Если в кабинете главреда висит портрет Че Гевары, то это значит, что редакция «работает» с Управлением внутренней политики администрации президента.

Оцените материал

Просмотров: 34706

«“Известия” – это не вау»

20/06/2012
Бывший главный редактор газеты Александр Малютин и глава News Media Арам Габрелянов о том, что происходило с «Известиями» в последний год

Имена:  Александр Малютин · Арам Габрелянов

©  Виталий Белоусов  ⁄  ИТАР-ТАСС

Александр Малютин, Арам Габрелянов - Виталий Белоусов

Александр Малютин, Арам Габрелянов

Вчера главный редактор «Известий» Александр Малютин объявил о том, что окончательно покидает ИД News Media. В течение последнего месяца он находился в отпуске, которому предшествовало заявление главы холдинга Арама Габрелянова об интеграции печатных СМИ — портала LifeNews, ресурса marker.ru и газеты «Известия». Согласно концепции, которую предложили принять редакции во главе с Малютиным, контент должен производиться общими силами корреспондентов холдинга, а распределять его между изданиями должен так называемый круглый стол — главный редактор объединенной редакции и руководители направлений. О том, почему такая система не устроила команду Малютина, он рассказал бывшему корреспонденту газеты «Известия», а ныне шеф-редактору блога Hopes & Fears на портале The Village ДАРЬЕ ЧЕРКУДИНОВОЙ. Своим видением ситуации вокруг «Известий» с ГЛЕБОМ МОРЕВЫМ поделился Арам Габрелянов.


Александр МАЛЮТИН: «Когда орут матом, работать несложно»

— Почему ты все-таки ушел из ИД News Media? Неужели не жалко было расставаться с представительским черным «мерседесом», на котором ты ездил?

— В этой жизни нет ничего легче, чем расстаться со служебным «мерседесом». Просто я устраивался в «Известия» и хотел работать в «Известиях», не буду скрывать, я и сейчас еще по инерции хочу работать в «Известиях». Но однажды это стало невозможно. В рамках интеграции возможно было только занять некоторую позицию в издательском доме News Media.

— Какую?

— Ну, какую-то из руководящих, соответствующую месту за большим круглым столом, где разруливается весь контент, производимый изданиями ИД.

— Шел ли серьезно об этом разговор, или это было так, чтобы просто тебя не обидеть?

— Достаточно серьезно, как мне кажется. Но тут важно, что́ на другой чашке весов. А на другой чашке то, что я должен согласиться с увольнением людей, которых я нанял всего год назад или даже меньше, с тем, что ломаются планы развития газеты, с тем, что не получится доделать начатое. Хотя в тройку газет по ряду признаков мы за год и два месяца успели войти.

— Имеешь в виду рейтинги «Медиалогии»?

— В том числе. Были и другие важные для меня критерии. Например, утренний газетный дайджест «Интерфакса» — агентства, про которое я точно знаю, что оно не стремится специально нас побольше или поменьше цитировать. Так вот, когда я вижу в дайджесте «Интерфакса» больше ссылок на «Известия», чем на «Ведомости» и «Коммерсантъ» — а с течением времени такое стало случаться все чаще, — то испытываю глубокое удовлетворение. Что же до индекса «Медиалогии», то по итогам мая мы заняли твердейшее третье место, сильно обогнав «Российскую газету» и остановившись буквально в шаге от «Ведомостей», — у нас 1940 баллов против 2090 у них, то есть отставание всего 7%. Если кому-то не нравится методика «Медиалогии», то могу сказать, что у нас и по абсолютному числу ссылок отставание не более 10%. Уже в июне, думаю, мы «Ведомости» обгоним. Точнее сказать, «Известия» обгонят...

Короче, объективно все нормально и никаких внутренних известинских причин для интеграции нет. Газета не в кризисе, не в тупике, она и не на пике, за которым последует падение. Она на подъеме, на нормальном таком органическом подъеме, и единственная претензия, которую можно предъявить к нашей команде, — «это не вау». Заметного вау-эффекта действительно нет. Зато наш кейс получился грамотный, школьный, классический: как из кривой газеты сделать нормальную — кривизну уменьшаем, нормальность увеличиваем постепенно. Перестаем писать фигню и начинаем писать вменяемые вещи. Только и всего-то.

— А стояла задача сделать «вау»?

— Нет, она и не могла стоять. Такую задачу можно ставить еще через год, когда все привыкнут к тому, что «Известия» нормальная хорошая газета, такая же, как те две конкурирующие. Вот тогда, чтобы оторваться от конкурентов, уже и надо придумывать какое-то «вау». А сразу на два шага нельзя шагать, сначала нужно пролечить текущие косяки, которые, конечно, есть. Лечить их можно в том числе путем увольнения главного редактора, если тот тормозит. Только при чем тут интеграция с LifeNews? Какие проблемы «Известий» она лечит? Не вижу таковых.

— Что круче всего получилось?

— Очевидно, отдел политики, — по-моему, сильнейший на рынке. Это не значит, что другие плохо работали, но экономические отделы, например, при прежних руководителях газеты сильно джинсовали, и ломать стереотипы в компаниях и банках не так-то просто. Должно было пройти серьезное время, нужно было написать очень много серьезных честных статей, чтобы это переломать.

— Года было мало?

— Хватило, чтобы крупные компании начали с нами считаться и чтобы большие люди из бизнеса потихонечку начали давать интервью. Владимир Потанин, например.

— Было какое-то постепенное нарастание неудовольствия со стороны Арама Ашотовича? Говорил он, что его что-то не устраивает?

— По большому счету — нет. В декабре мы приняли бюджет, мы его немножечко подрезали, убрали кое-какие излишества, кое-какую неэффективность. И вдруг в феврале бац — интеграция. А ничего же за два месяца не стало в газете хуже, ничего не провалилось.

— Ну, в феврале же как раз провалились в «Медиалогии» на три пункта, «Комсомольская правда» обошла.

— Да это не провал, это просто эффект от статей Путина. Экспериментально установлено, что статья Путина приносит порядка 1000 баллов в «Медиалогии», ведь такую статью весь день цитируют абсолютно все, включая главные телеканалы. В январе мы были вторые как раз благодаря статье Путина, а без нее мы были бы четвертыми. И в феврале мы должны были бы оставаться четвертыми, но вышла статья Путина в «Комсомолке», да еще и на социальную тему, она принесла «КП» аномальную цитируемость, и «КП» нас тоже обогнала. Вот почему меня так радуют майские показатели — мы вышли на твердое третье место уже без всяких аномалий. По моим расчетам, осенью газета уже сможет выйти на показатель 2500 баллов.

— Даже без старой команды?

— Понимаешь, прелесть в том, что до конца года — пока не наступит время задуматься о «вау» — ситуация не так сильно зависит от личностей. Главное, упорно работать, не сбавляя оборотов.

— Тогда получается, Арам Ашотович все правильно сделал — подрезал косты, убрал дорогостоящих людей?

— Если будет все расти, то правильно. Я придерживаюсь логики, которая кому-то может показаться парадоксальной. Я действительно хочу, чтобы моя позиция оказалась ошибочной и интеграция пошла газете на пользу. Если показатели будут улучшаться, я буду доволен. Потому что это будет означать, во-первых, что наш труд — 100 человеко-лет, кстати — не пошел коту под хвост. Мы заложили фундамент, на котором произросло что-то внятное. А во-вторых, это будет значить, что мы ушли вовремя. Раз можно расти без нас — пусть растут без нас. А вот если все будет валиться, тогда я расстроюсь, потому что станет непонятно, а что же я тут делал целый год и ради чего.

— Почему команда восстала и отказалась объединяться?

— Мы оказались заложниками ситуации. Когда нам сказали: выбирайте, вы за интеграцию или против, — стало сразу понятно, что выбирать не из чего. И если я скажу, что я за интеграцию, то я с этого момента за нее отвечаю, потому что у меня как бы был выбор и я сам выбрал. Так что я уже в конце февраля — начале марта понял, что дни мои на посту главреда сочтены и уж дальше осени удовольствие точно не продлится.
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Kirill Baranov· 2012-06-22 01:23:42
    Малютин такой Малютин. Год назад говорил совсем иное про Известия и Ашотыча.
    Тут либо говоришь сразу, либо молчишь до конца.
Все новости ›