Оцените материал

Просмотров: 3338

Итан Блэк. Мертвые незнакомцы

Ксения Букша · 02/06/2008
Обычно в триллерах повествование ведется исключительно в настоящем, но здесь все наоборот: прошлое – живо и реально, а настоящее весьма условно
Обычно в триллерах повествование ведется исключительно в настоящем, но здесь все наоборот: прошлое – живо и реально, а настоящее весьма условно
Что может быть романтичнее, чем женщина-детектив? Разве что женщина-специалист по тропическим болезням. Ее постоянно подстерегают незримые опасности — микробы. Если вы захотите ее умертвить, не следует прибегать к таким обыкновенным средствам как вирус чумы или лихорадки Эбола. Надо придумать что-нибудь позаковыристей: пистолет, например. Иначе убийство не состоится.

Женщину именно такой профессии вывел Итан Блэк в своем триллере «Мертвые незнакомцы». Правда, непосредственным расследованием занимается не она, а настоящий детектив: Джилл — скорее «живец», на которого предстоит поймать преступника. Кто бы он ни был, Джилл должна стать его потенциальной, пятой (последней) жертвой, причем разгадать, по какому принципу выбраны первые четыре, практически нереально. Эта нереальность — минус Итану Блэку: всегда вызывают подозрение типично детективные ситуации, редко встречающиеся в жизни. («Что объединяет этих людей?»)

Перечень строгих логических детективных головоломок до дна исчерпала Агата Кристи. Сейчас детективы пишутся, чтобы прежде всего напугать, вдарить по эмоциям — а потом вызвать вздох облегчения, добившись торжества справедливости. Напугать по-настоящему гораздо сложнее, когда сквозь сюжет торчит схема. Вместо чистого страха и сопереживания читатель чувствует легкое раздражение, потому что, схематично лепя сюжет, автор не заботится о мелочах.

Например: один из убитых сломал шею, свалившись с лестницы; в его смерти обвинили дочь, якобы оставившую на лестнице большую плюшевую игрушку. Через два года после этого события детектив приходит к девочке, вконец издерганной чувством вины, и — о чудо! — выясняет, что она ну никак не могла оставить плюшевого лося на площадке, потому что всегда кладет его в шкаф. Ребята, как хотите, я не верю в эту ситуацию. Даже российские «полицейские», которые зачастую слишком спешат закрыть дело, не будут два года отмахиваться от показаний ребенка, которые, кстати, могла подтвердить и мать, хорошо знающая привычки дочери.

Хотя общая разгадка и неясна до самого конца, маленькие разгадки ситуаций, встроенных в книгу, вполне предсказуемы: детектив Воорт и Джилл становятся любовниками — это ясно с первой встречи; друг Воорта нервничает и крутит головой по сторонам — в следующем эпизоде он расстанется с жизнью.

Впрочем, есть у романа и несколько приятных «зато». Исторические эпизоды (Вьетнамская война, гражданские войны в Африке) изложены добротно, без излишней сенсационности — за одно это можно сказать Итану Блэку большое спасибо. Нет ничего хуже в детективе, чем политическая конспирология. Вместо грандиозных «фальшивых декораций», какими напичканы, например, романы Тома Клэнси, Итан Блэк показывает вполне реальные небольшие эпизоды, которые всегда намного убедительнее.

Вообще, хорошая история в триллере — редкая штука, обычно в таких книгах повествование ведется исключительно в настоящем. В «Мертвых незнакомцах» все наоборот: прошлое — живо и реально, а настоящее весьма условно. Может быть, детективщикам стоит получше изучить свои сильные стороны — с тем, чтобы опираться именно на них и избегать того, чего они не умеют?

Итан Блэк. Мертвые незнакомцы. М.: АСТ, 2008
Перевод с английского И. Клигман

 

 

 

 

 

Все новости ›