У Прилепина совсем другой круг друзей, чем у Коха.

Оцените материал

Просмотров: 23704

«Либерализм в “Медведе” никогда не был в формате старого НТВ»

Александр Морозов · 08/11/2011
Главный редактор журнала «Медведь» БОРИС МИНАЕВ и шеф-редактор «Русского журнала» АЛЕКСАНДР МОРОЗОВ обсудили, можно ли продать кухонные посиделки

Имена:  Альфред Кох · Борис Минаев

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Борис Минаев (слева) и Александр Морозов

Борис Минаев (слева) и Александр Морозов

Журнал «Медведь» — «пионер» российского глянца — издавался с 1995 года и летом 2011-го неожиданно был закрыт. «Медведь» помогали издавать разные люди, с 2003 по 2008 год его владельцем был Альфред Кох, а издателем Игорь Свинаренко. Затем журнал перешел в ИД Forward Media Group. БОРИС МИНАЕВ — писатель, журналист (в прошлом — заместитель главного редактора «Огонька») — стал главредом «Медведя» в 2010 году. В ноябре 2011 года «Медведь» реинкарнировался в виде интернет-журнала. О том, почему и зачем это произошло, с Борисом Минаевым поговорил шеф-редактор «Русского журнала» АЛЕКСАНДР МОРОЗОВ.


— Ну вот, бумажный «Медведь» умер благополучно. Может быть, надо что-то другое сделать? Зачем опять этот «Медведь» в электронном виде, в чем смысл всего этого электронного продолжения? Что, кому-то дорога история этого проекта? Кто-то рассматривает это как некий бренд, как ценность?

— Многие люди рассматривают его как ценность. Перечислять их фамилии я не хочу — получится, что хвастаюсь важными и знаменитыми друзьями. Но это правда — журнал читают люди, чьи фамилии всегда на слуху. Это небольшой круг. И может быть, в связи с закрытием «бумаги» он несколько поредеет. Но тем не менее. Это не только олигархи, телеведущие. Это и писатели. И режиссеры. Им нравится. Мне тоже. Что же касается того, почему он стал культурным достоянием…

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Борис Минаев (слева) и Александр Морозов

Борис Минаев (слева) и Александр Морозов

Мне кажется, тут был какой-то поворотный момент. Всех когда-то поразил «Ящик водки» Коха и Свинаренко, созданный именно в «Медведе». Это был фирменный знак. Бренд. Потому что, с одной стороны, это история девяностых, рассказанная участниками событий, и, с другой стороны, это яркое художественное произведение. Потому что они по ходу дела создали жанр вот такого мужского разговора. Предельно откровенного, брутального, матерного, смешного… Научились говорить о политике, об экономике, вообще обо всем так, что стало не скучно и стало понятно — именно так и надо о ней говорить, о политике-экономике. Говорить по сути. С некоторой дистанции. Ну, короче говоря, эти двое породили не просто один из журналов, они породили некий стиль в литературе. Когда я пришел в «Медведь», я это сразу как-то резко почувствовал по их статьям, даже не только по статьям, но и по личным встречам. То есть «Медведь» отличался тем, что это еще и клуб. Люди собираются, рассказывают что-то друг другу…

Я первое время слушал, просто открыв рот. Причем тут собирались разные люди, кроме Свинаренко и Коха, — Орлуша, Валерий Зеленогорский, Павел Лунгин, Лев Новоженов, Валерия Новодворская, Саша Лаэртский, Стас Юшкин, Сережа Цигаль, многие другие. Сейчас на наших встречах можно, например, Сережу Мостовщикова увидеть. В этот клуб нельзя было не захотеть войти и нельзя было с ним просто так расстаться. Это хотелось сохранить во что бы то ни стало. Потому что там была атмосфера настоящая. Искренняя. Это очень дорого стоит на сегодняшний день.

Второе: у меня были, конечно, свои редакторские амбиции. Когда я пришел в «Медведь», мне показалось через какое-то время, что мы со Стасом Юшкиным все-таки интересную вещь сделали, потому что мы объединили либерализм девяностых и современную литературную волну, очень острую, очень живую. И, конечно, оппозиционную, как бы к ним ни относиться. Что я имею в виду?

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • Alexandr Butskikh· 2011-11-09 14:45:30
    Список фамилий говорит за себя. Не читал, не читаю и не буду читать.
    Как журнал ""Сноб" со своим списком.
    Вот и оценишь после таких интервью "OpenSpace"! Живите и процветайте.
    И остальным того же. Чем больше цветников, тем больше цветов. Даже таких как Новодворская, например. Или Быков.
  • sLavrenchuk· 2011-11-10 05:14:52
    1) Неужели "Медведь" дошел до тех времен, когда о нем рассуждают такие ничтожные люди, как Морозов. Что они знают о жизни ранее существовавшего "Медведя"? Они что, были среди людей того круга, для которого он делался?
    2) Об интересе к статьям Свинаренко. Он неизменен. На нем держится "Медведь". Покупать его стали меньше именно когда отсутствовали статьи Свинаренко. Остальных людей можно прочитать в газетах. Увидеть их промельк на экране. И ничем не выделить среди других людей СМИ. Свинаренко только здесь, как логотип журнала и логотип времени, которое отражает. Причем, он адекватен всем изменениям, которые с этим временем происходят.
    3) Продаваться журнал стал меньше, а потом, возможно, и вообще не продаваться с приходом Минаева. Он не человек этого журнала. Он человек из прошлого Юмашева. Который и не мог выполнить свою задачу. Вспомните первые обложки, принесенные им из Стори, с уродами на фотографиях. А теперь посмотрите в его интервью. Кого он называет читателями журнала - олигархов, телеведущих. Они возьмут такое в руки? Конечно, нет. Обратите внимание, насколько он не ориентируется в происходящем - олигархов давно уже называют по-другому или их в стране нет, а там, где они есть, им нужен старый глянцевый "Медведь". И продавался бы он там в три дорога в валюте. А телеведущие - что это за социальный слой? Это пешки. которые имеют своих хозяев. Он пишет для них? Вообще-то, раньше писали для их хозяев.
    Вы говорите о семейном сетевом издании. Он попытался сделать это как развлечение для не имеющего работы сына. Поэтому мы считаем, что "Медведь" жив. Но не на страницах сетевого. Он ждет реального редактора. Помните, как у Высоцкого: "Кто сказал, что Земля умерла? Нет! Она затаилась на время!".
Все новости ›