Они случайно встречались, правда, все, как на грех, на каких-то нечистых, продуваемых, просто привокзальных даже стогнах.

Оцените материал

Просмотров: 8494

Михаил Новиков. Природа сенсаций

11/01/2012
OPENSPACE.RU публикует три рассказа Михаила Новикова из новой книги серии «Уроки русского»

Имена:  Михаил Новиков

Михаил Новиков. Природа сенсаций


К нашей радости, закрытая было серия «Уроки русского» возобновилась — в издательстве «Новое литературное обозрение». Первой в возобновленной серии выходит книга Михаила Новикова — литературного критика и обозревателя «Коммерсанта», погибшего в 2000 году в автомобильной аварии. При жизни Новиков был известен по преимуществу в качестве критика, однако начинал свою литературную жизнь он как поэт, в группе «Список действующих лиц», куда входили вместе с ним, в частности, Иван Ахметьев и Михаил Файнерман. Кроме стихов (см., например, здесь и здесь), он писал рассказы и небольшие повести. Они, собственно говоря, выходили книжкой в «Молодой гвардии» в 1990 году и ни до какого широкого читателя тогда, видимо, не добрались, всем было не до того. Так что в некотором смысле «Природу сенсаций» можно считать первой книгой прозаика Михаила Новикова — и это действительно важная книга.

Отдельные поздравления всем, кто причастен к изданию серии, и благодарности — издательству «Новое литературное обозрение», взявшему ее под свое крыло. Презентация книги состоится 19 января в 19:00 в клубе Bilingua.



ВЬЕТНАМЦЫ

Когда-то Советский Союз начал импортировать вьетнамцев. Мы увидели на улицах (в троллейбусах и вообще повсюду вокруг нас) этих крайне небольших, некрасивых, сильно скуластых людей. Они были как бы воплощением худосочия. Русские в основном относились к вьетнамцам без всякого сочувствия, а, наоборот, брезгливо и жалостно.

Газеты писали о спекуляциях и преступности, которые распространяли вокруг себя вьетнамцы. Рассказывали также — но это уж, конечно, не в газетах, а частным образом — о необычайной простоте их сексуальных нравов. Говорили, например, что если где-нибудь в общежитии живут в разных комнатах и на разных этажах три вьетнамца и одна вьетнамка, то вечером последняя обязана обойти своих соотечественников и каждого из них ублажить. И этот порядок осуществляется у них естественно, как у языческих богов или животных.

В ту пору я переходил от молодости к зрелости. Чисто физиологически это выражалось в том, что я бросил курить и потолстел. Я тогда жадничал, хотел подзаработать побольше денег, невесть зачем, и ради этого писал различные дрянные сценарии.

Один достался мне особенно тоскливый, о каком-то забубенном московском институте. Интересы заказчика представлял седой котообразный человек, должностью — профессор. Он говорил быстро, гладко, взгляд не поднимал ни на миг. Я все хотел его рассмотреть, что за глаза у него были, что он в них так прятал. Очень, очень темные. Глаза, я подумал, убийцы (тайного, по неосторожности). Я представил себе, как он коротает вечера в профессорской квартире, и всюду там стоят нераспакованные коробки. А иначе — откуда такие глаза?

Однажды в полдень, в пути (я ехал от вышеописанного заказчика) я понял, что хочу быть вьетнамцем, то есть человеком, который не боится ни боли, ни унижений, спокойно скупает кастрюльки, одеяла. Который плюет на себя (не говоря уж о нас обо всех).

Трамвайный прицепной вагон, в котором находился я, скользил мимо мыльной фабрики. Вдруг он остановился. В вагон вошла работница в ватнике. От нее сильно, тяжело пахло мылом.

Трамвай летел, тормозил, снова летел.

Несколько длинных секунд я понимал, что жизнь ясна мне.

Потом это чувство прошло.


Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • Elena Cheremnych· 2012-01-11 18:28:15
    Ну просто чудо. И счастье.
  • CHUMAX· 2012-01-11 20:05:31
    пойду завтра в книжный...куплю
  • shaporinalubov· 2012-01-20 05:49:17
    Господи. ну зачем же, зачем же он умер !
Все новости ›