Текст и состоит из этого воздуха, полного возгласов, окликов, откликов… В этом его очарование: ты попадаешь в лес голосов – так перекликаются разные поэтики

Оцените материал

Просмотров: 9018

Китайская грамота

Михаил Айзенберг · 07/01/2010
Поэт существует и работает в слое значений, образовавшихся внутри самой поэзии

Имена:  Андрей Поляков

©  Getty Images / Fotobank

Китайская грамота
Новая книга симферопольского поэта Андрея Полякова называется «Китайский десант». Нет, это не геополитический прогноз. В первом же стихотворении-эпиграфе книги есть строчка: «действие станет бессонным Китаем!» Это прямая подсказка, точнее, отсылка: «Я думал и понял. Мы все это знаем,/ что действие стало бессонным китаем, / что умерли действия, лежат мертвецами» (А. Введенский).

Далеко не вся русская поэзия нового времени — поэзия «после Введенского». Невозможно назвать нашего современника, вполне усвоившего этот запредельный опыт, и не так много авторов всего лишь приняли его во внимание.

Поляков точно из их числа. Как увлеченный следопыт, он старается идти по всем следам одновременно, но при переходе в новое время (за рубеж пятидесятых годов прошлого века) их число резко сокращается. Это отступление к истокам больше напоминает наступление.

Полноправное присутствие чужих голосов в книге — второе объяснение ее названия (для тех, кто помнит, что вся китайская поэзия построена на реминисценциях).

               ведь в Китае, бывает,
               болит от дождя голова,
               и в далёком за чаем
               вечернем Китае
               полюбовно болеют,
               играют
               в золотистые ласточек-дочек,
               в дорогие чаинок
               слова.

               А ты думал за чаем,
               что нет,
               не играют в слова?
               Уверяю тебя,
               что, конечно,
               читатель,
            играют! И глазами,
            как дочки и птицы,
               друг другу
               моргают

Эти мандельштамовские ласточки-дочки разлетелись по всей книге. Поэт существует и работает в слое значений, образовавшихся внутри самой поэзии. Начиная с шестидесятых, что ли, годов идет повторная колонизация этой области, и Поляков производит что-то вроде подушной переписи.

«Чья лодка, вóлнами / шурша, как листьями». А действительно — чья? Мандельштама, разумеется, но понимаешь это почему-то не сразу. В книге множество полустертых, переиначенных и присвоенных цитат, чье авторство двоится, троится… Мандельштам, Хлебников, Введенский, Набоков, Аронзон, Бродский начинают казаться одним автором. Выпав из точной поэтической формулы, потеряв свой эпиграмматический характер, их строчки стали почти неузнаваемы, почти анонимны. Эти освобожденные от говорящего слова — общие и ничьи.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • www_stikh_com· 2010-01-08 16:12:07
    если убрать слова никудышного поэта то получится превоСходная поэзия
  • osyaman· 2010-01-08 20:35:12
    так перекликаются разные поэтики
    ну и что
    закадровый смех
    так щумит пересоставленный на молекулярном уровне стиховой воздух
    ну и что
    закадровый смех

    в бытии то ещо участвуем или мир вещей отринув в небо зрим?
  • lesgustoy· 2010-02-02 16:49:42
    а не различающий цитат читатель
    сможет прочесть книгу полякова
    не возопив о скуке подколодной?

    поляков-то хорош
    да китай подутомил

    свободу тибету!
Все новости ›