Идея PublicPost зарождалась постепенно.

Оцените материал

Просмотров: 17503

Наргиз Асадова: «Это не Живой Журнал, да»

Егор Мостовщиков · 28/11/2011
Сегодня в России открылся аналог Huffington Post – платформа PublicPost.ru. ЕГОР МОСТОВЩИКОВ выяснил у ее главного редактора, как там все будет устроено

Имена:  Наргиз Асадова

 

− Наргиз, что будет собой представлять PublicPost?

− Это платформа, сочетающая профессиональную и «гражданскую» журналистику. Сейчас это в тренде развития современной журналистики: последние 5−6 лет профессиональные журналисты все больше обращаются к «гражданским». Ссылки на ЖЖ, на микроблоги в Твиттере давно стали в новостях нормой. Блогеры становятся источниками информации, свидетелями, непрофессиональными репортерами и расследователями. Им, безусловно, нужны журналистские навыки проверки фактуры, но они уже играют серьезную роль в нашей с вами профессии. Поэтому задача журналистов − не размышлять о том, как блогосфера убьет профессиональную журналистику, а научиться использовать новые условия, наладить сотрудничество между «гражданскими журналистами», гражданским обществом и профессиональными журналистами.

− То есть вы не про то, что все плохо и все закончилось, а про то, чтобы использовать новые методы в работе?

− Безусловно. Я считаю, что появление такого большого количества блогов и того, что называют «блоговой» или «гражданской» журналистикой, — очень хороший дополнительный источник в работе, а не источник мыслей о смерти чего-либо.

− Но вам не кажется, что слишком много блогов становится? Или так и должно быть?

− Мне кажется, что нужно просто найти правильное сочетание. Поэтому наша платформа будет строиться как Huffington Post − проект, который доказал свою состоятельность и успешность и в этом году собирается открыться в тринадцати странах. Это очень успешная платформа. Мы отводим блогам и профессиональному контенту редакции одинаковое место, чтобы они друг друга дополняли. Как блоги могут быть реакцией на работу журналистов, информагентств и расследований, так и записи в блогах могут стать и уже становятся источниками информации и стимулом для журналистов. Идет взаимное обогащение.

− Как строится это взаимное обогащение? Вот у вас сидит редакция, у вас есть сайт, и вы, наверно, начинаете по старинке работать − темы искать, писать. А потом что?

− Да-да, у нас сидят люди и пишут заметочки, сообщают читателям и пользователям, что творится в мире. А есть блогеры, которые сообщают, что важно им, что их интересует, делятся реакцией на работу профессиональных журналистов.

− Откуда эти блогеры берутся? Это специально отобранные люди, которые ведут блоги у вас на сайте, или они, так сказать, извне?

− Во-первых, это люди известные и не известные широкой общественности, которые пишут для нас свои посты. Во-вторых, блогеры, с которыми мы связались, спросили их разрешения на перепост или пригласили к сотрудничеству. В-третьих, зарегистрировавшись у нас на сайте, человек может вести свой блог.

− Значит, скорее всего, существует система ранжирования, чтобы определять лучшие и популярные посты и выводить на видные места на сайте?

− Поскольку PublicPost СМИ, то главная страница − это в основном выбор редакции. Но если люди посчитают, что мы что-то упустили и интересный им блогер начнет получать много лайков и просмотров, то мы можем поместить его на главную страницу. У нас есть механизмы как ручного, редакционного отбора, так и механические — например, топ-5 блогов, к которому редакция не имеет отношения.

− То есть, несмотря на то что вы с открытыми объятиями идете к «гражданской» журналистике и говорите, что в новое время надо сотрудничать, вы оставляете за собой традиционный редакционный подход: отбираете материалы, сами решаете, что ставить на главную?

©  Предоставлено PublicPost

Наргиз Асадова

Наргиз Асадова

− Это не Живой Журнал, да. Мы общественно-политическая платформа. К тому же не каждый блогер может пройти наш отбор, и то, что редакции кажется важным и нужным, попадает на главную страницу. Надо еще понимать, что за все, что опубликовано на сайте, редакция несет ответственность.

− Смотрите, есть Lookatme, у них 30 процентов всего содержания пишет редакция, все остальное − пользователи. Вот это современный подход: приходят пользователи, пишут, что хотят, и выносят на главную страницу, что им больше всего интересно. Есть «Хабрхабр», там тоже блоги, и там тоже рейтинги и народное творчество. А у вас получается, что вы − за открытость, но контроль хотите оставить за собой.

− У нас нет никакого противоречия, я с самого начала сказала, что сейчас все ищут разные формы сосуществования профессиональной и «гражданской» журналистики. Мы считаем, что такой подход самый правильный. «Хабрхабр» считает по-другому, Lookatme − по-третьему, и это прекрасно. Мы должны вместе искать новые пути, а какой из них будет самым интересным и читаемым, посмотрим потом. Надо пробовать.

− «Слон.ру» тоже делал упор на блоги. И как-то не вышло, пришлось меняться. Не только в блогах счастье?

− Я не знаю, если честно, почему не получилось, что у них было не так. «Слон.ру» − очень популярный ресурс, поэтому я не могу сказать, что не получилось. Время идет, и они меняются, потому что всему нужно меняться, искать какое-то свое воплощение. Уверяю вас, и мы через год будем выглядеть совсем иначе, чем сегодня. Это нормально.

− Вот есть «Ридус» Ильи Варламова, они тоже делают «гражданскую» блог-журналистику. Это ваш конкурент?

− Я бы не сказала. Мне не кажется, что «Ридус» − это что-то особенное. Таких сайтов я очень много видела на Западе еще года три-четыре назад. Это хорошо, что такие сайты есть, их должно быть больше. Но конкурент он нам только в том смысле, что они тоже используют блоги. Но их многие сейчас используют − «Слон», «Сноб», «Эхо», «Ридус», «Хабрхабр».

− Как начался PublicPost? «Интерфакс», Сбербанк, Алексей Венедиктов (совладельцы PublicPost.ru. − OS) − неочевидная компания.

− Почему неочевидная? Идея PublicPost зарождалась постепенно. И на разных этапах к ней присоединялись различные люди. Я вернулась из Америки, у меня было много впечатлений о работе тех или иных сайтов, я обсуждала это с коллегами. Обсуждение шло очень долго. Потом Алексей Венедиктов предложил мне сделать блоговый проект на «Эхе Москвы», и блоги повысили посещаемость сайта. То есть какие-то вещи уже были проверены. Затем мне захотелось сделать нечто большее, чем просто проект на существующем сайте. Мы пошли дальше, выбрали такой путь.

− А Сбербанк на каком этапе появился?

− На одном из этапов. Сбербанк − это финансовая сторона, один из наших основных инвесторов, и я бы не хотела говорить про финансовую сторону.

− А этот инвестор на редакционной политике сказываться не будет? Это ж государственная структура. Цензурой это вам не грозит?

− Я знаю, что вы имеете в виду, но, поверьте мне, нет.

− Алексей Венедиктов какую роль в PublicPost выполняет? Он занимает какую-то должность? Или приходит на планерки и дает советы?

− Нет, должность он никакую не занимает. Он один из идейных вдохновителей проекта, один из основателей. Важно понимать, что его участие в проекте никак не связано с «Эхом Москвы». Он помогал нам в личном качестве. Если хотите узнать подробнее, то лучше обратитесь к нему, он вам все с радостью расскажет.

− Вы своим блогерам платить будете?

− Нет. Наши блогеры будут бесплатными. Мне нужны блогеры, для которых писать в блог − это потребность души. Когда ты пишешь, потому что тебе хочется и надо, получается одно, а когда тебе за это платят, − совсем другое. Мы будем давать возможность людям писать о том, что им важно, давать им платформу для донесения информации.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

Все новости ›