Оцените материал

Просмотров: 9138

Жак Аттали. Карл Маркс

Валерий Шубинский · 10/07/2008
Карл Маркс был типичным мелким буржуа, прошедшим через полосу неудач
Карл Маркс был типичным мелким буржуа, прошедшим через полосу неудач
Во Франции исторически сложилась отличная традиция литературной биографии, отсутствующая пока в России. Это видно даже в книгах, авторы которых не профессиональные писатели. Жак Аттали (финансовый советник Миттерана, бывший директор Европейского Банка реконструкции и развития и проч.) успешно справился с задачей.

Во-первых, его книга — не карикатура и не житие святого. Но важнее соблюдение баланса даже не между «добром» и «злом» в личности героя, но между житейским, частным, даже телесным аспектом этой личности — и публичной деятельностью, свершениями и идеями. В книге Аттали этот баланс соблюден. Вот молодой Карл: «Среднего роста и заурядного телосложения, он слегка пришепетывал и говорил с ярко выраженным рейнским акцентом. Что бы он ни делал — все через край: работа, бесконечные словесные стычки, драки... и выпивка». Вот он же в зрелости — издерганный нуждой многосемейный человек, «страдающий от острых болей в печени, от зубных болей и респираторных заболеваний». Вот Маркс и Энгельс: «Один беден, склонен к теоретизированию, порвал связи с матерью после смерти отца, другой богат, с практическим складом ума, и очень привязан к матери, ненавидя отца». А вот мысли Маркса: «Частная собственность сделала нас столь глупыми и однообразными, что какой-либо предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем... то есть когда он существует для нас как капитал или когда мы... едим его, пьем, носим на своем теле, живем в нем — другим словом, когда мы его потребляем». Биограф основателя марксизма видит в этом намек на «его собственное отношение к деньгам, которые он любил тратить, хотя сознавал, что таким образом становится зависим от них». Житейское и интеллектуальное (и повлиявшее на мировую историю) нерасторжимо связаны друг с другом.

Другая сильная (и характерная) сторона книги — чувство исторического контекста. Маркс родился в год, когда были написаны «Критика чистого разума» и «Франкенштейн». В 1863 году, доведенный до отчаяния нуждой, он сообщает Энгельсу, что готов переехать с женой и младшей дочерью в пансион за 3 шиллинга, а старших дочерей (18 и 19 лет) определить в гувернантки. И в том же письме с восторгом отзывается о «Происхождении видов Дарвина, который, подобно самому Марксу, «осмысляет мир как историю борьбы». Незадолго до смерти он слышит об опытах Депре, который научился передавать электричество по проводам, и об открытии Кохом бациллы туберкулеза — правда, самому Марксу, умирающему от этой болезни, открытие Коха уже не помогло.

Обделенный отцовским наследством по воле матери, Маркс в диккенсовском Лондоне отчаянно нуждался, жил с женой и пятерыми детьми в одной комнате. Он мечтал повторить те особые отношения, которые были у него с отцом, но оба его законных сына умерли маленькими от легочных болезней; остались только дочери. Однако к судьбе своего внебрачного отпрыска, рожденного служанкой, он был совершенно равнодушен и скрывал свое отцовство. В сорок пять он получил наследство (и помощь от Энгельса, тоже получившего наследство) и смог зажить «по-людски». Другими словами, он был (по менталитету и образу жизни) типичным мелким буржуа, прошедшим через полосу неудач. Именно потому он и чувствовал так хорошо механизмы окружающего общества — и чисто экономические, и социально-психологические.

Либералы-глобалисты наших дней — часто бывшие марксисты, унаследовавшие от своей прежней веры не идеи, а склонность к построению универсальных всеобъясняющих моделей. Аттали смелее и откровеннее многих: «Теория Маркса обрела свой смысл в рамках глобализации, которую он предвидел... Исчерпав... возможности товарного преобразования социальных отношений и использовав все свои ресурсы, капитализм, если он к тому времени не убьет человечество, сможет перейти в мировой социализм... Каждый человек станет гражданином мира, и мир, наконец, окажется созданным для человека». Другими словами, Аттали (ведавший, между прочим, приватизацией 1990-х в Восточной Европе) рассуждает и действует как гностик: капиталистический мир должен максимально реализовать и исчерпать свою порочность, и тогда человечество вступит в новый, социалистический эон.

Автор предисловия, С. Кара-Мурза, упоминает о наличии другой, антиглобалистской по тенденциям биографии Маркса, написанной испанцем Хуаном Гайтилосо. Сам Кара-Мурза тоже, как известно, представляет постсоветско-почвенническую ветвь интеллектуального антиглобализма. Вот, к примеру, его характеристика взглядов Маркса на нашу страну: «Какой же революции ожидал Маркс от России? Ограниченной революции «направленного действия» как средства ослабления, а лучше разрушения Российской империи, которая в глазах Маркса была «империей зла»... Он категорически отвергал рабоче-крестьянскую народную революцию, укрепляющую Россию и открывающую простор для ее модернизации на собственных цивилизационных основаниях, без повторения пройденного Западом пути. Грубо говоря, взглядам Маркса отвечала Февральская революция 1917 г. и противоречила Октябрьская революция». Интересно, что в числе претензий Кара-Мурзы к книге — «преувеличенное значение, которое Аттали придает еврейской теме в жизни Маркса».


Жак Аттали. Карл Маркс. М.: Молодая гвардия, 2008 (Серия «ЖЗЛ»)

 

 

 

 

 

Все новости ›