Мы дадим зрителю качественную историю про сегодня.

Оцените материал

Просмотров: 28616

«Вы бросите в меня камень за фильм про Путина?!»

Глеб Морев · 05/12/2011
5 декабря перезапустился телеканал 24_DOC. О том, что теперь можно будет там увидеть, OPENSPACE.RU рассказали генеральный продюсер «НКС Медиа» ВЕРА ОБОЛОНКИНА и главный продюсер 24_DOC ВЕРА КРИЧЕВСКАЯ

Имена:  Вера Кричевская · Вера Оболонкина

©  Предоставлено телеканалом 24DOC

Вера Оболонкина

Вера Оболонкина

Вера Оболонкина: «Я вижу зрителем этого канала людей с глобальным мышлением»

Вера Кричевская: «Я чувствую, что в ближайшее время появится новый “Взгляд”»


ВЕРА ОБОЛОНКИНА: «Я ВИЖУ ЗРИТЕЛЕМ ЭТОГО КАНАЛА ЛЮДЕЙ С ГЛОБАЛЬНЫМ МЫШЛЕНИЕМ»

− В чем причина «перезагрузки» канала?

− В компанию «НКС Медиа» входят семь телеканалов, наша задача вывести их на другой качественный уровень. Старый телеканал 24_DOC показывал только российское документальное кино, очень много старого, архивного. Современного крайне мало, а среди того, что было, единицы хитов. Понятно, что не было оснований рассчитывать на рост, на увеличение аудитории.

На Западе на таких каналах, как BBC, HBO, Channel 4, PBS, current affairs  (документальное кино) по-прежнему стоит в прайм-тайме и собирает хорошие цифры. Мне надо было сформулировать новую концепцию канала. Current affairs стало основой концепции — это актуальная журналистика и документалистика со всего мира. Мирового кино — высокобюджетного, качественного с точки зрения журналистики, зрелищности — будет на канале около 70 процентов; 30 процентов — российское кино. Российское документальное кино, как правило, не динамичное, смотреть его — большой труд для зрителя, но оно нам ближе и понятнее. Поскольку я вижу зрителем этого канала людей с глобальным мышлением, не думаю, что такая пропорция зарубежного и русского кино сможет их отпугнуть. Мы сфокусировались на реализации этой концепции, пригласили Веру Кричевскую, которая занялась поиском фильмов. До 1 декабря 2011 года старый телеканал 24_DOC имел эксклюзивный договор с НТВ-Плюс. Очень приятно, что руководство компании НКС Сергей Калугин и Андрей Голованов поверили в новую концепцию канала, и с 5 декабря канал можно будет увидеть в сетях Мостелекома, в московском кабеле, который покрывает 75 процентов домохозяйств в Москве, в сетях ТКТ, которые охватывают 90 процентов домохозяйств в Петербурге. Для тех, кто подключен к сетям, нужно сделать перенастройку телевизора, и между телеканалом «ТВ 1000» и «ТВ 1000 Русское кино» появится 24_DOC. При этом нам удалось договориться с НТВ-Плюс о том, что канал сохранит свое место в базовом расширенном пакете. Помимо этого, мы планируем дистрибуцию канала на территории всей России и других стран бывшего СССР.

− Западный зритель, мне кажется, более лоялен, приучен, что ли, к документальному кино. А наш? Планируете ли как-то специально заинтересовывать его?

− Сейчас, когда собран контент более чем на полгода, мы фокусируемся на продвижении документального кино. Вера [Кричевская] совместно с LiveJournal собирается развить жанр видео веб-рецензий — мы хотим, чтобы о нашем кино говорили много, и говорили наши зрители, а не кинокритики. Вторая, очень важная для нас история, — мы хотим в 2012 году провести большой глобальный питчинг — может быть, даже в прямом эфире: сформируем спонсорский комитет и предложим всем желающим сценаристам, журналистам и режиссерам защитить свои синопсисы — сценарии документальных фильмов о России.

− Насколько затратен ваш проект и как вы собираетесь зарабатывать?

— Экономика телеканала строится на смешанной модели: подписка плюс реклама и спонсорская поддержка. Инвестиционный бюджет — несколько миллионов долларов. К 2012 году мы приобрели 750 часов документального кино со всего мира. И впервые в объеме около 90 часов архив телеканала НТВ, фильмы Леонида Парфенова, Евгения Киселева, Светланы Сорокиной, Андрея Лошака. Когда мы говорим о current affairs в России, надо вспомнить опыт как раз телеканала НТВ. Помните «Новейшую историю»? Специальные репортажи? Вот такого рода актуальный современный контент мы будем развивать.

{-page-}

 

ВЕРА КРИЧЕВСКАЯ: «Я ЧУВСТВУЮ, ЧТО В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ ПОЯВИТСЯ НОВЫЙ “ВЗГЛЯД”»

− Есть ли в России аналоги тому, что вы собираетесь сделать на канале 24_DOC?

©  Предоставлено телеканалом 24DOC

Вера Кричевская

Вера Кричевская

− Аналогов в России нет, и, соответственно, нет конкуренции, что всегда не очень хорошо. Есть аналоги в мире: американский Documentary channel; PBS, на котором очень много документального кино, но не только; HBO Doc. Я пристально смотрю за этими каналами, слежу за сеткой, у нас очень много пересечений с ними по праймовым фильмам. Я хочу, чтобы этих пересечений было все больше, чтобы российский зритель имел возможность посмотреть тот новый свежий продукт, который видят зрители в мире, который только-только сошел с фестивальных экранов.

Я люблю проекты, где не ступала нога человека. В год запуска «Дождя» свободы и гражданской интонации не было ни на одном телеканале. Были островки, но вот так, чтобы в целом продукт представлял собой концентрат движения вперед, не было. В документалистике в России — болото. Вообще, этот художественный жанр жив только благодаря огромным усилиям отдельных фанатиков: Виталия и Натальи Манских, Сергея Мирошниченко. Есть «Артдокфест» — сегодня уже вполне европейский бренд; есть проект Сергея Мирошниченко — секция документального кино в рамках ММКФ и проект на телеканале «Культура» «Смотрим... Обсуждаем». Последние годы я сидела на ступеньках в кинозалах во время показов мирового документального кино во время ММКФ — мест не было. А то, что происходило в эту пятницу [2 декабря] во время открытия «Артдокфеста», — это вообще фантастика, пришлось устраивать две подряд зеркальные церемонии открытия... Нечасто и «Первый канал» показывает документальное кино, но очень метко, помню убийственные рейтинги «Плесени»: доля 34, рейтинг более 15, и это по стране, а не по Москве. Совсем недавно «Первый» показал документальный фильм «Настоящая речь короля». Этот показ, как я понимаю, послужил объяснением для большой федеральной аудитории, что художественный фильм «Король говорит!» — это реальная история и ее герой — отец царствующей сейчас английской королевы. Так вот, как писала [ТВ-обозреватель «Коммерсанта»] Арина Бородина, во время показа документального кино доля подросла по сравнению с художественным, была выше 15, с рейтингом около 6 процентов. А когда прошлой зимой в день рождения Константина Эрнста «Первый» показал двухсерийную историю Хантера Томпсона, моя лично стена в фейсбуке взорвалась, френды сидели, смотрели и комментировали. В общем, конъюнктура для создания телеканала мирового и российского документального кино очень неплохая. Мы хотим с Верой Оболонкиной в одном месте собрать все разобщенные усилия. Собрать лучшее, фестивальное, актуальное, резонансное.

− Как я помню, обширная документальная программа предполагалась и на «Дожде». Насколько вам удалось реализовать тогдашние планы и чем они отличаются от нынешних?

− На «Дожде» программа документального кино частично реализовалась, мы сначала фильмы купили, а потом у телеканала начались проблемы с распространением. Как вы помните, телеканал «Дожде» ушел в интернет, а документальное кино − не жанр для интернет-телевидения. Это ситуация очень скорректировала планы по показу документалистики, да и другие, потому что для интернета необходимо было докупать лицензии на весь мир, а это совсем большие деньги, которые не входили в наши планы никак. Надо было экстренно развивать информационную службу и так далее. В общем, и сил, и времени у меня лично не хватило «докрутить» историю с документальным кино.

Проект по перезапуску единственного в России телеканала документального кино привлек меня в том числе своей нишевостью — возможностью сфокусироваться на продвижении одного типа контента. У меня серьезные амбиции сделать качественный продукт, для этого нужен фокус и последовательность действий.

− При первом же взгляде на вашу сетку понимаешь, что программа рассчитана на думающего зрителя, способного воспринимать современный киноязык. Есть ли в России такой зритель в количестве, необходимом для успешного ТВ-бизнеса?

− Мы стартуем вслепую, исследований о смотрении документального кино по телевизору в нашем масштабе нет. Вера Оболонкина в феврале начнет большую серию электронных фокус-групп, мы готовы на основании первых результатов гибко работать с сеткой. Но вот контент едва ли будем менять, он слишком хороший! Мы предлагаем нашему потенциальному зрителю шесть «клубов по интересам»; важно, что все шесть «клубов» − линеек подчиняются главному принципу подбора: это current affairs, только актуальное документальное кино, только про настоящее время или про недавнее прошлое, которое еще с нами и которое мы еще не пережили.

Линейки «Люди.Doc» и «Эко.Doc» рассчитаны на самую массовую аудиторию, это истории про людей, которые можно передавать из уст в уста. А еще герои этой линейки не оторваны от социального и политического контекста, от него вообще невозможно быть оторванным. Даже в линейке для самой узкой аудитории «Арт.Doc» — мировое современное искусство остросоциально и протестно. «Эко.Doc» — линейка об экологии жизни, она включает в себя зеленые вопросы, болезни, вирусы, иммунитет человека. Это консьюмерская экология: что мы едим, пьем, какой крем наносим на свое лицо; генно-модифицированные продукты, солнечная энергия, экотранспорт. Помните, я говорила, какой рейтинг был на «Первом» у «Плесени»? Мы очень рассчитываем здесь на стабильную аудиторию и хорошие цифры. Эта линейка касается… ну вот совсем каждого.

Аудитория для «Полит.Doc» (моей любимой линейки) и для «Ино.Doc» должна быть более подготовленной, это информационные гурманы. Самое важное в этих линейках — высочайший уровень журналистики. Мы о таком либо забыли, либо и не знали никогда. На фоне журналистского голода это очень востребованное предложение. Авторы фильмов, расследований, репортажей — журналисты с мировыми именами. Мы с ними попадем на сардинские виллы Берлускони, в ряды иракских террористов, в машину Саакашвили; будем лечить посттравматический синдром с солдатами, возвращающимися из Афганистана; станем очевидцами кражи невест в современной Чечне; поговорим с Луговым; окажемся на улице в Хевроне, где еврейские семьи живут через дорогу от арабских…Я могу еще очень долго рассказывать.

А вот «Ино.Doc» − фильмы, которые мы собираем по крупицам во всем мире. Это только иностранное кино о России: мы — глазами иностранцев. Вот это безумно интересно.

Единственная линейка, о которой я еще не упомянула, — это «Россия.Doc», актуальное современное российское документальное кино.

− Все, о чем вы говорите, основано на логике заполнения пустующих ниш. Да, спрос на подобный контент есть, но ведь и ниши возникли не случайно, а как следствие цензурных ограничений на ТВ. Есть ли у вас поддержка акционеров?

− Я бы сказала, что ваше выражение «заполнение ниш» — вялый мотив. Я думаю, мы, как общество, все ходим по кругу. Особенно ярко это выражено в потреблении — как колбасы, так и новостей. Я чувствую, что в самое ближайшее время, год-два, появится новый «Взгляд», что СМИ снова откроют потребителям новую правду. Это движение будет спровоцировано спросом. Иначе умрет все, кроме интернета. В конце 90-х публицистика на грани с документалистикой шла на НТВ в прайм-тайм, являлась идентификационным премиальным продуктом. В принципе, фильмы Леонида Парфенова и Алексея Пивоварова и сейчас большие телесобытия, но все эти работы не про сегодня. Я чувствую голод «про сегодня» — вы чувствуете его? Зритель не хуже нас с вами. 45 миллионов россиян пользуются интернетом, и чаще всего они читают — кроме знакомств, покупки автомобилей — новости!

Мы дадим зрителю качественную историю про сегодня, голод — главный мотив.

Цензура. Про цензуру можно говорить только в настоящем времени. Никаких ограничений от руководства «НКС Медиа» лично я не получала. Вы же не будете просить меня дать прогноз — вспомните мою историю с «Дождем». Я бы хотела руководствоваться важнейшим принципом: в спорной резонансной теме подбирать разные фильмы, с противоположными точками зрения. И конечно, соблюдать закон. Идея подбирать фильмы на одну тему меня вообще очень волнует, мы будем делать каждую неделю спецпроект — это подборка фильмов на тему. Вот самые простые ближайшие примеры: неделя фильмов, посвященных распаду СССР; неделя фильмов о Сильвио Берлускони; неделя фильмов об арабских революциях. Вот прямо сейчас я веду переговоры с компанией, которая сделала большую работу — четырехсерийный фильм Евгения Киселева, снятый к пятилетию «оранжевой революции». Если мы приобретем права, то в канун пятилетия будет такой недельный спецпроект. Я хочу сказать, что эфир телеканала будет наполнен разными точками зрения. Здесь очень трудно предъявить претензию. Или вот совсем другой пример: мы собираемся показать фильм Игоря Шадхана «Вечерний разговор». Сюжет простой: Шадхан сделал большое видеоинтервью с молодым сотрудником питерской мэрии Путиным в 1991 году, а через лет тринадцать пришел в гости домой к президенту России Владимиру Путину на чай, они сели пить чай, включили то старое интервью 91-го года и стали смотреть, иногда прерываясь на разговоры. Фильм построен на крупном плане Путина-человека, а не Путина-президента. Это фильм-исследование. Вот вы бросите в меня камень за этот фильм?! Крикнете — «пропутинское СМИ», а?

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • actual· 2011-12-05 18:57:12
    Спасибо, я только что поужинала. Буду сейчас пить кофе.

    Интересные люди, хорошая профессиональная аргументация.

  • Aleksandr Guembakh· 2012-03-02 04:46:41
    Как же я вам благодарен! Я поставил 24Док на первую кнопку пульта. Прощай продажный фальшивый официоз! Вы помогаете мне расширить видение и приобретать нормальные человеческие взгляды. Безусловно такой канал помогает развитию гражданского общества в стране.
Все новости ›