Дело в том, что общественное мнение – это, как правило, массовое заблуждение. Да-да. Вот все сейчас пишут, что Москву разрушают. А я хочу написать, что никто ее не разрушает. Наоборот: она становится краше и лучше.

Оцените материал

Просмотров: 8968

«Старкоры»: Папа Кол

Алексей Яблоков · 16/12/2009
Лев Колодный: «Я любил, знаете, чтобы все – за, а я – против»

Имена:  Лев Колодный

©  ИТАР-ТАСС

«Старкоры»: Папа Кол
Гуляя по Москве, исследуя ее потайные закоулки и дворики, бродя вдоль пестрых заснеженных улиц, не могу удержаться, чтобы лишний раз не посетить милый сердцу район Дорогомилово. Когда-то здесь хоронили умерших от чумы. Потом бородинских ветеранов. Потом на месте старинного кладбища выросли номенклатурные дома Кутузовского проспекта, и с тех пор тут никого не хоронят. Наоборот, круглые сутки возле торгового центра «Европейский» кипит молодая жизнь. Потоки людей обтекают со всех сторон здание Киевского вокзала, рычат автомобили, сверкают изумруды светофоров, то и дело пронзительно перекликаются дальние поезда.

В средоточии звуков и огней отвлекшись на какую-нибудь мерцающую рекламу, легко пропустить главное — тот самый дом. По виду самый обычный, желтого кирпича. Но давайте обойдем его, с тихого двора проникнем в подъезд, поднимемся по неширокой лестнице на восьмой этаж и нажмем кнопку звонка. Что же мы видим? На пороге высится бессменный завотделом новостей «Московской правды», а ныне — обозреватель «Московского комсомольца» Лев Ефимович Колодный. «Папа Кол», как называли его сослуживцы целых сорок лет.

Папа Кол — пожилой, суровый человек с почти голым черепом и густыми бровями. Фиолетовая водолазка поддета под черный кожаный пиджак. На пальце блестит золотое кольцо. Передвигается он... впрочем, нет. О его опорно-двигательном аппарате надо сказать особо. Может быть, вы не в курсе, но Лев Колодный заслуженно считается одним из выдающихся репортеров СССР. Кроме того, он был первым, кто придал своим материалам краеведческий уклон. То есть, по сути, стал основателем москвоведения для масс, активно прививая читателям «Московской правды» и «МК» интерес к родному городу. Поэтому ноги для репортера Колодного — не просто часть тела. Для него это главный рабочий инструмент. Он их бережет, передвигается неспешно, ухаживает за ними, как живописец за своими кистями. Чужие ноги для Льва Ефимовича неприятны и даже оскорбительны. Он старается их как бы не замечать.

— Кто вам сказал снять ботинки? — хмурясь, спрашивает он.
Я, тронутый заботой, объясняю, что так меня воспитали родители. Пришел с улицы — сними ботинки.
— Это какие—то провинциальные штучки! — рокочет классик. — А если у вас там, под ботинками, что-нибудь заразное? Или запах? Ладно. Тапки вот эти надевайте.
И я ошеломленно прячу свои непочтительные ступни в чудо-тапки с каким-то крокодиловым верхом.

Мы сидим на небольшой, уютной кухне. Вот так — я, а напротив — Лев Ефимович и его жена. Жена у него молодец. Сырники с яблоками печет. Чай заваривает крепкий. И о муже может говорить долго и с любовью.
— Сейчас-то время совсем другое, — горячо рассказывает она. — Раньше можно было к любому министру пройти на интервью. А теперь Мосгордума — представьте! — требует, чтобы «Московский комсомолец» платил им за интервью с Платоновым! Чтобы Лев Ефимович платил!..

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • litou· 2009-12-18 16:34:04
    Да-да, это тот самый Кол, который чрезвычайно хитрым манером сначала украл рукопись Шолохова, а потом черех подставных ее продал государству. Великий человек. Он, кстати, сам как-то в интервью хвалился своей ловкостью
Все новости ›