Искусство, которое знает свой дальнейший маршрут и следующий пункт назначения, не имеет смысла.

Оцените материал

Просмотров: 9060

Поворотный круг

Михаил Айзенберг · 24/09/2010
Сегодняшние радикальные опыты в поэзии по сути декоративны, и никто их всерьез не воспринимает. Это радикализм средств

Имена:  Владимир Мартынов

©  Jott Sab

Поворотный круг
Иногда полезно взглянуть на чужое искусство, попытавшись при этом освежить взгляд на собственное. Например, прислушаться к тому, что говорит один современный композитор о другом. Сильвестров, утверждает Владимир Мартынов, работает не на высказывании, а на отзвуке, потому что в наше время высказывание дискредитировано как понятие. Дискредитировано и понятие «произведения»: произведение (представление о реальности) сменяется практикой (пребыванием в реальности).

В другое время и в другом месте (в одном из своих недавних интервью) Мартынов упрекает русскую поэзию в том, что «московский концептуализм» был последним откровением в ряду радикальных новаций, и следующего шага поэзия не сделала – просто не решилась. Это серьезное обвинение, на такое следует отвечать.

Можно ответить, что замещения, вроде отмеченных Мартыновым, существуют и в новой поэзии, только здесь они корректируются материалом стиха, его спецификой. Язык и есть наше представление о реальности, поэтому полностью избавиться от своих представительских обязательств не способен. И все же новая поэзия пытается совместить две позиции: как бы наполняет представление – пребыванием, произведение – практикой. В нашем случае – практикой обнаружения реальности.

Но это, конечно, ответ или слишком робкий, или не по существу.

Правда в том, что сегодняшние радикальные опыты в поэзии по сути декоративны и никто их всерьез не воспринимает. Это радикализм средств – вещь тягостная и опустошительная. (Я почему-то вообще не верю в сегодняшний художественный радикализм. Но меня легко поколебать в моем неверии – стоит предъявить хотя бы один убедительный пример.)

Правда и в том, что в самом концептуализме чистота намерений не вполне соответствовала чистоте художественных решений. «Поэт-концептуалист» отчасти оксюморон: ведь поэты – враги любого «готового» языка, а концептуалисты – его сторонние наблюдатели. Подлинный концептуалист (среди поэтов существовавший только в теории) относится к языку как к мертвой натуре и всегда рад остаться в первоначальном убеждении, что тот мертв безусловно и окончательно, а работать с ним нужно как с твердой «готовой вещью». Иначе говоря, концептуализм ищет новую художественную стратегию, а не новую возможность речи, стоящую за языком и предшествующую ему.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:7

  • smirnov_poet· 2010-09-24 15:18:26
    почти вся современная поэзия необязательна, являясь практикой стандартных новых форм без содержания, структурированная ярмарка эмоций/ассоциаций/переживаний, то есть она не говорит о сегодняшнем, не говорит о вневременном, она не изменяет, а потрафляет, вроде легкого наркотика, почувствовать котороый могут лишь гиперчувствительные персоны
  • nugatovv· 2010-09-24 22:08:42
    А я почему-то вообще не верю в сегодняшний художественный конверватизм. Но меня легко поколебать в моем неверии – стоит предъявить хотя бы один убедительный пример.

    "Радикализм - стремление доводить политические или иное мнение до его конечных логических и практических выводов, не мирясь ни на каких компромиссах". (Брокгауз и Ефрон)

    Стало быть, полумеры и компромиссы убедительнее последовательности?

    Малоубедительно.
  • yok· 2010-09-24 22:48:19
    Очень интересно, но Айзенберг, как поэт традиционный, не может принять чужие стратегии, это просто помешает ему писать. Было бы правильно попросить высказаться и лидеров других направлений: с одной стороны Бирюкова, с другой Свету Литвак или Нугатова и т.д.
Читать все комментарии ›
Все новости ›