Если в кабинете главреда висит портрет Че Гевары, то это значит, что редакция «работает» с Управлением внутренней политики администрации президента.

Оцените материал

Просмотров: 34272

«“Известия” – это не вау»

20/06/2012
Страницы:
 

Арам ГАБРЕЛЯНОВ: «Если “Известия” не переформатировать в сеть, то они умрут»

(Разговор состоялся в начале июня, в рамках интервью для проекта OPENSPACE.RU «Ликбез. Как сделать таблоид»)

— Уход Малютина — это ваше или его решение?

— Мы с ним в этом кабинете сидели и договорились, что он уходит в отпуск. Главным редактором «Известий» он не будет. Он действительно суперпрофессионал и в высшей степени порядочный человек, но он ярый противник перемен. Вот мы сидели отдельно, в том здании [на Пушкинской площади]. Когда он сюда приехал, ему не понравилась общая атмосфера, ему идея [объединения редакций] не понравилась. Я ему предложил два варианта совместной работы со мной, один вариант ему понравился, второй не очень. Он сказал: «Давай я уйду в отпуск, потом сядем и поговорим». Но то, что он редактором «Известий» не будет, это мы с ним здесь договорились.

— А как поменяется структура «Известий», их место в холдинге?

— Там ситуация такая. Я поменял систему управления, то есть я объединил систему управления холдинга с системой информационных потоков. То есть раньше у «Известий» была своя служба информации, все службы были свои, у «Лайфа» — свои службы, у «Маркера» — свои. То есть у нас получалось так, что у нас три отдела экономики в холдинге, то есть 18 человек — отдел экономики в «Известиях», где-то 18 человек в «Маркере», 5 человек в «Лайфе». А информационный поток все равно один. Поэтому управление информационным потоком мы объединили, с людьми решили так, что каждый работает в своей нише, но потоки соединяются на руководителе этого направления.

— Причина этих изменений — оптимизация управления?

— Да — оптимизация управленческого плана. «Известия» все равно — бумага, и я все время с Малютиным спорил, что бумага — это не нужно, не главное, но все равно все шло к тому, что газету выпускали в 11-12 часов ночи, к этому времени заметки все сдавались, и у нас очень мало обновлялся сайт в течение дня, почти не обновлялся, все обновления шли после 6-7 вечера. Клики, все собиралось только к вечеру, и читатель уже терял интерес к сайту. И немножко я это сдвинул. Саша не очень разделяет, он вообще не разделяет [идею], что нужно объединяться, он считает, что газета «Известия» — это настолько великий бренд, что это должно быть отдельным изданием, своя отдельная кухня, там все должно быть отдельное. Я так не считаю, поэтому здесь разногласие стратегического плана.

— Уходит Малютин, ушла его заместитель Оксана Шевелькова. Придет новый менеджмент?

— Нет, вообще никого не пригласили. Просто по социальной лестнице сдвинулись. Саша Потапов из главного редактора «Маркера» передвинулся. Он сейчас шеф-редактор и, когда Малютин уволится, оформится. Саша Потапов будет главным редактором «Известий». С акционерами это уже согласовано. Лена Шишкунова, которая была зам. редактора по политике, а до этого занималась экономикой, стала зам. редактора по экономике всего холдинга. Оля Тропкина была редактором отдела политики «Известий», потом была редактором отдела политики LifeNews, стала редактором холдинга по политике. Новых мы никого не берем.

— Прошел год с момента приобретения вами «Известий». Вы довольны тем, как развивались газета и сайт?

— Честно сказать, я очень доволен тем, что построил Саша, и тем, как он все сдвинул. Это заслуга Малютина, он блестяще с этим справился. Он газету по уровню анализа, текстов поднял на очень высокий уровень, то есть он поднял на уровень «Коммерсанта» или «Ведомостей». Но мне показалось, что не хватает все-таки импульса, какого-то движения вперед. Я с ним на эту тему говорил, но он более консервативный человек, он [хочет двигаться] так спокойно, поэтапно, я более импульсивный. Хотя по индексу «Медиалогии» мы были на 10-м месте, болтались между 7-м, 10-м, 15-м местом, а сейчас мы вышли стабильно на с 1-го по 4-е, то есть мы вырвались.

— А когда эти управленческие перемены будут оформлены? После возвращения Малютина из отпуска?

— Да, он должен вернуться в конце месяца из отпуска, он напишет заявление. Я просто не хочу, чтобы он пока писал заявление, потому что, мало ли, может, мы договоримся и он какой-то проект возьмет... У нас есть несколько идей, и одна из идей, которую мы с ним обсуждали, она нам нравится. Если ему захочется остаться работать в холдинге со своим опытом, значит, мы договоримся. Нет — значит, я все обязательства с ним до 1 октября, как и договаривались, выполню. У меня с ним блестящие личные отношения. Я считаю, что он суперский человек! Я везде старался его поддерживать. Например, когда была инаугурация, меня туда приглашали, я сказал: если Малютина не пригласят, я не иду, меня уберите, пусть идет Малютин.

Но я заметил, что есть такой феномен «Известий», это, если по-хулигански сказать, педерастическая контора такая: собрались вроде все со стороны, никто не работал в «Известиях», проходит год — они начинают считать, что это великий коллектив, который спасает «Известия». Уже сколько раз — один коллектив «Известий» ушел, тогда за Голембиовским, второй коллектив ушел, потом я пришел — и третий коллектив стал говорить, что здесь уникальный журналистский коллектив.

— Но вы еще видите потенциал бренда?

— Я считаю, что потенциал атомный. Но если его не переформатировать в сеть, то как бумага он умрет. Вот у нас тут служба принта, которая выпускает газету, они говорят: как вы думаете, Арам Ашотович, еще лет пять продержимся? Я говорю: я не знаю. Просто как транспортер идей бумага уже пропала. Это, может быть, потом появится, я не знаю, как электронная бумага, которую ты развернул и читаешь. А может, в мозг будут вживлять что-то, и ты в мозгу будешь слышать. Я не знаю, что будет. Но бумага как транспортер идей погибла. А люди, которые работали в бумаге, вот Саша Малютин, они никак этого понять не могут. И никак не могут понять, что газета — это не носитель информации, а это носитель историй о какой-то информации. Я не могу добиться, что не нужно рассказывать, что Медведев стал премьер-министром. Пока вы выпустили газету и пока вы выпустите даже на сайте, это уже скажут все радиостанции! Ваша задача на сайте — рассказать про то, почему Медведев стал премьером, в чем подоплека, в чем интрига.

— Это чистая аналитика.

— Конечно! Даже не аналитика, вы должны историю рассказать. Вот вы со мной разговариваете, вам что нужно? Историю про человека, который что-то сделал, что он думает, правильно? Вот [Илья] Азар взял интервью, он хороший журналист, умница, в чем была его сила — он меня раскрутил просто на разговор. Он живо реагировал, меня разводил. Вот как вы меня разводите, я завожусь, вы мне раз провокацию задали, вторую — и я начинаю заводиться. И он то же самое. Но в чем его сила — он умница, что он ничего не поправил. Конечно, он в начале воткнул, как белоленточник, что «вы не думайте, что мне нравится Арам Ашотович, он же сука, путинист, то-то и то-то». Я это понимаю. Мне сегодня пиар-служба говорит: Арам Ашотович, мы вас предупреждали. Я говорю: слушайте, он журналист, зачем мне паркетное интервью? Вот я сегодня своих отругал, они взяли у Мамиашвили интервью — это мой товарищ Миша Мамиашвили, председатель Федерации борьбы, олимпийский чемпион. Они взяли интервью, они знают, что он мой товарищ, и интервью откровенно паркетное. Я на них наехал, говорю: вот на хрена?! Они говорят: но он же как бы великий человек, друг редакции... И что?! Кто это будет читать?! Я им написал: переделайте, перепишите, позвоните еще раз. Кому нужно паркетное интервью? Ну, придет журналист: Арам Ашотович, вы действительно великий? — Да, я великий. — Вы действительно создали... — Да, я такой... И кто это будет читать? И про вас тоже говорили: «Глеб Морев придет, вы знаете, что он тоже оппозиционер?» Я говорю: «И дальше что?» Вы заметили, сейчас так все разделено. И никто не хочет разговаривать между собой. Вот сейчас позвонит LifeNews Немцову, и тот скажет: «Пошли вы на хер!» Так возьми и расскажи интересное что-то!​
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Kirill Baranov· 2012-06-22 01:23:42
    Малютин такой Малютин. Год назад говорил совсем иное про Известия и Ашотыча.
    Тут либо говоришь сразу, либо молчишь до конца.
Все новости ›