Оцените материал

Просмотров: 5550

Темные времена. Болдинская осень

Елена Фанайлова · 17/10/2008
Я объявляю о вступлении в ряды друзей Валерии Новодворской, а Ксюшу Собчак и без меня найдется кому поддержать
Темные времена. Болдинская осень
В русской реальности, по ощущениям организма автора, настала глубокая осень, дурное время, несмотря на любовь к нему солнца нашей поэзии Александра Пушкина, полившего грязью своего задушевного друга Адама Мицкевича после подавления польского восстания в известном специалистам стихотворном тексте. Скоро и часы переведут на темные времена — дурацкая антиевропейская затея, как и все интриги нашей великой и необъятной Родины против остального злобно настроенного к ней мира, кроме по-доброму расположенного Уго Чавеса.

С некоторым даже недоумением перечла собственную колонку о русских победах — эпизод, где Путин с Медведевым из интернет-анекдота говорят друг другу: в футболе победили, пора начинать третью мировую. В символическом смысле это и произошло. Футбольная истерия июня продолжилась военной истерикой августа — сентября. Страна в лице офис-манагеров и водителей маршруток консолидируется в едином порыве (впрочем, манагеры теперь озабочены банковским кризисом и своими кредитами) против грузинских агрессоров. Президент Медведев то двигает войска против провокатора Саакашвили, и в последствиях их действий не могут разобраться не только наши подруги-блондинки, но и ответственные представители международных правозащитных организаций. То он выступает на кремлевской встрече с представителями общественности, среди которых замечены Никита Михалков и руководители религиозных общин, с посланием о том, что прочел в интернете, как Кондолиза Райс его обругала и он с нею не согласен. То он с официального сайта на kremlin.ru разговаривает со своим сетевым и административным народцем ласковым голосом. То он, как лермонтовский ангел или демон, летит на крыльях любви на встречу с героем еврогламура и европопа, автором договора о перемирии Саркози, мужем мур-мур-нежной певицы, во французский город Эвиан, известный офис-манагерам по одноименной безвкусной, но полезной воде, где в очередной раз грозит америце, которой пофиг наша бессмертная русская жалкая душенька, ей бы со своими пещерными разобраться. Люди все это осеннее темное время истерически звонят или посылают мне смс с политическими вопросами: Лена, ответь людям как ангажированный журналист, кто прав, Россия или Грузия? Куда все катится? Товарищи, дружески соопчаю: смотрите блоги инсайдеров. Вынесите на минутку свой мозг за пределы любой агитации, пжлст. Одна прекрасная во всех отношениях брюнетка, случайно встреченная в центре Москвы, сказала, что трудно ей про все это рассуждать, поскольку ей очевидно, что Саакашвили не прав, людей вот только жалко, и грузин, и осетин. Да, дорогая, это не вопрос, это факт. А Медведев, значит, прав. Есть еще и факты рассказов моих тбилисских друзей о том, как они с детьми переживали бомбежки Тбилиси, и факты рассказов моих владикавказских друзей о том, что все лето им было понятно, что война вот-вот начнется. И факт замечания одного близкого мне по жизни брюнета альтернативного поведения, служившего при совке в радиоразведке и давшего подписку о неразглашении тайн. Он сказал, что на месте неоимперцев (а для него нет сомнений, что телодвижения России есть движения по восстановлению империи в прежних границах) он либо остановился бы на границе Грузии, либо молниеносно занял бы ее столицу без потерь среди мирного населения. А так один срам получился.

Моей брюнетке я посоветовала посмотреть в интернете, что происходило за полтора месяца до конфликта на границе с Южной Осетией, а именно — концентрация русских войск и взаимные военные провокации, она смешалась и явно осталась в уме своем при своих ощущениях. У меня есть такое наблюдение, что иррациональный кошмар братоубийственной русско-грузинской любви и отсутствие информации мои знакомые стараются перевести в понятный им психоаналитический режим добра и зла, и даже их интеллектуальные высказывания служат прикрытием для внутреннего определения: я здесь и сейчас со страной или я дегенерат и предатель? Я оправдываю вступление русских войск в Грузию на том основании, что Грузия начала бомбежки Цхинвали (то есть Цхинвала, как теперь принято говорить)? Я, эмоционально, моя персональная тушка, — за концерт Гергиева на развалинах города или я хочу от этого медиасобытия дистанцироваться, как от чего-то малообъяснимого эстетически (для подлинного эстета — этически)? Мои занятия, занятия русского интеллектуала, русского провинциального интеллигента, врача, архитектора, журналиста, историка, математика, — они теперь легитимны или они беззаконны? Я участвую в спонсируемых госструктурами художественных мероприятиях, я ем еду литературных премий, я получаю архитектурные заказы от госчиновников, я подчиняюсь в своей больнице глупым требованиям областной администрации, она же Единая Россия, или я здесь без роду и племени космополит, в девяностые годы признавший, что и здесь можно жить хорошо, потому что в Германии — Израиле — Америке путь мой был неясен, а я верил в то, что моя великая невероятная грандиозная занебесная Родина будет жить, как мне бы хотелось, то есть по законам добра и справедливости; и не надо подтасовок, всем было понятно тогда, в 91-м, что такое добро и справедливость. Я здесь живу, потому что я люблю свою родину, или оттого, что я не уверен, что буду в другой стране пригоден с моим не слишком идеальным знанием языков и конвертируемостью в профессиональной сфере?

Ныне я ем еду телеканалов, захлебываясь пушкинской желчью октября. Я точно буду здесь дегенерат и предатель, и даже, по определению моего товарища, одного из умнейших людей нашего времени переводчика N, беседами с которым были инспирированы прозвучавшие выше вопросы, натуральной демшизой. Я объявляю о вступлении в ряды друзей Валерии Ильиничны Новодворской, а Ксюшу Собчак и без меня найдется кому поддержать. Думаю, что эта политическая осень показывает: с государством и его структурами больше нельзя сотрудничать. Ни в каких формах. И даже русский язык мне больше не надежда и опора, а предатель и ловчила.

Дописываю колонку в тот день, когда Ходорковского отправили в карцер за интервью Акунину в «Эсквайре». Борис Акунин вот тоже неожиданно для меня сказал, что с государством, которое проделывает с людьми такие вещи, ни один уважающий себя человек сотрудничать не должен.

Автор – поэт, сотрудник Русской службы Радио «Свобода»


Еще по теме:
Пятидневная война

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • mosselprom· 2008-10-17 15:44:24
    да, это хорошо сказано. я согласна.
  • smolyak· 2008-10-18 12:31:27
    ну сидите в подвале вместе с в.и.
Все новости ›