Оцените материал

Просмотров: 3743

На потребу ширпотреб

Николай Александров · 09/09/2008
Завершилась XXI Московская международная книжная ярмарка
На потребу ширпотреб
Каждый раз по окончании Московской книжной ярмарки задаешь себе все те же вопросы. Во-первых, почему ярмарок две — Осенняя и Весенняя (Международная и «Книги России») и в чем между ними разница? Во-вторых, как вообще определить, квалифицировать это мероприятие? К кому оно обращено, на кого ориентировано?
В-третьих, почему организаторы ярмарки так держатся за павильоны ВВЦ и когда, наконец, откроется давно обещанный новый, специально для книжных ярмарок предназначенный павильон?

В контексте этих проблем завершившаяся XXI Московская международная книжная ярмарка исключением не стала.

Начнем по порядку. Осенняя (Московская международная книжная) ярмарка от весенней («Книги России») не отличается ничем. Ту ярмарку, что проходит осенью, «международной» можно назвать только с очень большой долей условности. То есть на самом деле назвать нельзя. Никто не приходит в ВВЦ смотреть на книги иностранных издательств. Не приходит по той простой причине, что их попросту нет. Зарубежное присутствие мизерно. Это точечное, редуцированное присутствие, что в этом году стало особенно очевидно. Почетным гостем (то есть приглашенной зарубежной державой) была Украина. Под экспозицию украинских издательств был отведен целый павильон — 58-й, рядом с 57-м и 20-м, где располагались основные экспоненты ярмарки, он же бывший павильон «Украина». Вполне вероятно, что именно такое счастливое соседство натолкнуло организаторов на мысль сделать Украину почетным гостем. Богатством 58-й павильон не впечатлял. Это с одной стороны. А с другой — он как будто сливался с остальной выставкой. Ведь привлекали прежде всего внимание книги на русском языке. Получился такой «украинский факультатив» или украинское книжное приложение. Если ярмарка не международная, то, может быть, она имеет смысл для российских издательств?

Наверное, имеет. Весь вопрос только в том — какой и для каких. Основное место, основную площадь занимали на ярмарке крупные издательские дома. Их стенды выделялись декоративным богатством, внушительными размерами и, я бы даже сказал, какой-то агрессивностью. Войдя в 57-й павильон, посетитель сразу тонул в зазывной рекламе, в призывах из мощных динамиков. На стендах шли встречи с авторами, писатели раздавали автографы, отвечали на вопросы — и все это сливалось в общий балаганный шум. Иными словами, издательства соревновались друг с другом в громкости и звучности самопрезентации, всеми имеющимися средствами рекламировали себя. Рекламировали, разумеется, с помощью «популярных», «востребованных» авторов, тиражных писателей, которые сами по себе в рекламе не нуждаются. То есть они в данном случае служили приманкой. Ярмарочное пространство использовалось в основном для имиджевой рекламы. Впрочем, чем еще заниматься, если эффект от продаж на ярмарке небольшой? Издательства поменьше, поскромнее, поспециальнее (или маргинальнее) традиционно занимали место на втором этаже 57-го павильона. Ютились на антресолях, так сказать. Было очевидно — это не их форум, не их праздник. Впрочем, они в полной мере отыграются в ноябре, на ярмарке non/fiction, в другой, не столь откровенно балаганной атмосфере.

Рамочная программа — дискуссии, «круглые столы» и проч., так сказать, более частного или не столь популярного характера проходили в конференц-залах. Эти залы отдельная тема. Они изолированы от остального пространства. Найти их нелегко, то есть нужно обладать специальным знанием о самом факте их существования. Указатели по существу отсутствуют. В результате мероприятия в этих закрытых пространствах приобретают характер тайных собраний. Опять-таки невольно напрашивается сравнение с ярмаркой non/fiction в ЦДХ, где места проведения подобных мероприятий абсолютно открыты, потому что предполагается, что происходящее здесь может заинтересовать всех.

Так для кого же предназначено это замечательное книжное мероприятие, этот пафосный московский книжный форум? На кого он рассчитан? В этом году, пожалуй, как никогда ранее, ответ был очевиден. Московская книжная ярмарка в ВВЦ рассчитана на крупные российские издательские дома, на массового читателя, на потребителя книжного ширпотреба. И в этом смысле ВВЦ, пропитанный запахами шашлыков, заполненный праздношатающейся публикой, «москвичами и гостями столицы», — действительно идеальное место.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • uazik80· 2008-09-21 02:27:55
    "Рекламировали, разумеется, с помощью «популярных», «востребованных» авторов, тиражных писателей, которые сами по себе в рекламе не нуждаются. Ярмарочное пространство использовалось в основном для имиджевой рекламы. Впрочем, чем еще заниматься, если эффект от продаж на ярмарке небольшой?" - совершенно не ясно, что хотел сказать своей статьей автор. Ему ли не знать, что на ярмарках (Франкфурт, Лейпциг) вообще запрещено продавать книги и что ярмарка в литераутрном контексте - это не базар, а именно позиционирования издательства. Николай сквозь губу критикует успешных издателей за то, что они рекламируют себя с помощью "популярных" и "востребованных" писателей. А что он предлагает - рекламировать себя с помощью не популярных и не востребованных? На лицо - полное непонимание книжного процесса и даже раздражение по отношению к нему.
  • lualaba· 2008-09-23 22:06:41
    У маленьких точно другие праздники. ВДНХ есть ВДНХ. И нечего маленьким ютиться и слюни пускать, и злобные миазмы испускать, а лучше прикинуть, как свой росток лучше использовать.
Все новости ›