Седьмого сентября 2011 года тексты Кирилла Медведева выглядели убедительнее текстов Шиша Брянского.

Оцените материал

Просмотров: 24620

«Полюса»: Кирилл Медведев и Шиш Брянский

Станислав Львовский, Анна Голубкова · 16/09/2011
     

Радикальный верлибр и беспартийная деконструкция
Анна Голубкова

Новый литературный сезон в клубе «Билингва» открылся 7 сентября мероприятием из цикла «Полюса». Цикл этот проводится независимым объединением «Культурная инициатива» уже больше пяти лет. На этот раз в качестве полярных поэтов выступили Шиш Брянский и Кирилл Медведев. По сложившейся традиции выступления предваряются вступительным словом, которое и произнес поэт Валерий Нугатов. Ему представляется, что и Шиша Брянского, и Кирилла Медведева десять лет назад вполне можно было причислить к «поэтическому мейнстриму», однако затем оба поэта постепенно ушли в тень и отказались от активного участия в литературном процессе. Возможной причиной такого ухода, предположил Нугатов, было то, что эти поэты еще в середине 2000-х предвидели тот тупик, в котором русская поэзия оказалась в конце десятилетия. С одной стороны, современная поэзия сделалась исключительно развлекательной, с другой — занялась пустопорожним и необязательным «приращением смыслов». Что касается творчества Шиша Брянского и Кирилла Медведева, то обоих авторов, по мнению Нугатова, отличает критическая направленность, хотя у Медведева она имеет социальную и политическую окраску, а у Брянского носит скорее метафизический характер. Но если при этом Медведев является законодателем «радикального верлибра», почти неотличимого от прозы, то Шиш Брянский в своей рифмованной силлабо-тонике жестко деконструирует поэтический миф Серебряного века. В конце вступительной речи Валерий Нугатов задался вопросом о том, с чем связано возвращение на поэтическую сцену героев конца 1990-х — начала 2000-х. Может быть, что-то начало меняться и критический тренд в поэзии вновь приобрел свое былое значение?

Ответа на этот вопрос выступления обоих поэтов так и не дали. Шиш Брянский читал свои старые произведения, тем самым как бы заново воссоздавая уже ушедшую в прошлое литературную атмосферу. Кирилл Медведев читал новые стихи, так или иначе связанные с его нынешними политическими практиками. Подробнее об этом — в заметке Кирилла Корчагина, где автор приходит к выводу, что, несмотря на всю прелесть «уходящей натуры», стихи Шиша Брянского устарели, а вот то, что было предъявлено публике Кириллом Медведевым, как раз направлено в будущее. Даже принимая отчасти эту точку зрения (хотя то, что один из выступавших авторов стихов больше не пишет, еще не означает автоматического выпадения — вспомним Артюра Рембо — из литературной современности), следует отметить, что по тематике стихотворений, по количеству представленных в них масок и по разнообразию поэтических приемов стихи Шиша Брянского несравнимы с жесткими, риторичными и монологичными стихами Кирилла Медведева.

Более того, как это отметил (кажется, впрочем, иронически) во время чтения сам Шиш Брянский, в его стихах можно найти нечто близкое даже и нынешней позиции Медведева. В этом многообразии и заключаются как сила, так и слабость поэзии Шиша Брянского. Сила — с точки зрения литературных достоинств, слабость — с точки зрения соответствия Zeitgeist, духу эпохи, требующему простоты и понятности. Что касается Медведева, то, прежде чем оценивать его новые тексты, нужно сначала выяснить, с кем мы все-таки имеем дело — с поэтом, увлеченным политикой, или с пишущим стихи политиком. Потому что коня и трепетную лань в одну телегу… В общем, не очень получается.

Заодно хочется вспомнить нечто, бывшее хрестоматийным, потом забытое, а теперь вот, судя по прошедшим «Полюсам», снова вдруг сделавшееся актуальным.

В 1905 году в статье «Партийная организация и партийная литература» В.И. Ленин пишет: «Литература должна стать партийной. В противовес буржуазным нравам, в противовес буржуазной предпринимательской, торгашеской печати, в противовес буржуазному литературному карьеризму и индивидуализму, “барскому анархизму” и погоне за наживой, — социалистический пролетариат должен выдвинуть принцип партийной литературы, развить этот принцип и провести его в жизнь в возможно более полной и цельной форме. В чем же состоит этот принцип партийной литературы? Не только в том, что для социалистического пролетариата литературное дело не может быть орудием наживы лиц или групп, оно не может быть вообще индивидуальным делом, не зависимым от общего пролетарского дела. Долой литераторов беспартийных! Долой литераторов сверхчеловеков! Литературное дело должно стать частью общепролетарского дела, “колесиком и винтиком” одного-единого, великого социал-демократического механизма, приводимого в движение всем сознательным авангардом всего рабочего класса».

В 1905 году эти слова относились только к партийной печати, однако затем, как нам всем известно, они были буквально воплощены в жизнь. Левый культурный проект в известном смысле (т.е. не утопически), но осуществился. Результаты мы до сих пор ежедневно ощущаем на себе. Есть ли смысл снова возвращаться к тому, что уже отработано и, более того, оказалось непродуктивным? В России XIX века была литература, но не было социальной справедливости, в России XX века была социальная справедливость, но не было литературы. Не стоит ли поискать какие-то неочевидные решения этой проблемы — раз уж выяснилось, что мы не можем жить ни без одного, ни без другого.

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • pockemon· 2011-09-16 20:40:25
    Можно сказать, испытываете "сострадание"?
  • arsenev· 2011-09-16 21:10:04
    Режакции: здесь явно что-то пропущено "Левый культурный проект в известном смысле (т.е. не утопически), но осуществился."
  • arsenev· 2011-09-16 21:18:56
    - Результаты мы до сих пор ежедневно ощущаем на себе.

    Ну и какие же ты, Аня, результаты ощущаешь на себе? Может быть, высшее образование, которое невозможно будет получить тем, у кого нет на это денег.
    "Продуктивность", понимаемая как расцвет литературы, обусловленный отсутствием социальной справедливости, конечно, характерная формула.
Читать все комментарии ›
Все новости ›