеральной платформы. либеральная мысль занята деконструкцией условного врага. действительно никто не знает, кто там принимает решения, уж тем более на тему политических курсов. Но при этом в СМИ связанных с либеральным электоратом, постоянно появляются пугала разного уровня. теперь вот опричнина, о которой без Сорокина и говорить не хочется. А где собственно "конструкции"? Или мы тут надеемся по-старинке противопоставить работы чикагской школы? Вот так и заканчивается, что, чертом рисованный, советский авторитаризм оказывается чуть ли ни гуманнее фридмана.
Читать все комментарии ›
Все новости ›