Для этих бекки шарп и растиньяков первый секс, первые деньги, первые потери, первая любовь и первая смерть – это и есть Москва.

Оцените материал

Просмотров: 17856

Пять книг для потенциального иммигранта 2011 года

Семен Кваша · 14/09/2011
Обязательное чтение для тех, кто решил «понаехать»: Бальзак, Аверченко, Симоньян и другие

Имена:  Александр Масалов · Аркадий Аверченко · Лорен Вайсбергер · Маргарита Симоньян · Оноре де Бальзак

©  Глеб Солнцев

Пять книг для потенциального иммигранта 2011 года
Наша новая рубрика носит, конечно, не вполне серьезный характер. Два раза в месяц мы будем напоминать читателям о том, что чтение — это иногда и вполне прикладное занятие, способствующее решению вполне конкретных жизненных задач. Даже если речь идет о школьной классике (написание сочинений все-таки не в счет) или философских трудах. В первом выпуске — пять книг, которые непременно надо прочесть всем, кто собрался покорять столицу, будь то Москва или нет, или хочет понять тех, кто собрался это делать.


Оноре де Бальзак. «Отец Горио»

Приехать в столицу. Поступить в университет. Украсть денег. Жениться на наследнице, убив ее богатого брата на дуэли. Стать бароном. Стать министром финансов. Пристроить все семейство. Добиться трехсот тысяч франков годового дохода. Профит!

Между трущобой и предместьем Сен-Жермен, в котором живет аристократия, всего несколько километров. Сильный духом и беспринципный негодяй может пройти это расстояние всего за несколько лет. Растиньяк — нарицательное слово в современном французском языке, оно означает «выскочка». Но, кроме того, это еще и неизбежный модус операнди для всех пацанов, идущих к успеху. Подробности не важны: убийство или удачная женитьба всего лишь варианты. Даже город, в котором происходит действие, не важен: парижские тайны не так уж отличаются от московских заморочек. Путь от Воке до Сен-Жермена не длиннее пути от Коптево до Рублевки, высший свет там не более закрыт или доступен, чем здесь и сейчас. Надо просто очень твердо отделить себя от внешнего мира. Оставить за пределами собственной оболочки мораль и вообще всю эту шелуху. Поставить себе цель и подчинить ей тело и душу, ум и эрекцию. Ну и, кстати, современные учебники, продающиеся в отделах литературы по саморазвитию, примерно это и говорят. Про убийство, правда, ни слова, но никому же не хочется сесть за подстрекательство. Видимо, у Бальзака случайно получилось так, что то, чему он так ужасался, стало подробной инструкцией для многих поколений. А может быть, так было задумано.

Кстати, есть еще женское нарицательное имя, Бекки Шарп, героиня «Ярмарки тщеславия» Теккерея — девушка, которая готова на все ради того, чтобы прорваться из бедных училок неясного происхождения в столичный высший свет. Красота и ум, цинизм и негордость, упорство и тяжкий женский труд — двести лет назад или сейчас, набор качеств нужен один и тот же, а результат все так же не гарантирован.


Аркадий Аверченко. Шутка мецената

В степи — избушка.
Кругом — трава.
В избе — старушка
Скрипит едва!..

Примерно сто лет назад поэт Валентин Шелковников приехал в столицу и был представлен ко двору Мецената — богатого бездельника, любителя изящных искусств и сомнительных шуток. Поэт был невероятно наивен и методичен. Стихи его были ужасны. Клевреты Мецената решили его, как сейчас говорят, раскрутить: опубликовать стихи в журналах, написать хвалебные рецензии, вывести в свет, напечатать сборник — чтобы потом дать пощечину общественному вкусу. Пусть публика, которая не ценит высокой поэзии, увидит, что она упустила, какой хтонический ужас предложен взамен.

Но поэт Шелковников, по прозвищу Куколка, оказался крепким орешком. Мы, собственно, не знаем, что именно он сделал, но, вероятнее всего, просто помогла свойственная провинциалам вера в себя, наивность и напористость. Шутники пострадали все до одного. Поэт Мотылек, больше всех хотевший унизить Куколку и тупую публику, помог тому издать книгу, которую ожидал шумный успех. У культуриста-телохранителя Куколка увел невесту. Красивая и порочная жена Мецената попыталась соблазнить красавчика провинциала. И даже тихого ленивого Кузю Куколка обыграл в шахматы на все деньги.

Шутка оказалась так себе: наивный, чистый душой провинциал без тени рефлексии переиграл петербургских волков на их поле и даже не понял, как сильно их унизил.

Понятно, что Аверченко, по крайней мере отчасти, вывел в образе Куколки Сергея Есенина. Понятно, что на самом деле Есенин был гораздо веселей, интересней и сложней чистенького поэта из романа «Шутка Мецената», да и кончил он, как полагается хорошему поэту, плохо. Но это в истории не самое главное. Самое главное, Куколка не болел главной столичной болезнью — синдромом самозванца — и вел себя предельно правильно. Если тебя хвалят, ты хороший. Таланта твоего хватит на шестерых. Методичность во всем необходима. Лицо, шею и уши следует мыть каждый день. В себя верить нужно безгранично, а все блага мира воспринимать как должное. Следуйте этим простым правилам, и большой город вам не страшен.


Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:5

  • Alexei Korneev· 2011-09-14 17:39:00
    Вот Симоньян читать как раз не надо. И желательно - никому. Говно.
  • pockemon· 2011-09-15 10:02:31
    Нормальный ход - Бальзак, Аверченко, Теккерей и Симонян - это сила!!!
  • Maksim Usachov· 2011-09-19 21:50:25
    да, Симонян в конце это сильный ход автора.
Читать все комментарии ›
Все новости ›