У главного чуда мировой литературы точные географические координаты — 55 градусов северной широты и 45 с половиной градусов восточной долготы.

Оцените материал

Просмотров: 9847

«Страна в центре города» и «У Лукоморья», Нью-Йорк и Болдино

Петр Вайль · 17/11/2010
OPENSPACE.RU представляет два эссе из выходящей посмертно книги ПЕТРА ВАЙЛЯ «Слово в пути»

Имена:  Петр Вайль

Фрагмент обложки книги Петра Вайля «Слово в пути»

Фрагмент обложки книги Петра Вайля «Слово в пути»

Книга Петра Вайля «Слово в пути» собрана из эссе, путевых очерков и интервью разных лет. В числе прочего в нее вошли три главы из неоконченной книги «Картины Италии», посвященные художникам Джотто, Симоне Мартини и братьям Лоренцетти. География путешествий Вайля широка: Россия, Италия, Япония, Рио-де-Жанейро, Нью-Йорк, Львов — это далеко не все. Сегодня мы представляем читателям два коротких эссе: о Центральном парке в Нью-Йорке и о Болдине. Книга «Слово в пути» выйдет в издательстве Corpus в начале декабря.


У Лукоморья

У главного чуда мировой литературы точные географические координаты — 55 градусов северной широты и 45 с половиной градусов восточной долготы. Болдино. Сколько ни учи в школе, немыслимо вообразить, что за три месяца — сентябрь, октябрь, ноябрь 1830 года — можно столько написать такого. «Повести Белкина», «Маленькие трагедии», две главы «Евгения Онегина», «История села Горюхина», «Домик в Коломне», «Сказка о попе и работнике его Балде», тридцать стихотворений («Бесы», например, или «Для берегов отчизны дальной...») — так не бывает. Еще ведь письма.

К Большому Болдину (в пяти километрах от него есть и Малое, которым владела тетка поэта Елизавета Львовна) ближе всего из заметных городов Саранск и Арзамас, но стоит отправиться из Нижнего Новгорода. Ведь сам Нижний хорош: чередование холмов и оврагов, мощный краснокирпичный Кремль, жилые дома начала XX века. На главной улице, Большой Покровской, — дивный образец модерна, Государственный банк постройки 1913 года, изнутри весь расписанный по эскизам знаменитого Билибина. Покровка теперь, по примеру Европы, уставлена уличной бытовой скульптурой: городовой, чистильщик обуви, мальчишка-скрипач, барыня с ребенком. У драмтеатра на деревянную скамью уселся чугунный здешний уроженец — Евгений Евстигнеев. Ближе к слиянию Волги и Оки, у подножья Кремля, поставили копию Минина и Пожарского, которая тут выглядит органичнее, чем на Красной площади, и отсюда — лучший, быть может, городской вид во всей России: с перепадами рельефа, башнями, стенами, луковками храмов. В двух минутах оттуда на Кожевенной — та самая ночлежка из горьковской пьесы.

В Болдино стоит отправиться из Нижнего и потому, что дорога спокойна и красива, а названия попутных мест — каждое есть поэма: Ржавка, Утечино, Опалиха, Кстово, Студенец, Холязино... Переезжаешь речку по имени Ежать — вроде с орфографической ошибкой: не то ехать, не то лежать, не то... Речка Пьяна — тут за три года до Куликовской битвы упившееся русское войско во главе с нижегородским князем Иваном Дмитриевичем было перебито отрядом ордынского царевича Арапши. Пьяный князь Иван утонул, а Арапша сжег Нижний. Пили только пиво, брагу и меды, водки еще не знали. Все равновесно: водка, к сожалению, есть, но нет, к счастью, Арапши поблизости.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • meteitil· 2010-11-17 14:18:06
    книга Петра Вайля?! Дайте две!
Все новости ›