Оцените материал

Просмотров: 9828

Эрик-Эмманюэль Шмитт, Катарина Хакер, Масаси Кисимото, Синтия Леннон

Варвара Бабицкая · 04/02/2009
Философская беллетристика, остросоциальная проза, японские манга и жизнь великого музыканта с непривычной точки зрения
Эрик-Эмманюэль Шмитт. Мечтательница из Остенде

Эрик-Эмманюэль Шмитт — в прошлом преподаватель философии в Савойском университете, автор диссертации о Дидро. Сначала он прославился как драматург, затем как прозаик, после чего оставил кафедру и целиком посвятил себя литературе. Иными словами, Шмитт имеет писательскую биографию, вполне традиционную для Европы, но практически беспрецедентную в нашей действительности. Литературный успех у нас иногда обрушивается на чудаковатых провинциальных подростков или состоятельных домохозяек, но не на профессоров философии. Поэтому хорошая беллетристика, ненавязчиво играющая с древнегреческой мифологией, не очень привычное для нас явление. В книге пять рассказов, включая заглавный — «Мечтательница из Остенде». При жанровом разнообразии (один рассказ приближается к притче, другой — к детективу, третий — к психологическому этюду) все они выдерживают уровень и вызывают интерес, не ослабевающий до последних строк. И еще особенность, присущая хорошей психологической прозе вообще: герои с их взаимоотношениями могли бы быть без существенных потерь перенесены в любое другое место и время. Что неудивительно, если вспомнить, что родом они все из древнегреческой мифологии, будь то Цирцея или Пандора.

Эрик-Эмманюэль Шмитт. Мечтательница из Остенде. СПб.: Азбука-Классика, 2009
Перевод с французского Е. Березиной, И. Волевич, Е. Драницыной, А. Поповой, Г. Соловьевой


Катарина Хакер. Бедолаги

Катарина Хакер — одна из самых известных немецких писательниц новой волны. В России выходил ее роман «Смотритель бассейна». В 2006 году за «Бедолаг» писательница получила важную литературную премию Deutscher Buchpreis. Если коротко, то события романа начинаются 11 сентября 2001 года. Герои романа — молодая, милая, состоятельная пара, которая пытается и дальше жить так, как будто ничего не произошло, несмотря на то что вокруг нищета, преступность, забитые дети и прочие социальные язвы. Простой, понятный и обязательный для получения европейской литературной премии посыл «Не живите так, словно вас ничто не касается» Катарина Хакер умудряется донести без сентиментальности и вполне реалистично — в отличие, например, от нобелевского лауреата Леклезио, который не скупится на слезу в голосе и хеппи-энд. Видимо, этим отчасти объясняется разница в премиях. Что ж поделать, «Бедолаги» — это не мюзикл об Оливере Твисте, это похоже на правду.

Катарина Хакер. Бедолаги. М.: Текст, 2009
Перевод с немецкого М. Зоркой


Титэ Кубо. Bleach. Книга 1. Смерть и клубника
Масаси Кисимото. Наруто. Книга 1. Наруто Удзумаки


Комиксы — это огромный пласт западной культуры, который загадочным образом нас просто миновал. В России комиксы представляют собой маргинальную, не побоюсь этого слова, субкультуру, которая широко перерабатывается и цитируется современным искусством, но и только. Комиксы, не выходящие за пределы узкого любительского пространства, скажем прямо, нонсенс. Но робкие ростки этого жанра в массовой культуре, где ему самое место, почему-то завяли на корню, как случилось, например, с давней попыткой издавать у нас сверхкультового французского Тантана. Из продукции отечественного производства, за исключением Петровича, просто некого вспомнить. Наконец издательство «ЭКСМО» вспомнило, видимо, что сказано: Ex oriente lux, и запустило серию японских манга. Некоторое сомнение вызывает их излишняя, на мой вкус, аутентичность: черно-белые комиксы мелко напечатаны на туалетной бумаге и читаются справа налево, так что неподготовленному читателю без специальной схемы просто не разобраться в последовательности стрипов. Тем не менее начинание хочется поприветствовать от всего сердца. Манга в самом деле пользуются у нас сравнительной популярностью.

Титэ Кубо. Bleach. Книга 1. Смерть и клубника. Масаси Кисимото. Наруто. Книга 1. Наруто Удзумаки. М.: ЭКСМО, 2008
Перевод с японского Е. Рябовой


Синтия Леннон. Мой муж Джон

Воспоминания первой жены Джона Леннона вряд ли добавят что-нибудь новое к изученной вдоль и поперек биографии музыканта, по популярности соперничавшего с Христом. Их смысл в другом. Синтия Леннон даже не особенно сводит счеты, хотя ее можно было бы понять — в мифологии ливерпульской четверки, как и в жизни Джона, его первая жена оказалась задвинута в какой-то пыльный угол. И как это ни грустно, из книги становится прямо-таки очевидным, что иначе быть не могло. «Мой муж Джон» — это взгляд через замочную скважину, не в смысле подглядывания, а в смысле кругозора. Воспоминания читаются как психологический роман про простую и очень хорошую ливерпульскую девочку из среднего класса, которая мечтала стать преподавателем ИЗО, да вот влюбилась в неподходящего мальчика, и все пошло наперекосяк. Долгие гастроли Джона, его сложный характер, нужда, вражда и бытовой неуют; необходимость скрываться, чтобы наличие жены и ребенка не повредило популярности восходящей звезды. Хорошо, что мама и лучшая подруга всегда рядом. Почти ничего — о свингующих шестидесятых, в гущу которых Синтию швырнуло волею судеб; подробно и с любовью — о жилищных проблемах, прическах, бутербродах с ветчиной, отношениях тетушек Леннона между собой. Долгие годы Синтия все сносит и хранит домашний очаг, как Пенелопа. Но воздаяния за добродетель не будет — книга заканчивается грустным признанием: «Если бы в юности я могла предвидеть, к чему приведет моя влюбленность в Джона, я бы тотчас же развернулась и ушла прочь».

Синтия Леннон. Мой муж Джон. М.: КоЛибри, 2009
Перевод с английского Р. Валиулина



Другие материалы рубрики:
Юрий Буйда. Симона де Бовуар, Владимир Огнев, Елена Некрасова, Эммануэль Каррэр и Олег Гладов, 24.12.2008
Юрий Буйда. Норман Мейлер, Александра Коллонтай, Леонид Зорин, Карла дель Понте и Сергей Носов, 16.12.2008
Юрий Буйда. Евгений Гришковец, Филип Рот, Наполеон Бонапарт, Илья Бояшов и Дэвид Макнил, 9.12.2008

 

 

 

 

 

Все новости ›