Вчера на открытии Большого театра «пострадал рабочий» – наверняка балетные масоны изловили его и принесли на алтарь Мельпомены.

Оцените материал

Просмотров: 51847

Сентябрь – ноябрь 2011: от смерти Вавры до смерти Магора

Дмитрий Волчек · 13/03/2012
ДМИТРИЙ ВОЛЧЕК продолжает свои современные записки

Имена:  Дмитрий Волчек

©  Из личного архива Дмитрия Волчека

Мэрилин Мэнсон. «Элизабет Шорт как Белоснежка» (2010)

Мэрилин Мэнсон. «Элизабет Шорт как Белоснежка» (2010)

OPENSPACE.RU публикует продолжение дневника ДМИТРИЯ ВОЛЧЕКА, первая часть которого вошла в спецпроект «Современные записки — 2011». Дневник за ноябрь — декабрь 2011 года читайте на нашем сайте через неделю.


16 сентября

Умер столетний Отакар Вавра, мой сосед по седьмому округу. Первый фильм он снял в 1934 году, за пять лет до рождения моей матери. В 1945-м фотографировал советских солдат, белобрысых, приземистых, коротконогих, посещавших пражский зоопарк.


18 сентября, Мариенбад

В Торонто «Замочная скважина» Мэддина и Теренс Дэйвис — Deep Blue Sea, пьеса 1952 года об адюльтере. Д. — фетишист 50-х годов, как Гарик Осипов 70-х. А мое лучшее время — 1997—2001; не пойми что, то ли начало конца, то ли совсем конец.

Сурков травит Прохорова, а Ройзмана пинает, как пустое ведро. Конечно, Сурков проиграет, а уральский герой Ройзман возьмет столицу. Московское податливое бабье, вроде Латыниной, уже помчалось присягать альфа-самцу, «поэту и собирателю икон». Его кошмарные стихи печатают в «Новой газете». Это самый страшный тип, человек-вирус, у которого нет своих дел, так что он беспрестанно лезет в чужие. Сурков точно такой же: он и ненавидит Ройзмана, как соперника-близнеца.


20 сентября

Шорт-лист прохоровской премии. На первом месте Аствацатуров, на последнем — Ясина. Тридцатисантиметровый размах русской интеллигенции. Внутри притаились лазутчики Маркин и Вишневецкий.

Сочиняю для «Сеанса» мемуар о счастливых вечерах во французском консульстве в Ленинграде, но самое смешное — как С. стошнило в гостях у культурного атташе или как мы кидались птифурами — рассказывать неловко. Столько было тюрем и ссылок, а запомнились только разговоры, как в гостиной у Кузмина: «А Петька нализался и запустил омара».

Пройдоха Прилепин сообщает, что рядом с нами живут великие писатели — Битов и Распутин, достойные Нобелевской премии. Простодушие сплелось с подхалимажем, как две змеи на кадуцее (или что там еще так сплетается — спирохеты?)


24 сентября

Из Ландсберга, где Гитлер написал «Майн кампф», отправились в Лихтенштейн, остановились в деревне на горе. Видели свадьбу водителя бетономешалки: он приехал на своей мешалке, истошно бибикая, невеста сидела в кабине, нарядные гости спускались с горы в банкетный зал при деревенской ратуше, коровы звенели колокольцами, появился оркестр с альпийскими рогами. Тут пришла смс: «На съезде “Единой России” Путин выдвинут в президенты».

Возвращение злодея, как первое пятно саркомы Капоши. Если они выставили Путина, значит, дела совсем плохи. Принц Филипп три года назад говорил, что до краха осталось пять лет, все сходится. Рухнут цены на золото, потом будет война с Ираном, вроде вьетнамской с карликами-мстителями, пробирающимися на военные базы по подземным лабиринтам. Весь мир пустого и порожнего наебнется, и башибузуки отпилят нам головы.

В Fortean Times пишут, что главная причина мигреней — слишком тесные лифчики.


25 сентября, Вадуц — Цюрих — Базель

В лихтенштейнском музее открыты только два зала: Бойс (пюпитр и доска на полу), крошечная картинка Кирико, два пейзажа 16 века и скульптурка Арпа.

В Цюрихе, оставив машину в детской больнице, идем с Маркиным поглазеть на могилы Джойса и Канетти. Город состоятельных мертвецов на холме, на могиле Джойса написано «Не наступать». Наступишь и провалишься в Тмутаракань.

В «Кабаре Вольтер» (прогорающем, несмотря на изворотливый дизайн) лежит альбом Genealogies of Pain: кровавые рисунки Мэрилина Мэнсона и фотографии Линча. Портреты моей растерзанной любимицы Элизабет Шорт.

Маркин говорит, что швейцарские немцы ненавидят немецких немцев. На плакатах черные немецкие сапоги шагают по швейцарскому флагу. Только в двух кантонах разрешено продавать землю иностранцам, в прочих нужно постоянно прожить пять лет: закон, принятый перед войной, чтобы немецкие евреи не скупили недвижимость и Гитлер не проглотил Швейцарию.

В отечестве вой и скрежет зубовный, Гонтмахер с Юргенсом призывают аденому на путинскую простату.


26 сентября, Базель — Эвиан

Переправились через Рейн на лодке в компании джарменоподобного гея, катившего в коляске похищенного младенца. Выставка к столетию Луизы Буржуа: скульптуры лукавой старухи опущены в такое пышное тесто, что открывается весь прошлый век — от Мане до Уорхола. В подвале — рисунки, которые Б. делала бессонными ночами (94—95): циферблаты, волны, приди, сладкая смерть. В последнем зале — гигантская клетка, набитая костями, стульями и старыми страхами. За прямоугольным окном — драгоценное поле сухой кукурузы и граница рейха.

Обед в Дорнахе, в антропософском центре. Копия азиатских туристических столовых: под тутовыми деревьями пластиковые столы с оранжевыми стульями, меню на одной странице и лиловые официанты. В антропософской лавке торгуют экоовощами, портретами Штайнера и иконами Богородицы.

Гётеанум похож на пластилиновый термитник; по темным лестницам добрались до поднебесной каморки, где на один час открыта выставка скульптур. Огромная деревянная композиция, вырезанная Штайнером с помощью подручных курсисток — человек между Ариманом и Люцифером, страшная, как орел «Привет из Кисловодска».

С трудом нашли сыроварню в Грюйере. Обогнув Женевское озеро, оказались в Эвиане, в безумной гостинице, наполненной брикабраком. У каждого номера стульчик, на стульчике — подушечка, на подушечке — плюшевый бобер. Галерея с источниками Эвиан заброшена. На главной площади несуразный памятник лекарю, победившему диурез.

Прогнали министра финансов Кудрина, и публика тут же стала его жалеть, хотя он точно такая же сволочь, как и все прочие.


27 сентября, Лозанна

©  Из личного архива Дмитрия Волчека

Фрагмент книги Фернандо Нанетти, написанной на стене психиатрической лечебницы

Фрагмент книги Фернандо Нанетти, написанной на стене психиатрической лечебницы

В музее ар-брюта выставка Фернандо Нанетти: 50 лет назад написал пряжкой от ремня на стене психбольницы книгу, которую ему диктовали из космоса. Теперь остались только фрагменты, похожие на шумерские таблички. Несколько замечательных Волфли, цветочки Земанковой, миллионер, лепивший аквариумно-индийские ужасы из ракушек, баварский глухонемой аутист с одинокими хуями. Итальянец, спятивший от горя, когда у него умыкнули патент на технологию подрезания молодых побегов винограда.

В фонде «Эрмитаж» коллекция мецената Ханлозера из Винтертура. Грандиозный Эдуар Вюйар. Перекошенный «Буйабес» Боннара. Девочка Фердинанда Ходлера со смертельными губами.

Вечер в Монтрё. Гранатовые деревья, дискретные пенсионеры, состоятельные бегуны, набоковская гостиница с закрытыми ставнями. Неподалеку проживает певица Валерия. Дошагали до Шильонского замка.
Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • trepang· 2012-03-13 20:50:07
    отличные хроники мирового безумия
Все новости ›