Оцените материал

Просмотров: 3873

Кризисные ассоциации

Анна Голубева · 27/11/2008
Большинство гонораров заморожено вместе с проектами. И разморозятся они только вместе со всей среднерусской природой, в марте. И то если повезет

©  Варвара Акатьева

Кризисные ассоциации
Крупнейшие производители телевизионного контента обьявили на днях о создании Ассоциации теле- и кинопродюсеров.

Событие важное для телеотрасли — если учесть, что на долю членов новой Ассоциации приходится приблизительно 80% рынка кино- и телепродукции, а основу основ отечественного телевещания составляют произведенные ими сериалы — особенно это касается федеральных каналов, а также всех тех, кто программируется по их образу и подобию. По подсчетам агентства «Видео интернешнл», доля сериальной продукции в российском телеэфире составляет 60%. А доля отечественных сериалов — четверть всего телевещания. На федеральных каналах она еще выше. В будничном эфире каждого из них заверстано от 2 до 7 сериальных линеек, не считая документально-игровых сериалоподобных проектов типа «Кулагин и партнеры» («Россия») или «Следствие вели» (НТВ). Из российских сериалов состоит будничный прайм — по 2—3 линейки ежедневно, и именно эти сериалы приносят федеральным каналам рейтинг и основную рекламную выручку. В последние годы сериальный рынок неуклонно рос — заговорили уже о его перегреве. В период с 2005 по 2008 год закупочные цены на сериалы выросли втрое. При этом мы все реже видели на экране повторы — более половины российских сериалов в национальном телеэфире — премьеры. Другими словами, каналы были готовы дорого платить за практически одноразовый продукт.

Создание ассоциации — в некотором смысле ответ на заявления телеканалов о снижении закупочных цен на телеконтент на 30—50%, которое они объясняют не только финансовым кризисом, но и этим самым перегревом рынка. При этом, конечно, умалчивая о том, что перегрев не в последнюю очередь вызван их собственными амбициями и накалом конкурентной борьбы между ними.

Никто, конечно, не говорит о противостоянии — производители объединяются под девизом «возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке». Хотя совсем не факт, что выживать вместе в кризис им будет легче, чем в одиночку. Одному может оказаться даже сподручнее договориться с кем-то из каналов об эксклюзивных условиях. Речь идет не о теневых коррупционных схемах, которые, конечно, не исключены у нас ни в какой области, а о нормальной отраслевой практике. Всякий сериал — продукт совместной работы студии-производителя и телеканала: последний не просто заказывает первому многосерийку «про ментов» или про «любоф», но, как правило, курирует процесс и направляет творческую мысль в соответствии с запросами своей аудитории, потребностями своей сетки, принципами своего позиционирования. В ходе плотной совместной работы у определенных каналов с определенными студиями складываются вполне родственные отношения. Конечно, это не отменяет рыночных мотиваций — чужой производитель может предложить подходящий продукт на выгодных условиях. Но со старыми знакомыми объясниться все-таки проще — есть общий язык, хорошо известны капризы и возможности друг друга. Тем более и телеменеджеры бывают выходцами из сфер телепроизводства (как главный продюсер «СТС-медиа» В. Муругов, когда-то создававший кинокомпанию «Леан-М»), и среди производителей телеконтента встречаются бывшие телеменеджеры (как президент компании «Амедиа» А. Акопов, некогда возглавлявший телеканал РТР).

В последние годы крупные производители телеконтента научились ранжировать свою продукцию, заранее ориентируясь на разные телеканалы и разные слоты вещания. Но кризис грозит сломать и эту практику, и сложившиеся устойчивые связи. Пока каналы сами не очень понимают, сколько и каких сериалов они смогут себе позволить купить в ближайшей вечности. Но очень хорошо понимают, что закупочные цены будут ниже. И если старые знакомые не пожелают идти на серьезные уступки, на ТВ, очевидно, станут искать более сговорчивых производителей.

В общем, ассоциация — не только возможность отстаивать интересы производителей в отношениях с закупщиками, но и попытка создать инструмент контроля друг над другом, чтобы неповадно было демпинговать.

И, конечно, это возможность выстраивать единую политику в отношениях с контрагентами, у которых студии-производители арендуют технику и помещения. А также — с наемными работниками, в первую очередь — актерами. Собственно, первые шаги ассоциация делает как раз в этом направлении — договорившись в два раза сократить «перегретые» актерские зарплаты. Известно ведь, что гонорарный фонд в отрасли составляет 50% всех производственных затрат. Конечно, отдельным звездам будут платить по отдельным высоким ставкам, но большинству действующих лиц и исполнителей придется смириться с новым положением вещей.

Если так обстоит с актерами, можно представить, как шарахнет по сценаристам и режиссерам, не говоря уже о других закадровых работниках, а от них качество сериала зависит гораздо больше, чем от актеров. Если раньше сценарист получал за серию от 2 до 7 тыс. долларов (отдельные удачи отдельных сочинителей в размере 10—15 тыс. не в счет), а режиссер, в зависимости от степени своей известности, — от 3 до 15, то теперь большинство гонораров просто заморожено вместе с проектами. И разморозятся они, говорят, только вместе со всей среднерусской природой, в марте. И то если повезет. Но и тогда мало кто предполагает платить сценаристам и режиссерам больше 45% от докризисных гонораров.

Интересно, может кто-нибудь сосчитать, на сколько именно упадет качество сериальной продукции, и так не блиставшей умом и красотой?

А в том, что из двух зол — снизить качество сериалов или их количество — телеканалы предпочтут первое, сомневаться трудно. Кто рискнет менять привычное телеменю в период лютой финансовой нестабильности? Да, будет пожиже, похуже, но количество и очередность подаваемых нам блюд постараются оставить неизменным — это ведь уже, знаете ли, вопрос социальной стабильности.

Хотя есть и другая точка зрения, ее в очередной раз высказал руководитель «Первого канала» К. Эрнст на недавнем конгрессе НАТ. Одной из трех важнейших проблем телеотрасли — наряду с экономическим кризисом и необходимостью перехода на цифровое вещание — он назвал кризис той модели телевидения, которая бытует в России в последние годы. И в очередной раз призвал к созданию нового языка, сопряженному, конечно, с неизбежными «ошибками, большими вложениями и авангардным поиском».

Но пока ни поисков, ни больших вложений не наблюдается. На данный момент ситуация с закупками сериалов остается такой же неопределенной, как на рынке недвижимости. Телеканалы не спешат покупать, не имея более-менее серьезных прогнозов по продажам рекламного времени и не очень, как и вся страна, понимая, что будет дальше. Продавцы же пока еще морально не готовы серьезно снижать цены. Хотя отдельные попытки такого рода и предпринимаются. Мне тут рассказали про одного продюсера, решившегося на отчаянный демпинг. Усаживаясь с потенциальным покупателем за столик переговоров в ресторане, он с размаху предложил ему сериал за половину против вчерашнего, не по 100, а по 50 тыс. долларов за эпизод — и, понятно, не сомневался в успехе своего предприятия.

Представляете, что с ним было, когда в ответ он услышал, что телеканалу это неинтересно? Потому что интересно телеканалу что-нибудь не дороже, чем по 3 тыщи за серию.

И представляете, чем эти отчаянные ребята могут заполнить эфир?

Автор — руководитель Службы развития телеканала «Россия»

Последние материалы рубрики:
Последние герои «Первого», 21.11.2008
Просто праздник какой-то, 06.11.2008
Орфей и Эмми, 30.10.2008

 

 

 

 

 

Все новости ›