Китай и Вьетнам, Эфиопия и Иран ждут своих онлайн-описателей.

Оцените материал

Просмотров: 12627

Портреты политблогеров: о Корее и Бирме – с любовью

Максим Артемьев · 03/05/2012
Андрей Ланьков и dragon-naga – блогеры-страноведы

Имена:  Андрей Ланьков

©  www.en.nknet.org

Андрей Ланьков

Андрей Ланьков

Опубликовав уже пять портретов блогеров, обнаруживаю, как в нашу эпоху онлайн-медиа изменяются отношения между пишущим и читающим. Их герои незаметно становятся частью моей авторской жизни, а виртуальность и реальность смешиваются. Поневоле вовлекаешься в какой-то эксперимент, как в субатомной физике, где на движение частицы влияет сам факт наблюдения за нею исследователя. Вот никак не может успокоиться несколько взбудораженный Сапожник, одновременно польщенный и неудовлетворенный. А вот обиженный Ольшанский закрывает от меня свой фейсбук.

Но это так, лирическое вступление-отступление. Сегодня хотелось бы поговорить про двух российских блогеров, живущих за границей, непревзойденных специалистов по «своим» странам, Корее и Бирме, соответственно.

Андрей Ланьков — известнейший российский кореевед, уже много лет проживающий на юге Корейского полуострова, где он профессорствует в престижном университете Кунмин. Признан он не только, а может быть, не столько, в России, но и в самой Корее, и на Западе. Его охотно интервьюируют ведущие мировые телекомпании.

Редко когда любовь к чужой стране выражается с такой степенью вовлеченности в ее жизнь и поглощенности ею. Серьезный политолог и историк, Ланьков обладает счастливой способностью писать живо, увлекательно и разносторонне. Посвятив себя Корее, он не сосредотачивается на каком-нибудь одном аспекте. Он разбирает с равной степенью дотошности и бытовые мелочи, и высокие политические материи. Едят ли корейцы собак? Почему кореянки не прикрывали грудь? Является ли корейской «корейская» морковь? Где родился Ким Ир Сен? Есть ли атомная бомба у Пхеньяна? Ответы даются одинаково подробно и серьезно.

Андрей Ланьков не сразу пришел к демократичному Живому Журналу. Сперва он вел другие сайты — www.okoree.by.ru (зеркало lankov.oriental.ru). Но после сосредоточился на ЖЖ как наиболее адекватной форме презентации своих мыслей и наблюдений. Любопытно отметить, что комментарии в его журнале отключены — что никак не сказывается на его популярности у всех, интересующихся Кореей. При этом сам Ланьков активно участвует в комментировании иных корееведческих (и не только) блогов.

В нем нет ни малейшего академического снобизма и высокомерия, столь свойственных отечественным профессорам. Он душевно щедр к коллегам и не забывает их похвалить за удачные публикации, всегда обращает на них внимание читателей своего блога. В своем стремлении помочь науке, поспособствовать удовлетворению спроса на информацию о Корее, он даже якшается с такими шумными, но одиозными блогерами, как Маккавити.

Правда, время от времени он замолкает на длительный срок — то по семейным делам, то ввиду загруженности работой, но всегда честно заранее предупреждает о своем «погружении», что не мешает ему порой «выныривать», чтобы прокомментировать в блоге какое-то уж совсем из ряда вон выходящее событие.

Корея, как известно, делится на два государства. Конек Ланькова — КНДР, мрачная страна, где уже в третьем поколении правят диктаторы-коммунисты, по масштабам своих кровавых безумств сопоставимые разве что с Пол Потом. Но последний был скромен и не выпячивал свою личность, а семья Кимов создала вокруг себя культ, превзошедший поклонение перед Сталиным и Мао. Закрытость Северной Кореи способствует популярности блога Ланькова — читателей поневоле привлекают загадочность, абсурдность и жестокость тамошней жизни, которые невозможно представить даже вчерашним советским людям.

И в этом холодном лабиринте азиатской бесчеловечности, ставящей в тупик западных исследователей, Ланьков ориентируется вполне уверенно — ему помогают и опыт жизни при коммунизме в СССР, и собственные наблюдения, полученные в Пхеньяне, где он учился в молодости, и внимательное изучение архивных документов, а главное, кропотливая работа, которую он ведет, опрашивая беглецов с Севера, — уникальный исследовательский проект, который еще далек от своего завершения.

Ему удалось собрать массу любопытнейшего бытового материала, который позволяет Ланькову, например, сделать следующий вывод — на протяжении последних 15—18 лет северокорейское общество претерпело радикальную трансформацию. Дабы все население не вымерло от голода, властям пришлось пойти на определенные послабления, допустив некоторые элементы рынка.

У Ланькова в блоге имеется множество захватывающих историй из первых рук о том, как выживают корейцы на Севере, на какие ухищрения они пускаются ради заработка. Перед читателем возникает гротескный вариант НЭПа в стране, где остановились почти все заводы и фабрики и миллионы людей обратились либо к натуральному хозяйству, либо к примитивным ремеслам, мелочной торговле и контрабанде, а то и к гастарбайтерству в приграничных районах Китая.

Ланьков — не кабинетный ученый, он изучает объект в динамике и развитии, показывает, какой была жизнь при старшем Киме и чем она отличается при сыне и внуке. Он не упускает возможности продемонстрировать парадоксы этого ужасного зазеркалья, например, что люди на Севере полагают карточную систему благом, ибо ее отмена в середине 90-х привела к смерти от голода нескольких сотен тысяч человек.

Известна фотография Корейского полуострова, сделанная со спутника ночью — Север весь черный, а Юг залит электрическим светом. Но Ланьков приводит и другие примеры, рельефно показывающие разницу между двумя частями Кореи. Это и резкая разница в росте между южными и северными призывниками — естественное следствие недоедания на Севере, и такой факт, поражающий северян, что на Юге горы сплошь покрыты лесами, тогда как у них на родине все деревья давно вырублены и вершины стоят голыми.

Ланьков терпеливо разъясняет в блоге разницу между КНДР и КНР — почему Пхеньян не идет и не пойдет в обозримом будущем по пути Китая или Вьетнама. Этот вопрос задают ему с настойчивой регулярностью. Ответ его прост — если бы не было Сеула, Пхеньян давно принял бы рынок всей душой. Но открыться миру, а главное, открыть мир собственному населению — это означает расписаться в собственной неудаче, показать наглядно, что небывалые жертвы были принесены напрасно, что Север безнадежно отстал от Юга.

{-page-}

 

Также регулярно Ланьков в своем журнале отвечает на вопрос, почему Пхеньян никогда не откажется от атомной бомбы — потому что, только шантажируя соседей, режим может выживать, получая в обмен на хорошее поведение миллионы тонн дармового риса, которым он и кормит население.

Пишет он и о Южной Корее — например, рассказывает о невероятном национализме, пропитывающем все сознание тамошних корейцев. Оттого объективное изучение истории, скажем, времен японской оккупации, там попросту невозможно.

Есть у него в блоге яркий пассаж — ответ российским любителям сильной руки а ля Франко или Пак Чон Хи — почему соответствующие страны не заставлены памятникам спасителям от коммунизма, а, напротив, их наследие подвергается всемерному поношению? Ланьков замечает, что поскольку коммунистам не удалось захватить там власть, то у них имеется презумпция невиновности, тогда как правые диктаторы, отбившие их натиск, виновны в тех или иных преступлениях, и общественное мнение, сопоставляя возможное и реальное, обрушивается на последнее.

Портрет получается каким-то хвалебным, но к Ланькову действительно трудно придраться. Тема его четко определена, от нее он не отступает, а в сфере корееведения ему нет равных, и ляпов он не допускает. Единственное, что мне не нравится в его позиции, так это профессиональный скептицизм, переходящий в своего рода цинизм. Заметно, что в слова типа «демократические ценности» он не особо верит, считая, что западные политики сплошь двоедушны, тогда как они, возможно, наивны и глупы, но не аморальны. Ланьков выступает против решительных мер против Пхеньяна, но пацифизм и умиротворение (appeasement) уже достаточно дискредитированы Мюнхеном, чтобы продолжать верить в их целебную силу.

В противоположность Ланькову блогер Житель Янгона (он же Дракон-Нага) — не ученый. Он проживает в столице Бирмы, которую предпочитает называть Мьянмой, и особо не распространяется о себе. Я не знаю его фамилии, известно лишь имя — Петр, упоминаемое в комментариях в его ЖЖ. Фигура умолчания вполне объясняется деликатным положением, в котором он пребывает. Этот юзер находится в авторитарной стране, где у власти вот уже полвека стоят военные, и занимается тем, что можно назвать GR-relations, то есть лоббированием в правительстве Бирмы интересов российских и не только деловых людей, и излишнее внимание к своей персоне ему не нужно. Оттого dragon-naga подчеркнуто лоялен к пожеланиям властей страны — Янгон, а не Рангун, Мьянма, а не Бирма.

Из рассыпанных по журналу замечаний можно догадаться, что нашего блогера немало поносило по свету, работал он и в Перми в газете, и в Пхеньяне (в ЖЖ он поместил пост с личными воспоминаниями о покойном Ким Чен Ире), и в Нью-Йорке, а теперь вот судьба забросила его в экзотическую и только-только начинающую открываться миру тропическую страну.

О родине у него остались горькие воспоминания, которые прорываются у блогера время от времени. На начавшиеся перемены в Бирме он смотрит через призму опыта перестройки, что обуславливает его тяжелый скептицизм и недоверие к переменам. От эпохи Михаила Сергеевича у него явная моральная травма и ненависть к перестройщикам — типичная черта того поколения, которое с таким восторгом встретило перемены только для того, чтобы горько в них разочароваться. Недаром одна из самых неприятных фигур на бирманской политической сцене для него — знаменитая Аун Сан Су Чжи, которую он зовет сокращенно ДАССЧ («Д» — от «До», нечто вроде «тетушка», устойчивого обращения к ней на родине) и которой посвятил немало «разоблачающих» постов. Нобелевская лауреатка, любимица Запада предстает у него малосимпатичной интриганкой, эдаким бирманским Горбачевым, которая, конечно, все развалит и не принесет родной стране ничего хорошего.

Шумные восторги бирманских демонстрантов заставляют dragon-naga лишь грустно улыбаться их дремучей невинности и наивности, а также предвидеть ужасные бедствия в будущем — по примеру недавней российской истории.

Короче говоря, тема параллелей Бирмы с Россией является слабым местом его журнала, ибо очень субъективна, предвзята и чересчур эмоциональна. Но все остальное в блоге — выше всяких похвал. Dragon-naga работает за целый академический институт, открывая россиянам Бирму во всем ее многообразии и сложности. Он великолепно владеет пером, пишет увлекательно, хотя и сдержанно, с осторожным юмором. Интересует его в Бирме все — от ржавых автомобилей и ветхих купюр местной валюты до парламентских выборов и последних слухов из правительственных кабинетов. Народные обычаи, местные спортивные игры, языковые тонкости, особенности национального отдыха, смена культурных парадигм под влиянием открытия страны для иностранцев — всему есть место в ЖЖ dragon-naga.

Он увлекательно разъясняет бирманские имена и топонимы, рассказывает об особенностях местного интернета и мобильной связи. Вместе с автором мы попадаем на пляж, где бирманцы купаются… в одежде, в чиновничий офис, где все служащие скопом сидят в одном зале, что придает неповторимый колорит одновременно архаики и ориентализма. Экзотические блюда бирманской кухни, детали национального костюма, местные поговорки и присказки, особенности сексуального этикета — ничего не упускает наш блогер.

Dragon-naga тщательно отслеживает последние новости в экономике страны, за проникновение в которую бьются и соревнуются сразу несколько держав — но только не Россия, к глубокому сожалению блогера. В его ЖЖ много критики по адресу российской власти, упускающей Бирму. И его утверждения не голословны, он их подтверждает многочисленными примерами головотяпства и безразличия наших мидовских чиновников.

Несмотря на свою личную закрытость, dragon-naga хорошо известен тем, кому надо. Потенциальные российские инвесторы консультируются с ним через блог об открытии бизнеса в Бирме, а русские туристы спрашивают совета — где остановиться, что купить, чего посмотреть и т.п.

Правда, читать в его ЖЖ белые буквы на темно-коричневом фоне крайне неудобно — страшно болят глаза, и текст сливается в нечто невообразимое. Почему ему до сих пор никто не подсказал сменить оформление, непонятно.

Я не знаю — есть ли в других странах русскоязычные блогеры, подобные Ланькову и dragon-naga. Мне, по крайней мере, не встречались равные им по широте обзора, эрудиции, точности наблюдений и способности к обобщающим выводам. Так что Китай и Вьетнам, Эфиопия и Иран ждут своих онлайн-описателей. Знающий человек, погруженный в иную культуру, любящий и понимающий ее — находка для любознательных читателей.​

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Ruslan Dokhov· 2012-05-17 10:55:44
    есть еще несколько блогов профессиональных географов ala amerikanist и pavlyuk
Все новости ›