Столько сил было потрачено на поиск верного тона, на утверждение репутации, на защиту доброго имени, когда стало ясно, что все это в новой жизни – вещи самые ненужные.

Оцените материал

Просмотров: 8129

Борьба за имя

Максим Трудолюбов · 02/11/2009
Репутации — такое же достижение советских времен, как заводы, ракеты, книги и картины

Имена:  Булат Окуджава · Владимир Высоцкий · Вольф Бирман

Случайно оказавшись на концерте немецкого барда Вольфа Бирмана, я вдруг осознал, что легко его понимаю. Мой немецкий крайне плох, но его песни воспринимались так, как будто я слышал их когда-то в детстве. И в самом деле, в детстве я слышал что-то похожее — по-русски.

Это не было увлечением. Высоцкого я подростком слушал с удовольствием, но очень скоро перестал, а остальных поэтов, певших под гитару, не любил и не понимал никогда. Но родительские записи и пластинки, как выясняется, сделали свое дело и крепко впечатались в подсознание. Этот голос, звучавший за стеной (а если посмотреть издалека, то за Берлинской стеной, которую разобрали как раз 20 лет назад), остается узнаваемым и каким-то особенно нашим, советским внутренним голосом. Это не только голос, это почти язык.

Содержательно Бирман похож на Галича, поскольку в советские годы позволял себе «политику» и издевки над системой, а в целом немецкий бард похож и на Высоцкого, и на Окуджаву. Бирман совершенно с этим согласен: «Я потом узнал, как был на них похож; мы все были такие тогда, за стеной. Я стал известным в ГДР в 60-е годы благодаря таким песням, как у Высоцкого, — кричал очень сильно». Песни распространялись в любительских записях, концерты давались на частных квартирах — всё как у нас. Потом, когда в середине 70-х во время поездки в ФРГ Бирмана лишили гражданства, он, по собственным словам, кричать перестал и стал «поэтичным, как Окуджава». Надрыв как-то связан с закрытостью общества, уверен он. «Все были замучены, испуганы, ни у кого х.. не стоял, и поэтому люди слушали того, кто мог кричать... Кричать — это был способ всем понравиться». И еще ему кажется, что в России Высоцкий до сих пор популярнее Окуджавы и из этого можно сделать вывод о состоянии общества.

Не знаю, прав ли Бирман, говоря, что Высоцкий популярнее Окуджавы. Но почему-то мне очень хотелось слушать, как он говорит и поет. Разговор напоминал о тех временах, когда спорили и выдумывали «теории». К тому же концерт был квартирный — обстановка, хоть и самая благополучная, напоминала о подполье. Я вдруг со стороны взглянул на жизнь за стеной, на сформировавшийся тогда язык. За стеной, за которой мы все росли, были совсем особые демоны и особые способы их заговаривать.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • dorfmeister· 2009-11-02 18:33:53
    Отличное дополнение к предыдущей колонке.
Все новости ›