Период если не доминирования, то внятного присутствия серьезного контента в онлайне закончился.

Оцените материал

Просмотров: 5229

(Ло)ботомия онлайна и «Единая Россия»

Андрей Левкин · 29/08/2011
У каждого своя правда, которая ничем, в принципе, не хуже правды оппонента. Разве такое положение дел не шанс для «Единой России» и ее ботов-комментаторов?

©  Игорь Скалецкий

(Ло)ботомия онлайна и «Единая Россия»
Пока не сказать, смогут ли боты стать физическими лицами, но они будут стараться. Им поможет партия власти: сообщено, что «в ЦИК "Единой России" 25 августа прошло закрытое селекторное совещание с представителями региональных отделений, посвященное предвыборной стратегии партии в интернете».

Впрочем, существует единственный источник этой информации, статья в «Известиях». Прочие СМИ на нее ссылались. Что, собственно, делает ситуацию чреватой фейком. Впрочем, фейк маловероятен, упомянутые в статье фигуранты дали бы опровержения. Но вот фейк как таковой — это то, о чем здесь следует думать: имея в виду не сам факт совещания, а его тему. То есть продуцирование псевдосмыслов, имеющих упаковочный характер для продвижения чего-то вроде мировоззрения «ЕР» в общенародном изводе.

В статье сообщалось, что регионам рекомендовали внимательнее относиться к «повышению массовости партийных аккаунтов в соцсетях». Такая цитата: «Другой острый вопрос совещания — квалификация и инструктаж специальных "комментаторов", или, как выразился наш собеседник, "троллей". Проблема в том, что "тролли", активные в блогосфере, на форумах или сайтах средств массовой информации, во-первых, малочисленны, а во-вторых, недостаточно убедительно комментируют события дня и газетные статьи. В итоге было принято решение "наращивать число комментаторов и обучать их"». Также имела место рекомендация «активнее использовать механизмы "накрутки" рейтингов блогов, которые ведут активисты партии».

Нет, совещание точно было, в статье упомянут «Павел Данилин, шеф-редактор сайта "Кремль.орг" и одновременно интернет-активист партии власти». По его словам (он принимал участие в совещании), «партия хотела бы усилить свою деятельность в интернет-пространстве и, как он выразился, "попадать в топы" "Живого журнала" и Twitter». Если бы совещания не было, Данилин бы уже опроверг публикацию в своем ЖЖ, как в интервью опроверг тему «накруток», в смысле — он выступал против оных.

Все понимают, какая активность имеется в виду. Тролли-боты-флудеры, косноязычные заявления — то ли по шаблону, спускаемому от кураторов, то ли творчество в рамках личного самовыражения на основе впитанной идеологии. Стилистику проще всего посмотреть на novpolit-ru, там почти только они и пасутся.

Первое, что попалось (орфография и проч. сохранено): «Думаю, Мы наблюдаем последние предсмертные конвульсии Михалыча в виде его странных, с полным отсутствием логики и политической прагматики, действий, типа инопланетных заявлений против инициативы Путина по внедрению Праймериз в политчиескую систему страны для всех партий». Любопытно, что шаблоны им засылают с опозданием — в этот момент (дело было в пятницу) уже и Путин отменил тему праймериз для остальных партий (это так, чисто техническое наблюдение). Да, там и заголовок: «ПроСРались СР на смерть. В прямом и переносном смысле».

Это и есть тот креатив, который — согласно закрытому заседанию — должен шириться и попадать в топы. Вроде бы на эту тему можно не волноваться, тем более что тут вокруг свободное интернет-сообщество, где ботов и флудников гасят и т.п. Еще в таких случаях обязательно будет и оптимизм того рода, что телевизор-то они загадили, но с интернетом у них не выйдет, потому что это совсем другое. Ладно, пусть оптимизм, но всегда можно изучить риски: а если у них все же получится? Точнее, почему может получиться?


Онлайн и исторический опыт

Я на поляне онлайн-СМИ с 1998 года, так что имею некоторый исторический опыт. В данном случае он уместен: с поляной происходило много разного, но в целом, увы, она целенаправленно движется ровно в сторону таких рисков. А когда неделю назад я рецензировал книжку Е. Горного, то по ходу дела обнаружил не очень-то приятное совпадение. Онлайн-СМИ и онлайн-контент возникали параллельно с изменениями, которые происходили в РФ. Банально: советские структуры к концу 90-х вконец захирели, одновременно — своим ходом, вне связи с первым фактом — возникали онлайновые проекты. Кто бы тогда не подумал, что они-то и заменят все прежнее?

Речь даже не о СМИ, а о тех структурах, которые нужны, чтобы в них накапливался контент. Понятно, эта тема уже научная и диссертационная, но здесь только о том, что у любого контента должно быть место, где ему накапливаться. У серьезного, профессионального, преемственного контента. Но в 90-х прежние структуры теряли эту способность (хотя бы журналы), новые не возникали, зато начался интернет, который — явно не без стечения этих обстоятельств — стал казаться местом, где все это и надо теперь строить. То есть он встал не поверх структуры, а на освободившееся место.

Понятно, не обошлось без эйфории на тему новизны и прогресса. Разумеется, тогда еще не думали, что ссылки и их содержимое не вечны. Мало того, даже стабильные проекты не обеспечивают преемственности — много таких проектов либо замерло, либо покрылось сверху трудами следующих команд, у которых были иные мотивации. «Русский журнал» — наглядный исторический пример такой печали.

Конечно, для заметки на тему «”ЕР” и интернет» это все чересчур, но речь ровно о том, что любому флуду ботов-троллей должно что-то противопоставляться, не так ли? Должны быть места, которые содержат если и не вершины нынешнего креатива данной культуры, то хотя бы ее здравый смысл. Или пусть даже они только точка, возле которой здравый смысл мог бы соотноситься с самим собой.

А тут еще и рост массовости юзеров. Разумеется, период если не доминирования, то внятного присутствия серьезного контента в онлайне закончился. Да, где-то он непременно лежит, но доминирует массовость. Трафик, то да се. Даже для тех, кто хотел бы быть серьезным.

Другая засада: дело не только в том, производится ли такой контент. Его надо еще и оформить в соответствии с трендами среды. Трафик и массовость связаны не только с тематикой, которая может быть более и менее серьезной, но и со скоростью производства материалов. Онлайн хочет быстрых реакций, поэтому представление любого контента подчиняется общим правилам и стилистике. А стилистику сейчас задает анонсирование в социальных сетях. Ну, издания прописываются там и принимаются сообщать о своих новинках в виде, свойственном среде. Типа «все слушайте сюда», «кто не прочитает, тот сам себе злобный буратино» или, напротив, «Прекрасный Н. сочинил как никогда проницательную статью про великого У.». Даже если У. и в самом деле великий, Н. — реально прекрасен, а сама статья хороша, возникнет некоторое стилистическое несовпадение. Или даже так: «Удивительная, поразительная речь главы Apple — Стива Джобса перед выпускниками Cтэнфорда в 2005 году». Этот анонс на ФБ перетек и во вводку к тексту — а как иначе, когда Фейсбук автоматически добавляет к указанной ссылке первый абзац? Вот так в материал и проникает другая речь, сам-то Джобс там вовсе не сюсюкал.


От русского письменного к записанному

Ладно, считаем, что анонсы одно, сам материал — другое. Но тогда интересно: чем тогда формируется характер издания? Его реальным контентом или анонсами в соцсетях? Любопытен этот зазор, но и тут можно обширно теоретизировать, а пока речь о том, почему вышеупомянутые риски (утролливание и забочивание онлайна) реальны. В общем, просто: вменяемость возникает в паузу между фактом и реакцией на него. Если есть пауза, то включается хотя бы здравый смысл, если и не умственные ресурсы. Когда все происходит немедленно, то дело переходит в разряд эмоций. А поди там пойми, кто говорит дело, а кто флудит и троллит. В эмоциях историческая правда и здравый смысл присутствовать не обязаны, а если они там будут, их не заметят. Никакой выгоды от вменяемости в подобных дискуссиях нет — нет промежутка времени, чтобы оценить ее наличие или отсутствие. Уже включился другой механизм.

Понятно какой: перехода от письменного языка к записываемой устной речи. В этом случае может не быть вообще никакого зазора. Это уже дважды диссертационная тема, поскольку здесь возникает и тема раздвоения культуры — на ту, которая ориентирована на письменный язык, и ту, которая употребляет записанный разговорный со всеми его шумами, шаблонами, словами-паразитами и экспрессивными междометиями. Это уже совсем серьезно. Но уж заодно: интересно, что клубные мероприятия начинают замещать собой профессии. Общение, то есть, предполагается личное, а не через артефакты. Всякие там «вечер прозаиков на букву М», «Гастрономические чтения: поэты о тыкве, с дегустацией». Ну, эта тема тут уже совсем некстати.

Словом, если в отрасли, в данном случае — в онлайне, происходит переход на записанный устный, то там уже не до вменяемости, образования, ума и иных подобных опций. Там уже все равны, как при любой перебранке в очереди. У каждого своя правда, которая ничем, в принципе, не хуже правды оппонента. Разве такое положение дел не шанс для «ЕР» и ее ботов-комментаторов?

А если речь о социальных сетях, в которых «ЕР» и собирается разворачивать агитацию и пропаганду, то состав их участников в массе не предполагает желания иметь дело со здравым смыслом. Соцсети уже пару лет вошли в стадию «истеричных белок», так что боты-тролли имеют родственные умы даже среди идеологических оппонентов. Их реакции будут состоять в «они опять за свое», «откуда берутся такие негодяи», «как их начальство не понимает, как это глупо», «доколе» и т.п. Но именно отклик общественности и нужен для развития партийного проекта.


Кто в соцсетях не виртуал?

Еще один нюанс, из которого станет совсем ясно, что ровно в интернете «ЕР» (как таковая) может иметь успех. Сначала там, а потом вживется и в реальность. Кто в соцсетях виртуал, а кто нет? Дело не в фейковых персонажах, а в том, что с реальными людьми там не общается практически никто — разумеется, из тех масс, на которых и планируется партийное воздействие. Для них же не тот вариант Фэйсбука, где все под именами-фамилиями и в основном знакомы лично.

Да, в соцсетях у массовых юзеров тоже могут быть реальные имена и фамилии, а в профилях будет старательно расписано, кто они такие. Где родились, когда закончили школу, что любят, полное семейное положение. Но по факту их в онлайне нет, у них нет ничего — контента, личного присутствия в рамках того же русского письменного, — чтобы их существование там возникло. Как производители своего постоянно записываемого русского они, по сути, не отличаются от фейков-троллей-ботов. Какая разница, кто именно производит заявление, смысл которого лишь в производстве эпитетов по поводу?

Чтобы не отвлекаться от предмета речи, еще один пример из того же novopolit-ru (они все о «Справедливой России» почему-то; стилистика, орфография и кракозябры — как в оригинале): ««Справедливая Россия» что это такое спросите Вы? Партия которая уничтажает сама себя, которая не модет опреелиться кто у них начальник, все внутри партии живут своими кучками у которых есль свои лидеры. Из-за своего внутреннего "крысятничества", "жажды власти" они просто и пришли к тому, за чем и стремились.. Можно сказать так, что это сбор жидов которые рвутся к власти, но оступившись и потеряв над собой самоконтроль наступает конец...».

При минимальной организации боты могут занять много площадок. В схеме главное — массовость, тупость, интенсивность и наличие управления (финансирование не вопрос, иначе бы не проводили селекторное совещание на данную тему). По мере захвата площадей им станут подражать, их стилистика и т.п. станут общим местом. А какой эмоциональный юзер не любит общие места?

Так что по факту «оботятся» и простодушные граждане, для которых главное — с кем-нибудь зацепиться языками. Вообще, это же круче, чем телевизор: они же смогут поговорить с теми, кто на экране. А предъявляемое валом представление о реальности — в его фактически устном изложении — станет ее описанием. Ровно через взаимопроникновение виртуалов и физлиц, которые в онлайне он виртуалов не отличаются ничем.

Зато если искать хорошее во всем подряд, можно много думать на тему реконфигурации вменяемой поляны: по ходу таких дел она будет обосабливаться. Можно даже предположить, что данный этап развития онлайна РФ пойдет на пользу культуре как таковой. Что-то типа пожара Москвы, который способствовалъ ей много къ украшенію.

Автор — главный редактор интернет-издания «Полит.ру»

 

 

 

 

 

Все новости ›