Оцените материал

Просмотров: 4865

Покемон Приходько

Глеб Морев · 16/03/2009
Сложный гражданин Рембо, колумнистки-минетчицы и подделанные подписи Коротича

©  OPENSPACE.RU

Покемон Приходько
Вопросы к Евтушенко

Шеф-редактор ИД «Коммерсантъ» Андрей Васильев выступил в программе «Особое мнение» на «Эхе Москвы». Поскольку OPENSPACE.RU — ресурс с гуманитарной направленностью, выделим в этой интересной беседе гуманитарную составляющую.

«А. ВАСИЛЬЕВ. Ну кто такая певица Нетребко?

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет. Приходько.

А. ВАСИЛЬЕВ: Приходько. Это покемон. Это функция. Вы в подземном переходе ее встретите, вы ее не узнаете. Ее накрасили, одели, осветили…

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть ее личность никого не волнует.

А. ВАСИЛЬЕВ: Конечно! Ну что она там говорит? Это же кино, мультфильм такой! Как можно всерьез относиться к… ну, я помню, охрана Филиппа Киркорова сильно повредила аппаратуру нашего фотокорреспондента. Давайте подадим в суд. Это несколько лет назад было. Я говорю: «Вы с ума сошли, ребята? Это не наш уровень! Издательский Дом «Коммерсантъ» будет судиться с Филей?? Давайте еще со Степашкой будем судиться!» Мы начали с того, что это весело, эти люди нас развлекают. Они могут нас развлекать какими-то пикантными вещами, кто-то задницу покажет. Это шоу. «Шоу маст гоу он». У нас в самом деле воспринимают это все, этот цирк как какие-то политические или квазиполитические функции. Я смотрю с ужасом.

О. ЖУРАВЛЕВА: Может быть, это какое-то следствие того, что поэт и гражданин должен быть в одном лице? Значит, и представители на «Евровидении» должны быть гражданином?

А. ВАСИЛЬЕВ: Это сказал Евтушенко. Это он так считает, я так не считаю. Были очень хорошие поэты, которые были совершенно антисоциальными людьми. Возьмем Рембо, например.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да, гражданин он был сложный.

А. ВАСИЛЬЕВ: Он хуже поэт от этого? Если Евтушенко считает, что поэт и гражданин в одном лице, так он и поэт-то плохой на самом деле. Может, гражданин хороший, но живет все время в Америке. Очень много вопросов, и они бессмысленные на самом деле. Не потому, что это не предмет для серьезного разговора. Каждый человек, тот же Евтушенко, имеет право на свое видение своей роли».

«Просьбочка»

Олег Кашин написал в свежем номере «Русской жизни», посвященном «корпорациям», статью на популярную в последнее время тему журналистского сообщества.
«Наверное, чтобы говорить о каком-то едином сообществе, должна быть хотя бы одна тема, которая вывела бы журналистов на какую-нибудь общую демонстрацию — ну, что-то вроде недавней акции лондонских репортеров, вышедших к зданию Скотланд ярда с фотоаппаратами в знак протеста против введенного в эти дни запрета на фотографирование полицейских. Кстати, у нас такой запрет давно действует по факту, но кого он так чтобы сильно возмутил? Очевидно, нет вообще такой темы — ни разгром НТВ в 2001-м, ни убийство Политковской в 2006-м не сформировали никакого журналистского единства. Даже кризис и присущие ему журналистские проблемы никого не объединяют — в октябре один редактор каких-то теленовостей прославился в ЖЖ своей молитвой («просьбочкой»), в которой просил боженьку устроить такой кризис, чтобы «успешные предприниматели опять стали челноками, а колумнистки гламурных изданий — уличными минетчицами», — как будто если колумнистки станут минетчицами, он останется редактором».

Времени не хватило

Елена Фанайлова провела на Радио «Свобода» программу о «перестроечной» журналистике. Татьяна Малкина, Олег Хлебников, Лев Гущин, Виктор Лошак, Валерий Яков и другие вспоминают медиа рубежа 1980—1990-х годов и сравнивают с нынешними. Олег Хлебников: «И тогда я работал как раз под руководством Льва Никитовича Гущина в «Огоньке». Я говорю «под руководством», потому что иногда, когда Коротич уезжал в Штаты, мы подделывали подпись Коротича, подсовывали материал, и он проходил в «Огоньке», а потом становился лучшим материалом, а Коротич не возражал, когда возвращался. Вот так раздвигались границы гласности. А Лев Никитович подписывал. И я не знаю до сих пор, знал ли он о том, что мы подделываем эти подписи иногда, или нет. Но было и такое. То есть вот и так расширялись границы гласности. А иногда Коротич возвращался и говорил: «Слушайте, а что вы такое напечатали?!». «А что?». Оказывается, Розанова напечатали. «Ну и что?». А он говорит: «Это же антисемит. Мне вот только что сказал Медведев». Но это другой был Медведев, не нынешний, я имею в виду, Медведев. Я говорю: «Ну что вы, Виталий Алексеевич, он такой же антисемит, как и русофоб». И вот это тоже было некоторой попыткой раздвинуть не только зону гласности, а честно говоря, и как-то мозги некоторым образом изменить. Видать, не хватило этого времени, судя по тому, что происходит сейчас».

P. S.

В качестве постскриптума к известному диалогу главного редактора портала bfm.ru Антона Носика и гендиректора ИД «Коммерсантъ» Демьяна Кудрявцева о «заказухе» в прессе рекомендуем ознакомиться с постом главного редактора проекта slon.ru Леонида Бершидского и — особенно — комментами к нему, где с участием видных медиаменеджеров разбираются конкретные случаи взаимодействия пиар-служб и медиа.


Другие материалы рубрики:
Джигурда как писсуар, 6.03.2009
Видеовыпуск про кризис, 12.02.2009
С Быковым на дружеской ноге, 26.01.2009

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Benevg· 2009-03-24 21:52:50
    Если всегда вспоминать прошлое, когда нам плохо, то наше будущее обязательно повторится.
Все новости ›